Александр Александрович Генис

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

Александр Александрович Генис (род. 11 февраля 1953, Рязань) — американский писатель, эссеист, литературовед, критик, радиоведущий.

Цитаты[править]

  • С годами дружба становится менее необходимой и более ценной.
  • Россия — страна, где любят унижать и унижаться.
  • Даже когда жизнь ужасна, мир прекрасен.
  • Простота чревата плоскостью, сложность — декоративностью.
  • Чем беднее страна, тем богаче её рынки — отсталая экономика не терпит посредников.
  • Самый ценный продукт Америки — оптимизм.
  • В колонии светские ритуалы соблюдают с большей ревностью, чем в метрополии.
  • Спортивное состязание – кратчайший путь к свободе от социального или интеллектуального неравенства.
  • Ирония выдаёт рецепты неуязвимости в повседневной жизни, защищая человека от звериной серьёзности.
  • От скольких бед нас спасает ирония, и как тяжела судьба людей прямо взирающих на вещи.
  • Мы творим историю по своему подобию.
  • Человека проще убить, чем остановить, даже ненадолго.
  • Символ — это равновесие формы и содержания. (Аверинцев)
  • Увеличивая количества данных, мы сужаем горизонт предсказуемости.
  • Страдание неизбежно, ибо мы хотим большего, чем нам может дать мир.
  • Счастливые дни — те, что мы прожили, не заметив.
  • Книги учат нас лишнему, зато отвлекают от главного.
  • Кому выгодно — тот и виноват.
  • Чем короче путешествие от земли к столу, тем вкуснее обед.
  • Тело древнее ума, а значит и мудрее его.
  • Для демократии часто дождь страшнее танков.
  • Лишившись своих дел пенсионеры с азартом занимаются общими.
  • Бездействие — залог целостности, как золотой запас.
  • Для русских писателей ностальгия безопаснее пребывания на родине.
  • Многоточие венчает не недосказанную, а недоношенную мысль.
  • Следует тратить больше сил не на то чтобы помочь, а на то, чтобы не мешать.
  • «Он такой мягкий, как дерьмо.»
  • Точность — первый признак гения.
  • Добавляя детали, мы только уменьшаем сходство.
  • На вопрос «Какова глубина мирового океана?» отвечает сорока страницами убористого текста.
  • Любовь к берёзам торжествует за счёт любви к человеку.
  • Сомнительный объект любви выигрывает от разлуки и проигрывает от встречи.
  • Неподкупность больше волнует тех, кого не покупают.
  • Шарлатаном является всякий, кто не может объяснить шестилетнему ребёнку, чем он занимается.
  • Мы можем прочесть лишь то, что и сами уже знаем.
  •  

Освобождённые от законов рынка, интеллигенты жили в вымышленном, иллюзорном мире. Внешняя реальность, принимая облик постового, лишь изредка забредала в эту редакцию, жившую по законам «Игры в бисер». Здесь рождались странные, зыбкие, эзотерические феномены, не имеющие аналогов в другом, настоящем мире».[1][2][3]

  — «Cовок», до 1993

О Генисе и его произведениях[править]

  •  

Александр Генис часто употребляет такие выражения, как «подлинная жизнь», «реальность», «настоящий мир», что делает его рассуждения довольно забавными. Получается, что от совков, так подробно описанных в его статье «Cовок», он отличается только тем набором галлюцинаций, которые принимает за реальность сам.

  Виктор Пелевин, «Джон Фаулз и трагедия русского либерализма», 1993

Примечания[править]

  1. Александр Генис. «Совок» // Независимая газета. — какой-то номер от 1990 до 1993 г. (нет в электронном архиве газеты)
  2. Цит. по: Виктор Пелевин «Джон Фаулз и трагедия русского либерализма».
  3. Б. М. Парамонов. Коан Россия // Радио Свобода. — 05.03.2008.