Маятник Фуко

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

Маятник Фуко (итал. Il pendolo di Foucault) — второй роман итальянского писателя, профессора семиотики Болонского университета Умберто Эко. Впервые был опубликован на итальянском в 1988 году. «Маятник» представляет собой блестящий пародийный анализ историко-культурной сумятицы современного интеллигентского сознания, предупреждение об опасности умственной неаккуратности, порождающей чудовищ. Роман остро полемизирует с современными эзотерическими учениями, с Каббалой, алхимией и теориями заговора. Название книги происходит из фактического маятника, разработанного в 1851 году французским физиком и астрономом Леоном Фуко.

Цитаты[править]

  • Каждое утро за бритьём мы глядим в глаза Двойнику, обречённому пожизненному левше, Казобон, Кетер, глава 2.
  • Наибольшее воспитательное значение для ребёнка имеет то, что он слышит от родителей, когда они его не воспитывают; роль второстепенного огромна, Казобон, Бина, глава 7.
  • Недоверчивость не исключает любопытства, Казобон, Бина, глава 7.
  • Господь Бог в штатском, Якопо Бельбо, Бина, глава 11.
  • Бог создал мир с помощью слова «Да будет свет». Подробности в Послании к Фессалоникийцам, Якопо Бельбо и Диоталлеви, Бина, глава 13.
  • Как известно, закрытые институты всегда змеюшник, Якопо Бельбо, Бина, глава 13.
  • В непредсказуемости красота войны, Казобон, Бина, глава 13.
  • Мир — это доброкачественная загадка, которую наше сумасшествие делает ужасной, ибо старается разрешить её исходя из собственных представлений, Казобон, Бина, глава 14.
  • В издательства стекается вся глупость мира, Диоталлеви, Бина, глава 20.
  • Студент всегда выглядит подозрительнее, нежели выпускник университета, Казобон, Бина, глава 22.
  • Не успевши выбрести из сумерек средневековья, люди внецерковного современного мышления не нашли ничего лучшего, чем ухватиться за Каббалу и чародейство, Казобон, Хесед, глава 25.
  • Она часто из самолюбия прикидывалась светской дурой, Казобон, Хесед, глава 26.
  • Мудр не тот, кто отвергает, тот мудр, кто отбирает и сочетает проблески света, откуда бы они не исходили, Алье, Хесед, глава 26.
  • Время — изобретение Запада, Алье, Гевура, глава 57.
  • Десять заповедей придумано потому, что когда священник объясняет Писание, у него как раз хватит пальцев для загибания, Лия, Гевура, глава 63.
  • Сколько евреев среди ваших авторов? — Мы не смотрим в штаны нашим авторам, Салон — Казобон, Тиферет, глава 78.
  • Ищем не объекты для обладания, а субъекта, который нами обладает, Якопо Бельбо, Тиферет, глава 105.
  • Даже при отсутствии гения воображение всегда творительно, Казобон, Год, глава 114.
  • В отроческую пору все писали стихи, настоящие поэты потом уничтожили стихи этого периода, а плохие их опубликовали, Казобон, Йесод, глава 118.
  •  

Заговор, если он должен быть заговором, секретен. Должен быть секрет, зная который, мы излечимся от фрустрации, потому что либо этот секрет приведет нас к спасению, либо знание этого секрета для нас отождествляется со спасением. Но существует ли столь сиятельный секрет?
Существует, при условии чтоб нам не знать его никогда. Разоблаченный, он разочарует нас, и только. Разве не говорил Алье о тяготении к таинственности, переполнявшем собой эпоху Антонинов? А ведь как раз незадолго до того явился некто, кто заявил о себе как о сынове Божием, который воплотился и искупает грехи человеческого рода. Мало ли этого? И обещал каждому спасение, достаточно только полюбить ближнего. Мало ли такой тайны? И в приписке к завещанию сообщал еще, что любой, кто сумеет произнести правильные слова в правильное время, сможет претворить кусок хлеба и полстакана вина в плоть и кровь сына Божия и питаться тем, что получит. Такая загадка не заслуживала бережного отношения? И побуждал отцов церкви предположить, а впоследствии и провозгласить, что Господь одновременно и един и тройствен, и что Дух нисходит от Отца и Сына, а вовсе не Сын от Отца и Духа. Что это, фразочка для иликов? ...как так, больше нету секретов? — §118

  • Высшая мудрость состоит в том, чтобы знать, что ты узнаешь всё на свете слишком поздно. Всё становится понятно тогда, когда нечего понимать, Казобон, Мальхут, глава 120.

Перевод[править]

Е. А. Костюкович, 1995.