Николай Коперник

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Nikolaus Kopernikus.jpg

Никола́й Копе́рник (польск. Mikołaj Kopernik, нем. Nikolaus Kopernikus, лат. Nicolaus Copernicus; 1473 — 1543) — польский и прусский астроном, математик, экономист, каноник. Положил начало первой научной революции, разработав гипотезу гелиоцентрической системы мира на основе пифагорейского принципа равномерных круговых движений.

Цитаты[править]

  •  

Если уж издавать трактат — надо в предисловии сказать все, что я думаю о праве ученого искать истину! И о праве невежд судить ученого!…[источник?]

  •  

Я предпочитаю довольствоваться тем, за верность чего могу поручиться.[источник?]

«О вращениях небесных сфер»[1][править]

Copernican heliocentrism.jpg
  •  

Μηδεὶς ἀγεωμέτρητος εἰσίτω — «Пусть не входит никто, не знающий геометрии» — надпись над входом в Платоновскую Академию.

  — Эпиграф
  •  

Прежде всего мы должны заметить, что мир является шарообразным или потому, что эта форма совершеннейшая из всех и не нуждается ни в каких скрепах и вся представляет цельность, или потому,что эта форма среди всех других обладает наибольшей вместимостью, что более всего приличествует тому, что должно охватить и сохранить всё, или же потому, что такую форму, как мы замечаем, имеют и самостоятельные части мира, именно Солнце, Луна и звезды; или потому, что такой формой стремятся ограничить себя все предметы, как можно видеть у водяных капель и других жидких тел, когда они хотят быть ограничены своей свободной поверхностью. Поэтому никто не усомнится, что такая форма придана и божественным телам. — Книга первая, глава I

  •  

Итак, Земля не является плоской, как думали Эмпедокл и Анаксимен, ни тимпанообразной, как считал Левкипп, ни ладьеобразной, как у Гераклита, ни как-нибудь иначе вогнутой, как у Демокрита; точно так же она не цилиндрическая как у Анаксимандра, и не опускается вглубь бесконечной толщиной, как считал Ксенофан, а абсолютно кругла, как учат философы. — Книга первая, глава III

  •  

Мнение, что Земля вращается и даже имеет несколько движений и является одной из планет, как говорят, высказывал пифагореец Филолай, незаурядный математик, ради посещения которого Платон не замедлил отправиться в Италию, как передают описывавшие жизнь Платона. — Книга первая, глава V

  •  

Должно скорее следовать мудрости природы, которая как бы больше всего боится произвести что-нибудь излишнее или бесполезное, но зато часто одну вещь обогащает многими действиями. — Книга первая, глава X

  •  

В середине всего находится Солнце. Действительно, в таком великолепнейшем храме кто мог бы поместить этот светильник в другом и лучшем месте, как не в том, откуда он может одновременно все освещать. Ведь не напрасно некоторые называют Солнце светильником мира, другие — умом его, а третьи — правителем. Гермес Трисмегист называет его видимым богом, а Софоклова Электра — всевидящим. Конечно, именно так Солнце, как бы восседая на царском троне, правит обходящей вокруг него семьей светил. Также и Земля не лишается обслуживания Луной, но, как говорит Аристотель в книге «О животных», Луна имеет наибольшее сродство с Землей. В то же время Земля зачинает от Солнца и беременеет каждый год.
Таким образом, в этом расположении мы находим удивительную соразмерность мира и определенную гармоничную связь между движением и величиной орбит, которую иным способом нельзя обнаружить. — Книга первая, глава X

Цитаты о Копернике[править]

  •  

Господин доктор, мой наставник, написал шесть книг, в которых он охватил всю астрономию, по примеру Птолемея объясняя и доказывая отдельные вещи математическим и геометрическим методом.
Первая книга содержит общее описание мира и основные положения, опираясь на которые он принял на себя труд объяснить и удовлетворить наблюдениям для всех времен. К ним он добавил из учения о синусах и плоских и сферических треугольниках все то, что он считал необходимым для своего труда.
Вторая книга говорит о теории первого движения и о том, что он счел нужным рассказать в этом месте о неподвижных звездах.
Третья — о движении Солнца. Так как опыт научил его, что величина года, отсчитываемого от равноденствий, зависит и от движения неподвижных звезд, то в первой части этой книги он с правильным расчетом и с мастерством поистине божественным показывает, как нужно определять движения неподвижных звезд и перемещения точек равноденствий и солнцестояний.
Четвертая книга трактует о движениях Луны и затмениях.
Пятая — о движениях остальных планет.
Шестая — о широтах.[1]«О книгах вращения Николая Коперника первое повествование» (1540)

  — Георг Иоахим Ретик
  •  

Солнечная система Коперника в течение трехсот лет оставалась гипотезой, в высшей степени вероятной, но все-таки гипотезой. Когда же Леверье на основании данных этой системы не только доказал, что должна существовать еще одна, неизвестная до сих пор, планета, но и определил посредством вычисления место, занимаемое ею в небесном пространстве, и когда после этого Галле действительно нашел эту планету, система Коперника была доказана.[2]

  Фридрих Энгельс
  •  
Коперник. Беседа с Богом. Ян Матейко, 1873.
Одним из самых ярких явлений эпохи Ренессанса в традиционных изложениях обычно представляется гелиоцентрическая система Коперника и учение о бесконечных мирах Джордано Бруно.

Годы жизни Николая Коперника (1473 — 1543) и год выхода в свет его главного труда «Об обращении небесных сфер» (написанного в 1542 г. и изданного в год смерти автора) настолько бесспорно относятся к эпохе Ренессанса, что никому даже и в голову не придет рассуждать о полной противоположности системы Коперника мировоззрению Ренессанса. Тем не менее, как мы считаем, открытие Коперника было передовым и революционным событием для последующих веков, но для Ренессанса это было явлением не только упадка, но даже возрожденческого самоотрицания.
Дело в том, что Ренессанс выступил в истории западной культуры как эпоха возвеличения человеческой личности, как период веры в человека, в его бесконечные возможности и в его овладение природой. Но Коперник и Бруно превратили землю в какую-то ничтожную песчинку мироздания, а вместе с тем и человек оказался несравнимым, несоизмеримым с бесконечным пространством, темным и холодным, в котором лишь кое-где оказывались мелкие небесные тела, тоже несравнимые по своим размерам с бесконечностью мира. Возрожденец любил созерцать природу вместе с неподвижной землей и вечно подвижным небесным сводом. Но теперь оказалось, что Земля — это какое-то ничтожество, а никакого неба и вообще не существует. Возрожденческий человек проповедовал могущество человеческой личности и свою связь с природой, которая была для него образцом его творений, а сам он тоже старался в своем творчестве подражать природе и ее создателю — Великому художнику. Но вместе с великими открытиями Коперника, Галилея, Кеплера все это могущество человека рухнуло и рассыпалось в прах. И то, что гелиоцентризм вовсе не возрожденческая идея, доказывается тем, что только Ньютон в XVII в. логически завершил великое деяние указанных гениальных умов, без какового завершения их открытия все-таки оставались наивным началом великого дела.
При этом очень важно отдавать себе отчет в том, что гелиоцентризм и бесконечное множество миров не просто противоречили эстетике Ренессанса. Они были именно ее самоотрицанием. — Лосев Α. Φ. Эстетика Возрождения. Исторический смысл эстетики Возрождения. М.: Мысль, 1998. С. 559-560.

  А. Ф. Лосев

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 Коперник Н. О вращениях небесных сфер. М.: Наука, 1964.
  2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., изд. II, т. 21, стр. 284.

Ссылки[править]