Платон

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Plato Pio-Clemetino Inv305.jpg

Плато́н (др.-греч. Πλάτων — «широкий», настоящее имя Аристокл (Αριστοκλής), 428 или 427 — 348 или 347 до н. э.) — древнегреческий философ, ученик Сократа, учитель Аристотеля.

Цитаты[править]

Диалоги[править]

См. Категория:Диалоги Платона

  •  

[В государствах] заключены два враждебных между собой государства: одно — бедняков, другое — богачей; и в каждом из них опять-таки множество государств. — «Государство», IV, 422e—423a

  •  

Пока в государствах не будут царствовать философы, либо <...> нынешние цари и владыки не станут благородно и основательно философствовать и это не сольется воедино — государственная власть и философия, <...> до тех пор <...> государствам не избавиться от зол. — «Государство», V, 473c-d

  •  

В образцово устроенном государстве жены должны быть общими, дети — тоже, да и все их воспитание будет общим. — «Государство», VIII, 543a

  •  

Греки расселись по берегам Средиземного моря, как лягушки вокруг болота. — «Федон», 109b (как слова Сократа). Точная цитата: «Мы теснимся вокруг нашего моря, словно <...> лягушки вокруг болота».

Письма[править]

По Диогену Лаэртскому[1][править]

  •  

Музам Киприда грозила: «О девушки! Чтите Киприду,
Или Эрота на вас, вооружив, я пошлю!»
Музы Киприде в ответ: «Аресу рассказывай сказки!
К нам этот твой мальчуган не прилетит никогда». — Стихи Платона

  •  

Не всё то к лучшему, что на пользу лишь тирану, если тиран не отличается добродетелью.

  •  

Слаще всего — слышать истину (вариант: «говорить истину»).

Другое[править]

  •  

Благодарю судьбу за то, что я родился человеком, а не бессловесным животным; эллином, а не варваром; а также за то, что жить мне пришлось во времена Сократа. — Слова умирающего Платона, согласно Плутарху ("Гай Марий", 46)

Без источника[править]

  • Бедность заключается не в уменьшении имущества, а в увеличении ненасытности.
  • Богатство развратило душу людей роскошью, бедность вскормила страданием и довела до бесстыдства.
  • В своих бедствиях люди склонны винить судьбу, богов и всё, что угодно, но только не себя самих.
  • Время уносит всё; длинный ряд годов умеет менять и имя, и наружность, и характер, и судьбу.
  • Высокие вещи должны вмещать и низкие, хотя и в другом состоянии.
  • Гимнастика есть целительная часть медицины.
  • Глупца можно узнать по двум приметам: он много говорит о вещах для него бесполезных и высказывается о том, про что его не спрашивают.
  • Книга — немой учитель.
  • Любимое часто ослепляет любящего.
  • Очень плох человек, ничего не знающий, да и не пытающийся что-нибудь узнать. Ведь в нём соединились два порока.
  • Политика — это искусство жить вместе.
  • Понимать, что справедливо, чувствовать, что прекрасно, желать, что хорошо, — вот цель разумной жизни.
  • Разумный наказывает не потому, что был совершён проступок, а для того, чтобы он не совершался впредь.
  • Речь истины проста.
  • Справедливость — вот добродетель душ великих.
  • Стараясь о счастье других, мы находим своё собственное.
  • Тесная дружба бывает у сходных меж собою людей.
  • Только мертвец увидит конец войны.
  • Угождать во имя добродетели прекрасно во всех случаях.
  • Хорошее начало — половина дела.
  • Человек любящий божественнее человека любимого.
  • Человек — беспёрое двуногое существо (с плоскими ногтями).
  • Бог в нас самих.


Цитаты о Платоне[править]

  •  

Знанием меры и праведным нравом отличный меж смертных,
Оный божественный муж здесь погребен Аристокл.
Если кому из людей достижима великая мудрость,
Этому — более всех: зависть — ничто перед ним. — Эпитафия на гробнице Платона. Диоген Лаэртский. Жизнь, учения и изречения знаменитых философов. Кн. III Платон

  •  

Он [Платон] соединил учения Гераклита, Пифагора и Сократа: о чувственно воспринимаемом он рассуждал по Гераклиту, об умопостигаемом — по Пифагору, а об общественном — по Сократу. — Жизнь, учения и изречения знаменитых философов. Кн. III Платон

  Диоген Лаэртский
  •  

Вся философия — лишь примечание к Платону. — Парафраз Альфреда Уайтхеда (Alfred North Whitehead, Process and Reality: An Essay in Cosmology (1929), Pt. II, ch. 1, sec. 1)

 

The safest general characterization of the European philosophical tradition is that it consists of a series of footnotes to Plato.

  •  

Платон мне друг, но истина дороже. — Парафраз «Никомаховой этики» (1096a15): «Ведь хотя и то и другое [т. е. Платон и истина] дорого, долг благочестия — истину чтить выше».

 

Amicus Plato, sed magis amica veritas

  — Аристотель
  •  

Имя Платона является не просто известным, значительным или великим. Тонкими и крепкими нитями философия Платона пронизывает не только мировую философию, но и мировую культуру. В европейской истории после Платона еще не было ни одного столетия, когда не спорили бы о Платоне <...>
Таким образом, секрет тысячелетней значимости Платона заключается не в буквальном содержании его философии и проповедуемой им морали и не в буквальной направленности его научных, религиозных, эстетических или социологических теорий. Передовые мыслители всегда производили здесь самый беспощадный анализ платонизма. Но и при самом беспощадном анализе платонизма, после исключения из него всей архаики и музейности в нем все же оставалось немало ценного. Конструктивно-логические принципы, проповедь самоотверженного служения идее, пафос мировой гармонии, принципиальный антисистематизм и антидогматизм, беспокойный драматический диалог и язык — вот в чем разгадка тайны тысячелетней значимости Платона. — Платон. Сочинения в четырех томах. Т. 1. СПб., 2006. С. 5, 74

  А. Ф. Лосев
  •  

У Сократа был только один достойный последователь — его старый друг Антисфен, последний представитель Великого поколения. Платон, самый одаренный из его учеников, оказался и самым неверным из них. Он предал Сократа точно так же, как предали его и дяди Платона. Эти не только предали его, но еще и пытались сделать соучастником своей политики террора. Однако не преуспели в этом, поскольку он оказал им сопротивление. Платон попытался вовлечь Сократа в свою грандиозную попытку построения теории задержанного общества. И ему это удалось без труда, поскольку Сократ был уже мертв.
Я, конечно, знаю, что это суждение покажется чересчур резким даже тем, кто критически относится к Платону. Однако трудно вынести другой приговор, если посмотреть на «Апологию Сократа» и «Критона» как на последнюю волю Сократа и если сравнить это его завещание с завещанием Платона — «Законами». Сократ был осужден, но его смерть не планировалась инициаторами обвинения. Платоновские «Законы» восполняют это отсутствие преднамеренности. Свободная мысль, критика политических институтов, обучение юношей новым идеям, попытки ввести новый религиозный культ или даже только мнения — все это Платон объявил серьезными преступлениями Сократа. В платоновском государстве Сократу никогда не была бы предоставлена возможность защищать себя публично. Он просто был бы доставлен в секретный Ночной совет с целью «лечения» его больной души и в конце концов ее сурового наказания.
<...>
То, что нам следует извлечь из Платона, в точности противоположно тому, что он пытался преподать нам. И этот урок не следует забывать. Бесспорно, платоновский социологический диагноз превосходен, но предложенная им теория еще хуже, чем то зло, с которым он пытался бороться. Остановка политических изменений не дает средства лечения болезни. Она не может принести счастья. Мы никогда не сможем вернуться к мнимой невинности и красоте закрытого общества. <...> перед нами только один путь — путь в открытое общество. — Открытое общество и его враги. Ч. I: Чары Платона. М., 1992. С. 241, 247-248

  Карл Поппер

Примечания[править]

  1. Диоген Лаэртский. Жизнь, учения и изречения знаменитых философов. Кн. III Платон