Ханс Кристиан Андерсен

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

Ханс Кристиан Андерсен (или Ганс Христиан, дат. Hans Christian Andersen; 1805 — 1875) — датский писатель и поэт.

Краткие цитаты[править]

  •  

Всяк хорош по-своему! Не всем же быть благородными, надо кому-нибудь и дело делать, как говорится!

  •  

Где не хватает слов, говорит музыка.

  •  

Да ведь король-то голый!

  •  

Жизнь каждого человека это сказка написанная пальцами Бога.

  •  

Жизнь моя настоящая сказка, богатая событиями, прекрасная! Если бы в ту пору, когда я бедным, беспомощным ребёнком пустился по белу свету, меня встретила на пути могущественная фея и сказала мне: «Избери себе путь и дело жизни и я, согласно с твоими дарованиями и по мере разумной возможности, буду охранять и направлять тебя!» и тогда жизнь моя не стала бы лучше, счастливее, радостнее.

  •  

Жизнь сама по себе является самой прекрасной сказкой.

  •  

Жизнь, как красивая мелодия, только песни перепутались.

  •  

И в щепке порою скрывается счастье!

  •  

Каждую вещь следует называть её настоящим именем, и если боятся это делать в действительной жизни, то пусть не боятся хоть в сказке![1]

  •  

Когда отдаляешься от гор, только тогда видишь их в подлинном обличии, так же и с друзьями.

  •  

Любовь — это страстное желание, а удовлетворенное желание проходит.

  •  

Меня сделали писателем песни отца и речи безумных.

  •  

Моя жизнь прекрасная история, счастливая и полная инцидентов.

  •  

Не беда появиться на свет в утином гнезде, если ты вылупился из лебединого яйца!

  •  

Нет более опасного оружия против чёрта, чем чернила и книгопечатание: они когда-нибудь окончательно сживут его со света.

  •  

Приносить пользу миру — это единственный способ стать счастливым.

  •  

Путешествие редко расширяет сознание.

  •  

Ради красоты и потерпеть не грех.

  •  

Сказка — это то золото, что блестит огоньком в детских глазках.

  •  

Слёзы — вот драгоценнейшая награда для сердца певца.

  •  

У меня масса материала, иногда мне кажется, будто каждый забор, каждый маленький цветок говорит: «Взгляни на меня, и тебе откроется история всей моей жизни!» И стоит мне так сделать, как у меня готов рассказ о любом из них.

  •  

Я желаю тебе добра, потому и браню тебя — так всегда узнаются истинные друзья!

Цитаты из произведений[править]

  •  

— Тише ты! Она ещё проснётся, пожалуй, да убежит от нас, — сказала старуха жаба. — Она ведь легче лебединого пуха! Высадим-ка её посередине реки на широкий лист кувшинки — это ведь целый остров для такой крошки, оттуда она не сбежит, а мы пока приберём там, внизу, наше гнёздышко. Вам ведь в нём жить да поживать.
В реке росло множество кувшинок; их широкие зелёные листья плавали по поверхности воды. Самый большой лист был дальше всего от берега; к этому-то листу подплыла жаба и поставила туда ореховую скорлупу с девочкой.
Бедная крошка проснулась рано утром, увидала, куда она попала, и горько заплакала: со всех сторон была вода, и ей никак нельзя было перебраться на сушу!
А старая жаба сидела внизу, в тине, и убирала своё жилище тростником и жёлтыми кувшинками — надо же было приукрасить всё для молодой невестки!

  — «Дюймовочка», 1835
  •  

В чаще лопуха было так же глухо и дико, как в густом лесу, и вот там-то сидела на яйцах утка. Сидела она уже давно, и ей порядком надоело это сидение, её мало навещали: другим уткам больше нравилось плавать по канавкам, чем сидеть в лопухе да крякать с нею.

  — «Гадкий утёнок»
  •  

Смотрел, как переплывал реку дикий буйвол; течение увлекало его с собой, и он плыл вниз по реке вместе со стаей диких уток, но те вспорхнули на воздух перед самым водопадом, а буйволу пришлось полететь головой вниз; это мне понравилось, и я сыграл такую бурю, что вековые деревья поплыли по воде и превратились в щепки.

  — «Райский сад»
  •  

Ну, теперь всё сказано! Я могу только прибавить, что, глядя на моего отца, восседающего на колеснице смерти, укутанного в длинный, широкий чёрный плащ, в обшитой чёрными каймами треуголке на голове, глядя на его весёлое, круглое, как солнце, смеющееся лицо, никому и в голову не шли скорбные мысли о смерти и похоронах. Лицо моего отца так и говорило: «Пустяки, всё обойдётся лучше, чем думают!»
Так вот, от него-то я и унаследовал свой весёлый нрав и привычку посещать кладбище; это очень приятная прогулка, если только предпринимаешь её в хорошем расположении духа.

  — «Весёлый нрав»
  •  

Мальчик посмотрел; крышка чайника начала приподыматься, и из-под неё выглянули свежие беленькие цветочки бузины, затем выросли и длинные зелёные ветви. Они росли даже из носика чайника, и скоро перед мальчиком был целый куст; ветви тянулись к самой постели и раздвигали занавески. Как славно цвела и благоухала бузина! Из зелени её выглядывало ласковое лицо старушки, одетой в какое-то удивительное платье, зелёное, как листья бузины, и всё усеянное белыми цветочками. Сразу даже не разобрать было — платье ли это, или просто зелень и живые цветочки бузины.
— Что это за старушка? — спросил мальчик.
Римляне и греки звали её Дриадой! — сказал старичок. — Но для нас это слишком мудрёное имя, и в Новой слободке ей дали прозвище получше: Бузинная матушка. Смотри же на неё хорошенько да слушай, что я буду рассказывать!

  — «Бузинная матушка», 1844
  •  

Перед нами переполненный зрителями амфитеатр; «Облака» Аристофана отравляют толпу ядом остроумного издевательства. Со сцены осмеивают — и с нравственной, и с физической стороны — замечательнейшего мужа Афин, спасшего народ от тридцати тиранов, спасшего в пылу битвы Алкивиада и Ксенофонта, осмеивают Сократа, воспарившего духом выше богов древности. Сам он тоже в числе зрителей. И вот, он встаёт с своего места и выпрямляется во весь рост, — пусть видят хохочущие Афиняне, похожа ли на него карикатура. Твёрдо, несокрушимо стои́т он, возвышаясь надо всеми.
Сочная, зёленая, ядовитая цикута! Тебе служить эмблемою Афин, а не оливковой ветви!
Семь городов спорили о чести считаться родиной Гомера — после его смерти. А при жизни? Он проходил эти города, распевая свои песни ради куска хлеба; волоса его седели при мысли о завтрашнем дне! Он, могучий провидец, был слеп и одинок! Острый тёрн рвал в клочья плащ царя поэтов.

  — «Тернистый путь славы», 1855

Поэтические цитаты[править]

  •  

В венок себе вплетая бруснику, бересклёт,
Идёт она и песню весёлую поёт;
Срывает для букета сосну, и дуб, и клён
И дёргает берёзы, как вереск или лён.

  — «Дочь великана», (пер. Николая Аксакова), 1830
  •  

К дому причётника пышный склоняется бук.
Старец под буком; с ним дети, ягнята и птицы
Дружной семьёю… Пушистая шкура лисицы
Сохнет, повешена кем-то на сук.

  — «Вечер» («Солнце садится, и небо алеет закатом…»), 1830
  •  

Где ткёт весна узорные ковры
Пестрей, чем здесь — богаче и душистей?
Где светит месяц ярче и лучистей,
Где тёмный бук разбил пышней свои шатры?..

  — «Дания — моя Родина», 1849
  •  

Высоко́ держал, как знамя,
Я кудрявую главу!
Соков жизненное пламя
Ствол делил с детьми-ветвями,
Разодетыми в листву.

  — «Бук», ~ 1840-е

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Андерсен Г.-Х. Сказки и истории. Т. 2. / пер. с дат. - Л., 1969. - С. 431.