Харви Милк

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Харви Милк (англ. Harvey Milk, 22 мая 1930 — 27 ноября 1978) — американский политик и первый открытый гей, избранный на политический пост в США в качестве члена городского наблюдательного совета Сан-Франциско, Калифорния.

Цитаты[править]

Магнитофонная запись 18 ноября 1977[править]

  • Это Харви Милк, я делаю эту запись в магазине фототоваров вечером в пятницу, 18 ноября. Прослушать только в случае моей насильственной смерти. Я полностью отдаю себе отчет, что человек, который отстаивает то, что отстаиваю я, активист, гей-активист, становится целью или потенциальной целью для кого-то, кто не уверен, напуган, боится, или просто психически неуравновешен. Я знаю, что могу быть убит в любой момент, в любое время, для меня важно, чтобы люди узнали мои мысли. Итак, это мои мысли, мои напутствия, мои пожелания, я хочу записать их, чтобы их могли прослушать люди.
  • Я никогда не считал себя кандидатом. Я всегда считал себя частью движения, частью команды. Я считал движение кандидатом. Я думаю, что есть разница между теми, кто использует движение, и теми, кто является частью движения. Мне кажется, я всегда был частью движения. Мне жаль, что у меня не хватало времени, чтобы объяснить всё, что я делал. Почти всё, что я делал, было сделано во имя гей-движения.
  • Другой аспект этой записи касается того, что должно произойти в случае моей насильственной смерти. Я не смогу избавить людей от чувства гнева, горечи или ярости, но я надеюсь, что они используют эту горечь и эту ярость не для того, чтобы это демонстрировать или что-нибудь в этом роде, я надеюсь, что они придут к власти, я хочу надеяться, что пять, десять, сто, тысяча человек поднимутся. Я хотел бы видеть, что каждый гей доктор откроется, каждый гей адвокат, каждый гей архитектор откроется, что они встанут и заявят о себе этому миру. Это положило бы конец предубеждениям быстрее, чем кто-либо может вообразить. Я призываю сделать это, призываю открыться. Только таким путём мы начнем добиваться соблюдения наших прав.
  • Я прошу: движение — не останавливайся, движения — развивайся, потому что на прошлой неделе я получил телефонный звонок из Алтуны, Пенсильвания, и оказалось, что новость о моей победе дала кому-то ещё, ещё одному человеку, надежду. В конце концов, это то, ради чего это всё нужно. Не ради личной выгоды, не ради эго, не ради власти, а ради того, чтоб у этого юноши, там в пенсильванской Алтуне, появилась надежда. Вы должны дать им надежду.
  • Если пуле суждено пронзить мой мозг, пусть эта пуля разнесёт дверь каждого чулана.

Речь в День свободы геев 25 июня 1978[править]

  • Гей-братья и сестры. Вы должны открыться. Открыться перед вашим родителям. Я знаю, что это тяжело и причинит им боль, но подумайте, какую они причинят боль вам в кабинке для голосования! Откройтесь вашим родственникам, откройтесь вашим друзьям, если они действительно — ваши друзья. Откройтесь вашим соседям, вашим коллегам, людям, которые работают в тех местах, где вы обедаете или делаете покупки, откройтесь только тем людям, которых вы знаете, и кто знает вас. Никому больше. Но раз и навсегда сломайте мифы, разрушьте ложь и подтасовки. Ради вас. Ради них. Ради мальчиков, напуганных итогами голосования в Дейде и Юджине.

Речь надежды[править]

  • Открывшиеся молодые геи из Алтуны в Пенсильвании и Ричмонда в Миннесоте слышат теперь по телевизору Аниту Брайант и ее рассказы. Они должны смотреть вперед только с единственным чувством — чувством надежды. И вы должны дать им эту надежду. Надежду на лучший мир, надежду на лучшее завтра, надежду на лучшее место, куда можно уехать, если давление у них дома станет невыносимым. Надежду, что всё будет в порядке. Без надежды не только геи, но и афроамериканцы, и старики, и инвалиды, мы, все мы сдадимся. И когда вы помогаете тому, чтобы больше геев оказались избранными в центральный комитет или другие органы власти, это дает зеленый свет всем, кто чувствует себя бесправным, зеленый свет, дающий возможность двигаться вперед. Это даёт надежду всей нации, потому что, если гомосексуал сумел этого добиться, значит двери открыты для всех.