Музейный экспонат (Желязны)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Музейный экспонат» (англ. A Museum Piece) — ироничный фантастический рассказ Роджера Желязны 1963 года. Вошел в авторский сборник «Двери лица его, пламенники пасти его» 1971 года.

Цитаты[править]

  •  

Волей-неволей признав, что пустоголовый мир не замечает его творчества, Джей Смит решил выбраться из этого мира. Он потратил четыре доллара девяносто восемь центов, заказав по почте курс, озаглавленный «Йога — Путь к Свободе», но сумма эта не способствовала его освобождению, а, напротив, усугубила его человеческую природу в том смысле, что снизила его способность снабжать себя пищей на четыре доллара девяносто восемь центов.
Приняв позу падмасана, Смит в процессе созерцания сосредотачивался на факте, что его пуп с каждым днем приближался и приближался к позвоночнику. Нирвана, бесспорно, достаточно эстетическое понятие, чего не скажешь о самоубийстве, особенно если у вас к нему душа не лежит. А потому он отвел этот фатальный исход вполне логично.

 

Forced to admit that his art was going unnoticed in a frivolous world, Jay Smith decided to get out of that world. The four dollars and ninety-eight cents he spent for a mail order course entitled Yoga—the Path to Freedom did not, however, help to free him. Rather, it served to accentuate his humanity, in that it reduced his ability to purchase food by four dollars and ninety-eight cents.
Seated in a padmasana, Smith contemplated little but the fact that his navel drew slightly closer to his backbone with each day that passed. While nirvana is a reasonably esthetic concept, suicide assuredly is not, particularly if you haven`t the stomach for it. So he dismissed the fatalistic notion quite reasonably.

  •  

Непризнанный художник! Рожденный вчера, отвергнутый сегодня, он удаляется, как слон на свое кладбище, в полном одиночестве.

 

The fallen artist! Born yesterday and scorned today he goes, like the elephant to his graveyard, alone and secret!

  •  

«При круговом обзоре, — заметил ехидный критик, — произведения мистера Смита представляют собой не то фрески без стен, не то вертикальные чёрточки. Этруски создали шедевры в первом жанре, так как знали, где его законное место; во втором жанре детские сады прививают мастерство каждому пятилетнему ребенку».
Потуги на остроумие! Жалкие потуги! Фу! От этих зоилов, которые разыгрывают из себя законодателей вкуса за чужим обеденным столом, может стошнить!

 

"Viewed in the round," one crabbed critic had noted, "Mister Smith`s offerings are either frescoes without walls or vertical lines. The Etruscans excelled in the former form because they knew where it belonged; kindergartens inculcate a mastery of the latter in all five-year-olds."
Cleverness! More cleverness! Bah! He was sick of those Johnsons who laid down the law at someone else`s dinner table!

  •  

Дирекция, видимо, не сочла нужным обезопасить свой холодильник и кладовую от налетов экспонатов, и он очень одобрил такое отсутствие воображения с её стороны.

 

The directors had never seen fit to secure the refrigerator or pantry from depredations by the exhibits, and he applauded their lack of imagination.

  •  

— ... в музеях никто не смотрит на то, что стоит вокруг.
— Никто?
— Ни единая живая душа, как вы, несомненно, уже сами заметили. Детей притаскивают сюда силой против их воли, молодежь приходит пофлиртовать, а когда человек обретает способность смотреть на что-то, то он либо близорук, либо подвержен галлюцинациям, — сообщил он горько. <…>
— Но тогда зачем музеи?
<…>
— Как бы то ни было, музеи отражают прошлое, которое мертво, настоящее, ничего не замечающее, а также передают культурное наследие человечества ещё не народившемуся будущему. В этом смысле они близки к храмам. В религиозном смысле.

 

"... no one ever looks at anything standing around museums."
"No one?"
"Not a soul, as you must have noticed. Children come here against their wills, young people come to flirt with one another, and when one develops sufficient sensibility to look at anything," he lectured bitterly, "he is either myopic or subject to hallucinations. <…>
"Then what good are museums?"
<…>
"But museums mirror the past, which is dead, the present, which never notices, and transmit the race`s cultural heritage to the future, which is not yet born. In this, they are near to being temples of religion."

  •  

Он рассказывал <…> о мерзких критиках, злобных, с желчью в жилах вместо крови, которые рыщут по воскресным газетам и ненавидят жизнь.

 

He told <…> of the nasty reviewers, crabbed and bloodless, who lurked in Sunday editions and hated life.

  •  

Дряхлые критики источали запах пыли, пожелтевшей газетной бумаги, желчи и ушедшего времени.

 

Smelling of dust and yellow newsprint and bile and time, the old reviewers hovered.

  •  

— Мы из Греческого периода!
— По-гречески жить, по-римски выть, — ухмыльнулся Кассий. — в оригинале — парафраз английской пословицы «When at Rome, do as the Romans do» (Когда ты в Риме, действуй как римляне),
в пер. Гуровой — парафраз аналогичной по смыслу[1] латинской пословицы «Ulula cum lupis, cum quibus esse cupis» (С волками жить, по-волчьи выть)

 

"We are from the Greek Period!"
"When in Greece, do as the Romans do," chuckled Cassius.

Перевод[править]

И. Г. Гурова, 1995

Примечания[править]

  1. Михельсон М.И. Русская мысль и речь: Свое и чужое: Опыт русской фразеологии: Сборник образных слов и иносказаний: в 2 т. — СПб.: тип. Имп. Акад. наук, 1896—1912.