Памяти Альфреда Бестера (Бенфорд)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эссе Грегори Бенфорда 2000 года об Альфреде Бестере, опубликованное как вступление к переизданию эссе Айзека Азимова 1987 года.

Цитаты[править]

  •  

«Убийственный Фаренгейт» кажется бодреньким риффом из далекого будущего на фолкнеровский «Засушливый сентябрь», но это не так. Это и межпланетный психологический триллер о путанице идентичностей, и отношения «хозяин-раб», и многое другое. Чем бы ни был этот рассказ, его элементы сплетаются как в калейдоскопе...

 

"Fondly Fahrenheit" seems a pizzazzingly paced, far-future riff on Faulkner's "Dry September"—but it isn't. It's that, and an interplanetary psychological thriller about confused identities, the master-slave relationship, and lots more besides. Whatever the story is, its elements mesh in kaleidoscopic ways...

  •  

Моя первая встреча с Бестером пришлась на чтение романа «Моя цель — звёзды» <…>. Эта книга в каком-то смысле опередила своё время, послужив если не источником вдохновения, то явным прототипом психоделической сцены прохождения сквозь звёздные врата в фильме Кубрика и Кларка «Космическая одиссея 2001 года». С той поры не оставляет меня мечта научиться джантировать, и каждый раз, как меня посещала мысль о Бестере, я невольно поражался его интеллектуальной смелости, молниеносной яркости воображения, а главное — прирождённому чувству персонажей, которое только и способно алхимически сплавить первые два дара в творение могучего ума несомненного гения.

 

My first encounter with Bester's work came with a reading of The Stan My Destination, <…> a kind of prose forerunner—if not the actual inspiration—of the psychedelic "through-the-stargate" sequence in the Kubrick/Clarke film 2001: A Space Odyssey I have wanted to jaunte ever since, and I can never think of Bester without thinking of imaginative flash, intellectual nimbleness, and an inborn feel for character that always alchemized these first two gifts from mere gimmicks into powerful reflections of distinctive genius.

  •  

Писателям всегда охота думать, что самая свежая их книга — почти совершенство. Вполне вероятно и доказуемо, что при этом суждении о собственных работах они зачастую впадают в печальный самообман.
Видимо, Бестер был неустанным собирателем впечатлений, который, как сорока-воровка, всё тащил в гнездо своего разума.

 

Writers always want to think their latest novel is their most nearly perfect, and, both proverbially and provably, they are often self-deluding judges of their own output.
So it apparently was with Bester, that outgoing gadfly with the omnivorous "magpie mind."

  •  

Без сомнений, он был первопроходцем, с наиболее живым, энергичным и будоражащим воображение стилем среди всей девятки лауреатов премии Грандмастера SFWA. Его инновации неизбежно найдут отклик в работах новых писателей. Как ни забавно, многие из них наверняка понятия не будут иметь, от кого этих идей через третьи руки нахватались.

 

Unquestionably, he was the most energetic, vivid, and imitation-inspiring stylistic and structural pathfinder among the nine fine writers upon whom SFWA has so far bestowed its Grand Master Award. His innovations will necessarily continue to crop up in the work of new writers. Ironically, however, some of these new writers may have only the dimmest notion from whom—at several diluted removes—they are cribbing.

Перевод[править]

К. Сташевски, 2014

Литература[править]