Песнь звёздной любви

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Песнь звёздной любви» (англ. Love Song from the Stars) — ироничный фантастический рассказ Роберта Шекли 1989 года. Вошёл в 5-й том авторского собрания малой прозы, изданного в 1991 году.

Цитаты[править]

  •  

Кинкейду было наплевать, что эта девушка болтает или откуда она взялась. Он хотел её. Он ещё никогда не занимался любовью с внеземными существами. Первый раз — это всегда серьёзно. Такие симпатичные инопланетянки не каждый день встречаются.

 

Kinkaid didn't care what she said or where she was from. He wanted her. He'd never made it with an extraterrestrial. It would be an important first for him. Aliens as pretty as this didn't come along every day.

  •  

Он поцеловал девушку, и поцелуй их длился и длился и продолжался, пока они оседали на землю в фонтане разлетающейся одежды, сквозь который проглядывала плоть. Испытанный Кинкейдом в завершение экстаз превосходил его способности к описанию. Столь могучее чувство захлестнуло его, что Кинкейд едва ощутил шесть коротких уколов — по три в каждый бок, точно в межрёберья.
Только потом, развалившийся на спине, усталый и удовлетворенный, Кинкейд обратил внимание на шесть крохотных дырочек в коже. Повернувшись, он глянул на Алию — обнаженную, немыслимо прекрасную; рыжие волосы сияющим облачком окружали овал лица. В горячке любовной страсти Кинкейд не обратил внимания на довольно необычную деталь. Шесть маленьких выступов — по три на каждой стороне грудной клетки — завершались тонкими клыками-иглами. Кинкейду вспомнилось, что самки некоторых насекомых на Земле во время полового акта откусывают самцу голову. Он все ещё не верил, что девушка — инопланетянка, но недоверие его заметно поколебалось. Ему вспомнились другие земные насекомые, те, что имитируют других существ, — кузнечики как сучки, жуки как осы. А не скинет ли эта красавица сейчас свой облик?
— Это было прекрасно, милая, — сказал он, — даже если это будет стоить мне жизни. Алия воззрилась на него.
— О чём ты говоришь? — воскликнула она. — Неужели ты думаешь, что я могу убить тебя? Невозможно! Я андарианка, ты мой супруг до конца наших дней, а живём мы очень долго.
— Тогда что ты со мной сделала? — осведомился Кинкейд.
— Я просто впрыснула тебе детей, — объяснила Алия. — Они будут такие милашки! Надеюсь, они унаследуют твою расцветку.
Кинкейд не сразу понял, что именно ему сообщили.
— Ты уверена, что не отравила меня? — переспросил он. — Чувствую я себя очень странно.
— Это всего лишь гибернационная сыворотка. Я её впрыснула вместе с детками. А теперь, мой дорогой, ты будешь спать в этой уютной сухой пещерке, а наши дети будут расти в твоих межрёберьях. Через год я вернусь, выну их из тебя, перенесу в коконы и отправлю домой, на Андар. Следующая стадия их развития пройдёт там.
— А со мной что будет? — осведомился Кинкейд, упорно борясь с нахлынувшим на него сном.
— С тобой всё будет в порядке, — заверила его Алия. — Спячка совершенно безопасна. Я вернусь задолго до того, как тебе придёт пора рожать. Потом ты отдохнешь немного — примерно недельку. Я буду заботиться о тебе. А тогда мы сможем заняться любовью снова.
— И что?
— И снова придёт время спячки, любимый, до следующего года.
Кинкейд хотел было съязвить, что он совершенно иначе собирался провести свою жизнь, а не вот так — час любви, год сна, роды — и все начинается сначала. Он хотел сказать, что лучше бы она тогда откусила ему голову. Но говорить он уже не мог — едва отгонял от себя сон. Алия собиралась уходить.
— Ты настоящая красотка, — выдавил Кинкейд, — но лучше бы ты осталась на Андаре и вышла замуж за своего одноклассника.
— Я бы так и сделала, любимый мой, — ответила она. — Но случилось что-то страшное. Должно быть, мужчины шпионили за нашими священными таинствами, потому что все они куда-то запропастились. Это и называется Великим Исчезновением. Они все ушли, совсем ушли, покинули планету.
— Я так и думал, что до них рано или поздно дошло бы, — прошептал Кинкейд.

 

He kissed her, a kiss that went on and on, a kiss that continued as they dissolved to the ground in a montage of floating clothing and the bright flash of flesh. The ecstasy he experienced as they came together went right off the scale of his ability to express it. So intense was the feeling that he barely noticed the six sharp punctures, three on either side, neatly spaced between his ribs.
It was only later, lying back, spent and contented, that he looked at the six small, clean puncture wounds in his skin. He sat up and looked at Alia. She was naked, impossibly lovely, her dark red hair a shimmering cloud around her heart-shaped face. She did have one unusual feature which he had not noticed in the passion of lovemaking. There were six small erectile structures, three on each side of her rib cage, each armed with a slender hollow fang. He thought of certain female insects on the Earth who bite off the heads of their mates during the act of love. He still didn't really believe she was an extraterrestrial. But he didn't disbelieve it quite as strongly as before. He thought of different species of insect on the Earth which resemble other species— katydids that look like dry twigs, flies that imitate wasps. Is that it? Was she about to take off her body?
He said, "It was terrific, baby, even if it is going to cost me my life."
She stared at him. "What are you saying?" she cried. "Do you actually think I will kill you? Impossible! I am an Andar female; you are my mate for life, and life for us lasts a very long time."
"Then what did you do to me?" Kinkaid asked.
"I've simply injected the children into you," Alia said. "They're going to be so lovely, darling. I hope they have your coloring."
Kinkaid couldn't quite grasp it at first. "Are you sure you haven't poisoned me?" he asked. "I feel very strange."
"That's just the hibernation serum. I injected it along with the babies. You'll sleep now, my sweet, here in this nice dry cave, and our children will grow safely between your ribs. In a year I'll come back and take them out of you and put them into their cocoons and take them home to Andar. That's the next stage of their development."
"And what about me?" Kinkaid asked, fighting the desire to sleep that had come powerfully over him.
"You'll be fine," Alia said. "Hibernation is perfectly safe, and I'll be back in plenty of time for the birth. Then you'll need to rest for a while. Perhaps a week. I'll be here to take care of you. And then we can make love again."
"And then?"
"Then it'll be hibernation time again, my sweet, until the next year."
Kinkaid wanted to tell her that this wasn't how he'd planned to spend his life—an hour of love, a year of sleep, then giving birth and starting all over again. He wanted to tell her that, all things considered, he'd prefer that she bite his head off. But he couldn't talk, could barely stay awake. And Alia was getting ready to leave.
"You're really cute," he managed to tell her. "But I wish you'd stayed on Andar and married your hometown sweetheart."
"I would have, darling," she said, "but something went wrong back home. The men must have been spying on our sacred mysteries. Suddenly we couldn't find them anymore. That's what we call the Great Disappearance. They went away, all of them, completely off the planet."
"It figures they'd catch on sooner or later." Kinkaid said.

Перевод[править]

Д. Смушкович (под псевд. В. Серебряков), 1996

Цитаты из произведений Роберта Шекли
Романы Алхимический марьяж Элистера Кромптона · Десятая жертва · Координаты чудес · Новое путешествие в Координаты чудес · Корпорация «Бессмертие» · Обмен разумов · Хождение Джоэниса · Цивилизация статуса ·
Повести и рассказы Безымянная гора · Бесконечный вестерн · Билет на планету Транай · Добро пожаловать в стандартный кошмар · Кое-что задаром · Ловушка для людей · Минимум необходимого · Мнемон · Ордер на убийство · Паломничество на Землю · Потолкуем малость? · Прогулка · Премия за риск · Проблема туземцев · Четыре стихии · Язык любви ·
Серия рассказов «Грегор и Арнольд» Мятеж шлюпки · Призрак V · Рейс молочного фургона ·