Последняя из Диких

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Последняя из Диких» (англ. The Last of the Wild Ones) — ироничный фантастический рассказ Роджера Желязны 1981 года. Продолжение рассказа «Автодьявол». Вошел в авторский сборник «Варианты единорога» 1983 года.

Цитаты[править]

  •  

Они мчались сквозь пелену времени и пыли, под голубым, глубоким и холодным, как вода в озере, небом; над горами на западе полыхало сморщенное солнце, ветер пронизывающий, бирюзовый, внушающий тревогу западный ветер — словно кнутом подгонял вертлявых песчаных дьяволов. — начало рассказа

 

Spinning through the dream of time and dust they came, beneath a lake-cold, lake-blue, lake-deep sky, the sun a crashed and burning wreck above the western mountains; the wind a whipper of turning sand devils, chill turquoise wind out of the west, taking wind.

  •  

Сам он отдал погоне за Дикими добрых двадцать пять и стал со временем главным авторитетом по вольным стаям. Где лежбища автомобилей, как они заправляются и ремонтируются, их привычки, их психологию — он знал о них практически всё.

 

He had, for twenty-five years, devoted his life to the pursuit of the wild ones. In that time he had become the world's foremost authority on the car herds — their habitats, their psychology, their means of maintenance and fueling — learning virtually everything concerning their ways,..

  •  

Сколько он прикончил машин? И не вспомнить.

 

How many cars had he used up? He could no longer remember.

  •  

Ему припомнились схватки за главенство в тех стаях, которые он преследовал. Побеждённый — радиатор вдребезги, капот в лепешку, фары разбиты, кузов искорёжен — частенько отступал в тот самый миг, когда становилось ясно, чья взяла. Новый же вожак принимался ездить кругами и громко гудеть, сообщая всем о своей победе. Проигравший, которого никто не собирался ремонтировать — ещё тратить на него запчасти! — порой тащился за стаей. Иногда, если ему удавалось обнаружить нечто ценное, его принимали обратно; однако чаще всего такая машина просто-напросто терялась на просторах Равнин. Однажды Мёрдок отправился следом за очередным изгоем, надеясь, что тот, может быть, двинется к какому-нибудь неизвестному кладбищу автомобилей. На глазах у потрясённого человека машина устремилась на столовую вершину горы, развернулась передом к обрыву: заскрежетала коробка передач, взревел двигатель — и она рухнула вниз, ударилась о землю и загорелась.

 

As he watched their advance, he recalled the fights for supremacy he had witnessed within the herds he had followed. Often the defeated car would withdraw after it was clear that it was beaten: grill smashed, trunk sprung, lights shattered, body crumpled and leaking. The new leader would then run in wide circles, horn blaring, signal of its victory, its mastery. The defeated one, denied repair from the herd supply, would sometimes trail after the pack, an outcast. Occasionally it would be taken back in if it located something worth raiding. More often, however, it wandered across the Plains, never to be seen mobile again. He had tracked one once, wondering whether it had made its way to some new graveyard of the autos. He was startled to see it suddenly appear atop a mesa, turn toward the face that rose above a deep gorge, grind its gears, rev its engine, and rush forward, to plunge over the edge, crashing, rolling, and burning below.

  •  

Даже полное перепрограммирование не гарантировало, что бывшие Дикие забудут своё прошлое. Один из них вёл себя вполне пристойно чуть ли не целый год, а потом, очутившись в «пробке», прикончил водителя и рванул к холмам.

 

Even a complete wipe, followed by reprogramming, did not render the susceptible individuals immune to relapse. Murdock even recalled one that had behaved normally for almost a year, until one day in the midst of a traffic jam it had monoed its driver and taken off for the hills.

  •  

Луч выхватил из мрака отливавшие оранжевым скалы. Нагромождение камней напоминало заросли кораллов; впечатление усиливала пыль, которая оседала, колыхаясь, словно морские волны.

 

Instantly the prospect before him was brightly illuminated: dark rocks, orange stands of stone, striped walls — almost a coral seascape through waves of settling dust.

Перевод[править]

К. М. Королёв, 1995 (с незначительными уточнениями)