Сорренто: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
20 байт добавлено ,  7 лет назад
м
→‎Цитаты: оформление
(→‎Цитаты: посмотрите, может быть, так лучше?)
м (→‎Цитаты: оформление)
== Цитаты ==
{{Q|Цитата=Я нигде так не скучал по деревне, русской деревне, с лаптями и мужиками, как прожив с матушкой зиму в [[Ницца|Ницце]]. Ницца сама по себе скучна, вы знаете. Да и [[Неаполь]], Сорренто хорошо только на короткое время. И именно там особенно живо вспоминается [[Россия]], и именно деревня.|Автор=[[Лев Николаевич Толстой|Л. Н. Толстой]]|Комментарий=[[Вронский]], «Анна каренина»|Оригинал=}}
 
{{Q|Цитата=Поздний вечер в Соренто <br />Нас погодой не балует, <br />Вот и кончилось лето, <br />«До свидания, Италия!» <br />Мы с любовью прощаемся — <br />Наша песня допета, <br />И над нами склоняется <br />Поздний вечер в Соренто. <br />|Автор=[[Алексей Глызин]]|Комментарий=«Поздний вечер в Соренто»|Оригинал=}}
 
{{Q|Цитата=Это всё так, конечно, но только вряд ли московский климат заменит вам Сорренто: вчера выпал [[снег]], дни стали очень острые, вся Москва хрипит и кашляет.<ref name = "ЛГ">[http://www.imli.ru/litnasledstvo/Tom%2070/%D2%EE%EC%2070-30_%C3%EE%F0%FC%EA%E8%E9-%CB%E5%EE%ED%EE%E2.pdf Переписка Леонова и Горького]</ref>{{rp|248}}|Автор=из письма [[Леонид Максимович Леонов|Леонида Леонова]] – [[Максим Горький|Максиму Горькому]], [[Москва]]. 11 ноября 1924 г.}}
 
{{Q|Если [[кактус]]ы отвлекли вас от резьбы из дерева – да будут [[проклятие|прокляты]] и сгниют! Дрянь кактусы. Иван Соловей-Ракицкий развёл их в саду кучу, всех сортов, <ref group="комм.">[[Максим Горький]] прожил в Сорренто почти девять лет (с 1924 года и вплоть до своего возвращения в [[СССР]]). Сначала он жил в отеле «Капуччини», потом на вилле «Иль Сорито». В эту виллу, расположенную уединённо на окраине Сорренто (квартал Массалубренсе, мыс на [[скала|скале]] над морем) вела только одна [[дорога]]. Имевшая вид почти неприступной [[крепости]], скала имела высоту почти 80 метров, и оттуда к [[море|морю]] нельзя было спуститься. В течение последних пяти лет жизни на вилле Горький находился под тайным надзором политической полиции режима [[Бенито Муссолини|Муссолини]]. Вместе с ним там постоянно проживала его [[жена]], две [[дочь|дочки]], Дарья и Марфа, и ещё несколько [[человек]] из числа приближёённых и обслуги, в числе которых была доктор Черткова, [[няня]] Жюнкен, секретарь Крючков с женой, часторегулярно приезжал [[Самуил Яковлевич Маршак|Маршак]] и [[Николай Бенуа]]. К числу самых близких [[люди|людей]], постоянно [[жизнь|живущих]] с Горьким на вилле «Иль Сорито» относился упомянутый им Иван Ракицкий ''(или Соловей-Ракицкий)'', который развёл в саду при вилле массу [[кактус]]ов и прочей «дряни», постоянно цеплявшейся Горькому за брюки. Пожалуй, только человеку с севера ([[русские|русскому]] или [[немцы|немцу]]) могло прийти в голову разводить кактусы в Сорренто.</ref> Иван Соловей-Ракицкий развёл их в саду кучу, всех сортов, шипы и колючки вонзаются в [[брюки]] мои...<ref name = "ЛГ"></ref>{{rp|259}}|Автор=из письма Максима Горького – Леониду Леонову, Сорренто. 21 октября 1928 г.}}
 
== Ссылки ==

Навигация