На солнечной стороне улицы: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
м
викификация
[непроверенная версия][непроверенная версия]
Нет описания правки
м (викификация)
 
...И к чему с такой нелепой нежностью я перебираю эту добычу детской памяти?
Я ныряльщик, спасатель... Уходит под воду океана времен мой город, со всеми моими людьми, деревьями, улицами, домами... - так корабль погружается в пучину, со всеми своими пассажирами; и только мне одной дано извлечь из глубины несколько эпизодов минувшей жизни, несколько лиц, несколько сценок, предметов... Увы, мои силы не беспредельны. Я ныряю и ныряю, с каждым разом погружаясь все глубже... Все холоднее и опаснее воды моей памяти, - однако снова и снова я стараюсь достичь самого дна - искатель черного жемчуга... Там, в глубине, над моей головой борются течения, относят меня в сторону потоки... и видимость становится все хуже и хуже...
Зажмурив глаза, я хватаю все, что под руку подвернется, не выбирая и не сортируя улов, а просто ныряя из последних сил, все тяжелее всплывая на поверхность с очередным обломком мимолетной сладостной Атлантиды: еще лицо, еще сценка; вот - блеск виноградных листьев на беседке во дворе моего дяди, вот - красная с золотом бархатная жилетка упавшего с неимоверной высоты канатоходца на празднике Навруз, - она соскользнула с его плеч, когда, как куклу, его поднимали и взваливали на носилки, и увезли на "скорой помощи", а жилетка осталась лежать на земле и никто не осмелился к ней подойти... А вот белый шар бульдонежа на столе учительницы и шелковый черный фартук на выпускном моем экзамене по [[фортепиано]], и даже - о драгоценность смехотворно малого улова! - патефонная игла, которую точит о дно перевернутой голубой пиалы моя, давно истаявшая, детская рука...
 
И нет мне дела до хронологии этого повествования, ибо не существует хронологии в том океане, куда навеки погружаются города...

Навигация