Михаил Михайлович Пришвин: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
→‎Цитаты из произведений: из лесной капели
м (→‎Цитаты: спасибо дядя Миша)
(→‎Цитаты из произведений: из лесной капели)
== Цитаты из произведений ==
{{Q|Если бы подальше, в горах, признался он мне, то ничего, можно и ''кормного'' за дикого убить, а тут нельзя: тут сейчас узнают, чей [[олень]], ― по метке на ухе. Мы подъезжаем ближе; олень не бежит и даже подступает к берегу. Ещё поближе ― и все [[смех|смеются]], радуются: олень свой собственный. Это один из тех оленей, которых Василий пустил в [[тундра|тундру]], потому что на острове мало ягеля ([[олений мох]]). Я приготовляю фотографический аппарат и снимаю белого оленя на берегу Имандры, окруженного [[ель|елями]] и [[сосна]]ми. Сняв [[фотография|фотографию]], я прошу подвезти меня к оленю. Но вдруг он поворачивается своим маленьким хвостом, перепутывает свой пучок сучьев на голове с ветвями лапландских елей, бежит, пружинится на мху, как на рессорах, исчезает в лесу.<ref name="Пришвин">''М. Пришвин''. «Зелёный шум». Сборник. — М., «Правда», 1983 г.</ref>|Автор= «Колобок», 1906}}
 
{{Q|Будто [[солнце]] вышло из-за туч, так стало светло. Внизу Имандра, на которой теперь выступает много островов, за ней ― горы Чуна-тундра с белыми полосами [[снег]]а, будто рёбрами. Внизу [[лес]], а тут тундра, покрытая жёлто-зелёным ягелем, как залитая [[луна|лунным]] светом поляна. [[Ягель]] ― сухое растение. Оно растёт, чтобы покрыть на несколько вершков скалы, лет десять. И вот этой маленькой [[берёза|берёзке]], может быть, уже лет двадцать ― тридцать. Вот ползёт какой-то серый [[жук]]; вероятно, он тоже без крови, без соков, тоже не растёт.<ref name="Пришвин"></ref>|Автор=«Колобок», 1906}}
 
{{Q|Тоже, нарочно для Зиночки, принёс я разных [[чудо|чудесных]] трав по листику, по корешку, по цветочку [[кукушкины слёзки]], [[валериана|валерьянка]], [[петров крест]], [[заячья капуста]]. И как раз под заячьей капустой лежал у меня кусок чёрного [[хлеб]]а: со мной это постоянно бывает, что, когда не возьму хлеба в лес — [[голод]]но, а возьму — забуду съесть и назад принесу. А Зиночка, когда увидала у меня под заячьей капустой чёрный хлеб, так и обомлела:
— Откуда же это в [[лес]]у взялся хлеб?
— А хлеб — [[лиса|лисичкин]]. Отведай. Осторожно попробовала и начала есть:
— Хороший лисичкин хлеб!<ref name="Пришвин">''М. Пришвин''. «Зелёный шум». Сборник. — М., «Правда», 1983 г.</ref>|Автор=«Лисичкин хлеб», 1939}}
 
{{Q|Маленькие [[осина|осинки]], буйно густые и лопоухие, однако, побеждают даже траву и вырастают, несмотря ни на что. Когда осинник заглушит траву, тенелюбивая [[ёлка]] начинает расти в осиннике, обрастает его, и оттого ель обыкновенно сменяет [[сосна|сосну]]. На этой вырубке, однако, был смешанный лес, но самое главное, что тут были заболоченные [[мох]]овые пятна, которые оживились и очень повеселели с тех пор, как лес был вырублен. И вот на этой вырубке теперь можно было прочитать всю жизнь леса, во всем её разнообразии тут был и мох со своими голубыми и красными ягодами, красный [[мох]] и зелёный, мелкозвёздчатый и крупный и редкие пятна белого ягеля, со вкраплёнными в него красными [[брусника|брусничинами]], ерник. Всюду, возле старых пней, на их чёрном фоне, ярко светились в солнечных лучах молоденькие сосны, и ели, и [[берёза|берёзки]]. Буйная смена жизни вселяла весёлые надежды, и чёрные пни, эти обнаженные [[могила|могилы]] прежних высоких деревьев, вовсе не удручали своим видом, как это бывает на человеческих [[кладбище|кладбищах]]. [[Дерево]] умирает по-разному.<ref name="Пришвин"></ref>|Автор=«Лесная капель», 1943}}
 
{{Q|На рассвете дня и на рассвете года всё равно: опушка [[лес]]а является убежищем жизни. [[Солнце]] встаёт, и куда только ни попадёт луч, ― везде всё просыпается, а там внизу, в тёмных глубоких овражных местах, наверное, спят часов до семи. У края опушки [[лён]] с вершок ростом и во льну ― [[хвощ]]. Что это за диво восточное ― хвощ-минарет, в росе, в лучах восходящего солнца! <...> Когда обсохли хвощи, [[стрекоза|стрекозы]] стали сторожкими и особенно тени боятся…<ref name="Пришвин"></ref>|Автор=«Лесная капель», 1943}}
 
{{Q|Лет двести тому назад ветер-сеятель принёс два семечка в Блудово болото: семя [[сосна|сосны]] и семя [[ель|ели]]. Оба семечка легли в одну ямку возле большого плоского [[камень|камня]]. С тех пор уже лет, может быть, двести эти ель и сосна вместе растут. Их корни с малолетства сплелись, их стволы тянулись вверх рядом к [[свет]]у, стараясь обогнать друг друга. Деревья разных пород боролись между собой корнями за питание, сучьями — за [[воздух]] и свет. Поднимаясь всё выше, толстея [[ствол]]ами, они впивались сухими сучьями в живые стволы и местами насквозь прокололи друг друга.<ref name="Пришвин"></ref>|Комментарий=«Кладовая солнца», 1945}}
 

Навигация