Созерцатель тени: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
5819 байт добавлено ,  2 года назад
Нет описания правки
Пока гости странствовали в духовном космосе среди обрубков щенячьих хвостов и ушей, Олег выполнял функцию бэбиситтера, а когда активная фаза трипа прошла и началось обсуждение приобретенного психоделического опыта («я тебе говорю, у России кишечник совсем коротенький, а у Индии длинный, такой длинный, что его даже до конца не проследить — вот от него-то и вся эта ебаная грязь…»), незаметно вышел,..|Комментарий=1}}
 
{{Q|Тень молча глядела на него, и Олегу пришло в голову, что время для неенеё течёт в другую сторону.
Утром она была длинной и худой, с позорно узкими плечами и изломанной шеей, а к полудню превращалась в крепкого карапуза с маленькой головой. Правда, потом она опять начинала вытягиваться. Выходило, что тень рождалась изможденнымизмождённым старцем, несколько часов молодела, а затем снова двигалась к смерти.|Комментарий=2}}
 
{{Q|Он вышел на улицу под догорающий [[ницше]]анский закат (после нескольких поездок в Варанаси все индийские закаты казались ему [[w:Бог умер|кремацией Бога]]),..|Комментарий=2}}
 
{{Q|Ему стало казаться, что он находится у подножия статуи и видит её в том же ракурсе, в каком муравей видит нависшего над собой человека. На миг он вспомнил о древних богах, которым поклонялось когда-то человечество — такими, наверно, они и были.|Комментарий=3}}
 
{{Q|— Что такое [[женитьба]] с точки зрения физики процесса? — вопрошал один. — Это когда человек взял с собой в будущее [[секс|поебаться]], а оно по дороге протухло.
— Именно, — хихикал второй, <…>. — Женщина предлагает крайне некорректный контракт. Купить на все деньги много-много этого самого продукта, оптом на всю жизнь. Но продукт-то скоропортящийся! Даже если сначала будет хорошо, очень скоро станет плохо. А мужчине надо немного, но чтобы свежее и разное. И это, кстати, указание природы, требующей распространения генома, а не мнение какой-то там церковной общественности или климактериальных феминисток, которых в этой жизни не трахнет уже никто кроме инсульта. Короче, совсем разные бизнес-планы…|Комментарий=3 (собеседники — Семён Левитан и агент Моссада из [[Операция «Burning Bush»|Операции «Burning Bush»]], 15)}}
 
{{Q|... под гравюрой с изображением раджи, вкушающего радости жизни при помощи двух круглых от сала шакти.|Комментарий=3}}
 
{{Q|Во время {{comment|тщательно прорезиненной процедуры|защищённого секса}} Олег думал не о происходящем, а о том, что братья по языку и культуре, шумно отдыхавшие за занавеской, могли бы вооружиться ещё одной бизнес-стратегией: дополнить простыню с дыркой для члена, которой религиозные ультраортодоксы накрывают подругу, раскрытым на её лице журналом «Плэйбой». Тогда, если часто менять журналы, взятого в будущее могло хватить надолго даже при некорректном бизнес-плане.|Комментарий=3}}
 
{{Q|... отправился ужинать в «Curlies», бар на берегу, похожий планировкой на кинозал, где вместо фильма шел закат над морем.|Комментарий=4}}
 
{{Q|Вдоль кромки моря прохаживались два бугристых анаболических силовика — из тех, что начинаются со ста килограммов и кончаются к сорока пяти годам.|Комментарий=4}}
 
{{Q|... чернобородого человека в кожаных сандалиях, шортах, расстёгнутой шелковой рубахе и тёмных очках. Человек походил на афганского наркопартизана. ЕщеЕщё это вполне мог быть парижский банковский клерк на отдыхе. Или бхакт — искатель истины, надеющийся найти её в пыли у ног учителя.|Комментарий=4}}
 
{{Q|Обустраиваясь у засаленного компьютера (контрафактный «Виндоуз» грузился очень долго и тоже почему-то казался засаленным), Олег успел задуматься о конкурентоспособности религий.
{{Q|Тень стала раздваиваться, и на пересечении её половинок рождались смутные калейдоскопические эффекты разных оттенков серого. Их было столько, что следить за ними было увлекательнее, чем смотреть кино.
Когда силуэты разъезжались, у Олега появлялось две головы. Здесь опять включался эффект Роршаха — можно было увидеть перед собой [[Дмитрий Медведев|медве]][[Путин|пута]] на тандеме, а можно, например, рюмку (она появлялась, когда он скашивал глаза так сильно, что силуэты полностью разъединялись, и между ними появлялась тоненькая световая ножка). Можно было увидеть и трезубец Шивы — он получался из рюмки при чтении мантры «ом нама шивайя» и внутренней готовности к небольшому чуду.
Когда половинки тени расходились недалеко, можно было наблюдать такие тонкие эффекты, как голова инопланетянина (разной степени изможденностиизмождённости) и наконечник [[w:копьё судьбы|копья судьбы]] (последний получался из просвета в районе шеи).|Комментарий=7}}
 
{{Q|«Чудо… Это когда видишь или узнаешьузнаёшь что-то такое, отчего всевсё меняется. И вместо старой жизни начнетсяначнётся совсем другая. Чудо должно быть как-то связано с истиной. Это не бессмысленный фокус. Чудо… Чудо открывает дверь к свободе!»
<…> Олег почувствовал, что громоздит слишком много сомнительных философских понятий...понятий…|Комментарий=8}}
 
{{Q|За открытыми столиками сидели обгоревшие туристы из Германии, глядели на тарахтящие в метре от их лиц индийские {{comment|бензоперделки|аварийные генераторы}} и пропитывались местным колоритом.|Комментарий=9}}
 
{{Q|Синий толстяк с усами тоже оказался под божественной пятой не просто так. Это был [[w:en:Apasmara|злобный карлик]]<ref>Апасмара известен также как Миялака[н].</ref> с труднозапоминаемым именем на «М» (наверно, поэтому вместо него и выныривал [[Анастас Микоян|Микоян]] — один раз Олег даже сказал так важным туристам из Баку, и никто из них не удивился).|Комментарий=11}}
 
{{Q|Пожалуй, формой оно больше напоминало не медузу, а ёлку — как её рисуют на новогодних открытках.
Оно было треугольным, с крыльями, сходящимися к верхней точке — и по этим крыльям проходили волны согласованной дрожи, словно там работали два архимедовых винта (еще Олег подумал о лапках очень быстрой сороконожки). Эта прозрачная дрожь была связана с его мыслями так же жёстко и однозначно, как вращение велосипедного колеса с мельканием бегущего под шину асфальта. Олег чувствовал, что мысли возникают в центре треугольника, а прозрачные крылья только задают их ритм и интенсивность, но собственная голова мешала увидеть что-то ещё.
Вскоре Олег заметил, что, если он сосредотачивает внимание на этих дрожащих крыльях, их движение замедляется — или, может быть, растягивается время. Тогда мыслей становилось меньше. Он попробовал полностью остановить их, и бегущая по краям треугольника рябь замерла, превратившись в стоячую волну.|Комментарий=13}}
 
{{Q|Он увидел перед собой бесконечное чёрно-синее пространство. Сквозь тьму бил луч света, расшибавшийся о треугольную живую волну. В тени этой волны было подвешено его бессознательное тело.
Сразу стало ясно, что такое расположение треугольного крыла и его тела не случайно, и свет не доходит до него, потому что он спрятан за треугольным существом. Свет знал только про треугольник, на который он падал. Для света этот треугольник и был Олегом.
Стало понятно и другое — его мысли были нужны треугольному существу, чтобы притянуть с их помощью свет и пропустить его через себя, причем именно в результате этого мысли и возникали. Существо питалось светом, а сам Олег был чем-то вроде невидимого живца, на которого этот свет ловился. Само его тело тоже было мыслью, просто очень долгой и способной порождать другие.
Впрочем, ловля на живца была неподходящим сравнением — скорее, треугольник использовал его, чтобы заставить свет возникнуть в пространстве. Свет был любовью, милостью, состраданием — и треугольник поглощал его, хотя предназначалось сострадание в конечном счёте Олегу.
Можно было сказать, что Олег играет роль противовеса. Можно было назвать его как угодно иначе: блесной, моральной необходимостью, могилой неизвестного солдата и даже отбросом, потому что все его многочисленные мысли были, в сущности, просто экскрементами треугольного существа — тем, во что превращался поглощенный им свет. Истина не укладывалась ни в одно из этих определений, но, хоть и трудно поддавалась формулировке, сама по себе была проста.
Весь огромный человеческий мир с его народами и языками был сложным запутанным помыслом, который требовал для своего существования много-много света — и поэтому Олег был вынужден думать всю жизнь, как корова жуёт сено, или галерный раб передвигает своё весло, и любые его размышления были частью единой грандиозной мысли.
Но предъявить по этому поводу претензию в какую-то верховную инстанцию было невозможно, потому что ни помысла, ни инстанции на самом деле не было нигде за пределами самого Олега — он существовал именно для того, чтобы всё это думать, а как только он переставал это делать (так случалось, когда тело умирало), думаемый им мир исчезал так же просто и естественно, как исчезала тень, когда выключали свет.|Комментарий=14}}
 
{{Q|Второй был индийским полицейским — круглолицым, усатым и, несомненно, коррумпированным, как вагина вавилонской блудницы.|Комментарий=15}}

Навигация