Михаил Михайлович Пришвин: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
умирание от себя, «ураза»
[досмотренная версия][досмотренная версия]
м (оформление)
(умирание от себя, «ураза»)
 
== Цитаты о Пришвине ==
{{Q|У меня с собою две книги: дневники Михаила Пришвина и сборник рассказов [[Борис Викторович Шергин|Бориса Шергина]] о мастерах [[Север]]а: корабельщиках, судоводителях, сказочниках, [[плотник]]ах, промысловиках. Ни один стоящий человек, кажется, не обойден его вниманием. Большая книга, неудобно таскать с собой, а пришлось купить: в [[Москва|Москве]] такую не найдешь, а [[книга]] удивительна. Именно размышлениями о человеческом предназначении. И у Пришвина то же: постоянное вопрошание о [[смысл]]е жизни и через это вопрошание ― поразительное погружение в глубь себя, в жизнь природы. «…Ряд лет я записываю разговорную речь, главным образом у себя на родине, в пределах бывшей [[Архангельск]]ой губернии. Промышляю словесный [[жемчуг]]… на [[пароход]]ах и на шхунах, по пристаням и по берегам песенных рек нашего Севера…» Шергин производит впечатление какой-то необыкновенной человеческой целостности, неразъятости. Нигде, в [[дневник]]е даже, не обнаружишь в нем никакой трещины, никакого излома, без которого немыслим уже современный [[писатель]]… А Пришвин очень мучился, прежде чем дошел до спокойного понимания себя и своей задачи, много испытывал, проверял себя ― сближением с самыми разными людьми, путешествиями. У него много записей, особенно в молодые годы, которые поражают безысходным внутренним [[драма]]тизмом, и следа которого нет в зрелости, когда это душевное мучение изжито. Вот такая, например, сделанная им в странствиях по [[Азия|Азии]]: «нужно умереть от себя…» Все его молодые путешествия тоже умирание от себя, «ураза» ― по-киргизски ― особый пост от всего привычного. В том числе и от привычного себя тоже: в путешествиях он много узнал о себе такого, что позволило ему потом исцелиться от боли, стать целостным человеком.<ref>''[[:w:Голованов, Василий Ярославович|Василий Голованов]]'', «Остров, или оправдание бессмысленных путешествий». — М.: Вагриус, 2002 г.</ref>|Автор=[[:w:Голованов, Василий Ярославович|Василий Голованов]], «Остров, или оправдание бессмысленных путешествий», 2002}}
 
{{Q|[[Писатель]], которого с лёгкой руки законодательницы высокой литературной моды начала века [[Зинаида Николаевна Гиппиус|Зинаиды Николаевны Гиппиус]] часто упрекали не только в бесчеловечности, но и в болезненном [[самолюбие|самолюбии]] и самолюбовании, при всей своей [[индивидуальность|индивидуальности]] был насквозь диалогичен и только через [[диалог]]и и полемику и может быть оценён и понят. Поэтому писать о Пришвине — это писать об эпохе, в которой он жил, и о людях, с которыми он спорил, у кого учился, кого любил и кого недолюбливал.<ref name="Варламов">''[[w:Варламов, Алексей Николаевич|Варламов А.Н.]]'' «Пришвин или Гений жизни», [http://magazines.russ.ru/october/2002/1/var.html Журнал «Октябрь», №1, 2002 г.]</ref>|Автор=[[w:Варламов, Алексей Николаевич|Алексей Варламов]], «Пришвин или Гений жизни», 2002}}
 

Навигация