Коридорный: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
3932 байта добавлено ,  1 год назад
муха, пятнадцать тысяч
(идиот коридорный)
(муха, пятнадцать тысяч)
 
{{Q|Князь поспешил выйти. Ему пришла между прочим [[мысль]], что она, может быть, уехала, как тогда, в [[Москва|Москву]], а Рогожин, разумеется, за ней, а может, и с ней. «По крайней мере хоть какие-нибудь [[след]]ы отыскать!» Он вспомнил однако, что ему нужно остановиться в [[трактир]]е, и поспешил на Литейную; там тотчас же отвели ему нумер. Коридорный осведомился, не желает ли он закусить; он в рассеяньи ответил, что желает, и, спохватившись, ужасно [[бес]]ился на себя, что [[закуска]] задержала его лишних полчаса, и только потом догадался, что его ничто не связывало оставить поданную закуску и не закусывать. Странное [[ощущение]] овладело им в этом тусклом и душном [[коридор]]е, ощущение, мучительно стремившееся осуществиться в какую-то мысль; но он всё не мог догадаться, в чем состояла эта новая напрашивающаяся мысль. Он вышел наконец сам не свой из трактира; голова его кружилась; но ― куда однако же ехать?<ref>«[[Идиот (роман)|Идиот]]». Роман в четырех частях Федора Достоевского. — СПб.: «Редакция Б. Томашевского и К. Халабаева», 1874 г.</ref>|Автор=[[Фёдор Достоевский]], «[[Идиот (роман)|Идиот]]», 1869}}
 
{{Q|Иван Кузьмич Мясников, [[купец]] и фабрикант, покончив дела, за которыми нарочно приезжал в губернский город, возвратился в грязноватый нумер грязноватой гостиницы, приказал запрягать лошадей и стал собираться в дорогу.
― Что ж, Иван Кузьмич, мало погостили у нас? ― помогая уложить весьма небольшое количество вещей отъезжавшего, говорил трактирный [[слуга]]. ― Право, совсем и не погуляли в городе-то…
― Нагуляюсь потом. ― Слава богу, хоть отделался!
― Всё ли благополучно покончили?
― Всё!.. хорошо! На-ко вот погляди эту штучку. Мясников вынул из-под [[жилет]]а и подал коридорному какую-то маленькую [[книжка|книжку]], которую тот с недоумением взял в руки и долго с тем же недоумением смотрел на нее.
― Это что же будет? ― спросил, наконец, коридорный.
― А это, друг любезный, ― с довольным и веселым лицом проговорил Мясников, ― эта штучка стоит пятнадцать тысяч [[рубль|рубликов]]! Вот что это такое!
― Этакая [[муха]]? Пятнадцать тысяч?..
― Да-да, муха, пятнадцать тысяч… Как ты думаешь? Что? <...>
― То-то вот и хорошо!.. Поди-ко узнай, что это ― [[деньги]]!.. Чистая бумага, а пятнадцать тысяч в ней весу!.. Называется ― [[чек]]! При этом слове лакей повернул перед собою книжку, поглядел на нее с другого бока и уставил ничего не понимающие [[глаза]] на купца.
― Это видишь что… Сейчас ты отодрал лоскут и получай деньги!.. ― пробовал было объяснить Мясников, но так как и при этом коридорный ровно ничего не понял, то хозяин книжки чеков должен был начать рассказывать ему [[банк]]овые дела со всеми подробностями. Нельзя сказать, чтобы изложение этих дел, продолжавшееся довольно долго, уяснило коридорному значение книжонки, которую он не переставал держать в своих руках, по [[времена]]м останавливая на ней внимательный [[взгляд]], тем не менее, когда речь купца была, наконец, кончена, коридорный вздохнул и в каком-то раздумье произнес:
― Да-да!.. Мала-мала штучка, а какую прорву денег вобрала! Это выражение очень понравилось хозяину книжки.
― Питательная книжка, точно! Именно что впитала!<ref>''[[Глеб Иванович Успенский|Успенский Г.И.]]'' Собрание сочинений в девяти томах. Том 5. — Москва, ГИХЛ, 1957 г.</ref>|Автор=[[Глеб Иванович Успенский|Глеб Успенский]], «Новые времена», 1873}}
 
== Коридорный в поэзии ==

Навигация