Коридорный: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
3539 байт добавлено ,  1 год назад
кошмар коридорный
(специализация)
(кошмар коридорный)
 
{{Q|Более двух лет тому назад, именно около Петрова дня 1880 года, железнодорожный [[сторож]] нашел в реке Шаграш, около моста Ярославско-Вологодской линии, джутовый мешок, в котором, по вскрытии, оказался [[труп]] убитого человека, разложившийся до такой степени, что только по одежде можно было догадаться, что убитый ― мужчина. Открытие этого трупа напомнило (не знаем, властям или обществу) о загадочном исчезновении несколько месяцев тому назад одного из посетителей гостиницы «Вологда», пользующейся весьма сомнительной репутацией. Началось следствие, которое через несколько времени открыло виновного. [[Убийца|Убийцей]] оказался коридорный или [[половой]] гостиницы «Вологда», крестьянин Иван Васильев Горюнов, и вот какое поразительное и потрясающее показание дал этот Иван Горюнов на суде: «Года за два раньше, как я убил Крамского (фамилия убитого), к нам в гостиницу «Вологда» приезжал какой-то господин, повидимому купец. Жил он у нас в гостинице дня четыре и больно сильно кутил, пьянствовал. Когда этот господин уезжал, он подарил мне [[золото|золотые]] часы с цепочкой и сказал: «Спасибо тебе, что ты сберег меня, ― всё в целости; у меня, говорит, было девяносто три тысячи рублей». Потом [[гость]] этот попросил проводить его на [[вокзал]]; я проводил, и тут он еще дал мне двадцать пять рублей и еще три рубля. Пришел я домой и показал [[буфетчик]]у и хозяину часы, что мне подарил [[гость]]. Хозяин спросил: «За что ж он подарил?» ― «За то, мол, что у него девяносто три тысячи с собой было, и все остались в целости». ― «Эх ты, ― говорит хозяин, ― не умеешь деньги наживать! Так будешь делать ― и помрешь бедняком…»<ref>''[[Глеб Иванович Успенский|Успенский Г.И.]]'' Собрание сочинений в девяти томах. Том 5. — Москва, ГИХЛ, 1957 г.</ref>|Автор=[[Глеб Иванович Успенский|Глеб Успенский]], «Не случись», 1883}}
 
{{Q|[[Суд]] интересуется, когда бабы ушли, сами они ушли или под руку их выводили, сколько пустых [[бутылка|бутылок]] нашли, [[рвота|заблевана]] была [[уборная]] или нет. В общем, сцена из «[[Воскресение (роман)|Воскресения]]», и свидетели такие же ― [[швейцар]], коридорный, [[буфетчик]], [[горничная|горничные]].
― Да, но [[самоубийство]]-то всё-таки было самое настоящее, ― строго напомнил Яков Абрамович. <...>
Прошёл коридорный. Он постукивал ключом от волчка и повторял: «Отбой, отбой». Этой блаженной минуты ждали все камеры (после отбоя на [[допрос]] не вызывали), но Зыбин и без того уже спал ― ему почему-то, в грубое нарушение всех правил, давали спать сколько угодно, ― но этот стук дежурного даже до него дошёл и во [[сон|сне]]. <...>
Где-то совсем рядом плакала [[женщина]] ― плакала тихо, горько, придушенно, наверно, утыкаясь [[лицо]]м в платок или подушку.
― Кто это? ― спросил Зыбин, но Буддо опять сказал «тсс!» и приложил палец к губам. Прошёл коридорный, поднял [[глазок]] и о чём-то спросил женщину. Та как-то странно всхлипнула и [[ответ]]ила, а потом снова заныла, заплакала. И тут Зыбин чуть не вскочил. Он узнал голос Лины. Это она плакала и причитала тут за стенкой. Да, он и вскочил бы, если бы Буддо не притиснул его к [[койка|койке]]. ― Молчите! ― приказал он свирепо, почти беззвучно. [[Разговор]] продолжался. Теперь женщина не плакала, а слушала и отвечала. И вдруг она очень отчётливо произнесла его имя. Тут он уж вскочил, и Буддо уже не удержал его. [[Боль]] и страшная [[тоска]] сожгли его почти мгновенно, и он сразу позабыл всё. Он хотел бежать, ломать всё, схватить табуретку и грохнуть её об дверь. Только чтоб заорал на него дежурный и назвал его [[фамилия|фамилию]], только чтоб она поняла, что он здесь, рядом ― всё слышит и всё знает.<ref name="дбр">''[[w:Домбровский, Юрий Осипович|Домбровский Ю.О.]]'' Собрание сочинений: В шести томах. Том пятый. — М.: «Терра», 1992 г.</ref>|Автор=[[w:Домбровский, Юрий Осипович|Юрий Домбровский]], «Факультет ненужных вещей», часть вторая, 1978}}
 
== Коридорный в поэзии ==

Навигация