Фельдъегерь: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
2550 байт добавлено ,  2 года назад
как будто подсмотрел, почти слово в слово
[досмотренная версия][досмотренная версия]
(Чернела внизу страницы)
(как будто подсмотрел, почти слово в слово)
Человека здесь ценят лишь по тому, в каких отношениях он состоит с [[власть|властями]], а потому присутствие в моем экипаже фельдъегеря производило действие неотразимое. Сей знак высочайшего покровительства превращал меня в важное лицо, и мой собственный кучер, что возит меня все то время, какое я нахожусь в Петербурге, казалось, вдруг возгордился [[достоинство]]м хозяина, дотоле ему неведомым; он взирал на меня с таким [[почтение]]м, какого никогда прежде не изъявлял; можно было подумать, что он взялся возместить мне все почести, каких до сих пор по неведению меня лишал. Пешие крестьяне, кучера дрожек, [[извозчик]]и — на всех оказывал магическое действие мой унтер-офицер; ему не было нужды грозить своей [[камча|камчой]] — одним мановением пальца, словно по [[волшебство|волшебству]], он устранял любые затруднения; и [[толпа]], обычно неподатливая, становилась похожа на стаю [[угорь|угрей]] на дне садка: они свиваются в разные стороны, стремглав уворачиваются, делаются, так сказать, незаметными, издалека заметив [[острога|острогу]] в руке рыбака, — точно так же вели себя люди при приближении моего унтер-офицера.
Я с [[ужас]]ом наблюдал чудесное могущество этого представителя власти и думал, что, получи он приказ не защищать меня, а уничтожить, ему повиновались бы с той же аккуратностью.|Автор=[[w:Кюстин, Астольф де|Маркиз Астольф де Кюстин]], «Россия в 1839 году» ([[s:Россия в 1839 году (де Кюстин)/Письмо семнадцатое|письмо семнадцатое]]), 1843}}
 
{{Q|Прямо против постоялого двора через улицу приходился станционный дом. Вдруг к крыльцу его подлетела [[курьер]]ская тройка и выскочил фельдъегерь в полном [[мундир]]е, с узенькими тогдашними фалдочками назади, в большой трехугольной шляпе с белыми, желтыми и, кажется, зелеными перьями (забыл эту подробность и мог бы справиться, но мне помнится, что мелькали и зеленые перья). Фельдъегерь был высокий, чрезвычайно плотный и сильный детина с багровым лицом. Он пробежал в станционный дом и уж наверно «хлопнул» там рюмку [[водка|водки]]. Помню, мне тогда сказал наш [[извозчик]], что такой фельдъегерь всегда на каждой станции выпивает по рюмке, без того не выдержал бы «такой муки». Между тем к почтовой станции подкатила новая переменная лихая тройка, и ямщик, молодой парень лет двадцати, держа на руке армяк, сам в красной рубахе, вскочил на облучок. Тотчас же выскочил и фельдъегерь, сбежал с ступенек и сел в тележку. Ямщик тронул, но не успел он и тронуть, как фельдъегерь приподнялся и молча, безо всяких каких-нибудь слов, поднял свой здоровенный правый кулак и, сверху, больно опустил его в самый затылок ямщика. Тот весь тряхнулся вперед, поднял кнут и изо всей силы охлестнул коренную. Лошади рванулись, но это вовсе не укротило фельдъегеря.|Автор=[[Фёдор Михайлович Достоевский|Фёдор Достоевский]], [[:s:Дневник писателя. 1876 год (Достоевский)/Январь/ГЛАВА ТРЕТЬЯ I|Дневник писателя. Январь 1876 года]]}}
 
== Фельдъегерь в художественной прозе ==

Навигация