Штиль: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
1513 байт добавлено ,  6 месяцев назад
Сумасшедшая толчея
(как штиль)
(Сумасшедшая толчея)
 
{{Q|Денёк выдался хмурый, недвижно висели на небе слоистые [[туча|тучки]], как морщинки под глазами у доброй [[старуха|старухи]], и по краю над землёй, где Гусёнки, словно завешено небо рядниной, из-за которой высунул кто-то [[борода|бороду]] с проседью и с крутым заворотом у самой земли… веяла оттуда чуть уследимая прохлада, незримой рукой проводившая нежно по каждой [[трава|травинке]], и на всём лежало бездумное спокойствие и [[тишина]], согнулся сонно вершинами чертухинский [[лес]], на опушке [[ольха|ольхи]] напружили в безветрии зелёные горбы, неся свою ношу, и только редко проковыляет над головой [[ворона]] обомлелым [[перед дождём]] крылом, каркая во все стороны и раздувая зоб, не зная ещё, с какой стороны наверную найдёт дождливая [[туча]].<ref name="клыч">''[[:w:Клычков, Сергей Антонович|Клычков С.А.]]'' Собрание сочинений: в двух томах. — М.: Эллис-Лак, 2000 г.</ref>|Автор=[[Сергей Антонович Клычков|Сергей Клычков]], «Князь мира», 1927}}
 
{{Q|Но нас почти не качало. Зато [[вибрация]] от двигателя была особенно сильной. Какой-то [[резонанс]] собственных колебаний корпуса и [[ритм]]а дизеля. Ямкин уставился на [[стакан]], в котором трепетал от вибрации [[янтарь|янтарный]] чай. Черные [[чаинки]] всплывали и тонули, держась все время вертикально, как [[морской конёк|морские коньки]]. Жидкость трепетала и извивалась, как живая, как синусоиды на [[осциллограф]]е. Сумасшедшая толчея малюсеньких [[волна|волн]].
― [[Буря в стакане]], ― сказал Ямкин и переставил стакан, ища место на столе, где вибрации оставили бы его чай в покое.
― Вокруг штиль, а в стакане ― [[буря]], ― сказал Ямкин.<ref>''[[:w:Конецкий, Виктор Викторович|Конецкий В.]]'' «Начало конца комедии». Повести и рассказы. — М.: «Современник», 1978 г.</ref>|Автор= [[Виктор Викторович Конецкий|Виктор Конецкий]], «Начало конца комедии», 1978}}
 
{{Q|Как бы ни был прекрасен штормовой [[океан]], самое хорошее то, что рано или поздно он стихнет. Штормовая погода изнуряет и привычных людей. Зато после жестокого шторма утренняя [[природа]] может одарить тем, чего нам так не хватает, – [[нежность]]ю. Пожалуй, утреннее штилевое море при ясном небе нежнее всего на свете. И целомудреннее.<ref name="лёд">''[[Виктор Викторович Конецкий|Конецкий В. В.]]'' «Соленый лед». — М., 1988 г.</ref>|Автор=[[Виктор Викторович Конецкий|Виктор Конецкий]], «Солёный лёд», 1987}}

Навигация