Жерминаль: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
21 байт добавлено ,  1 год назад
м
нет описания правки
[досмотренная версия][досмотренная версия]
мНет описания правки
мНет описания правки
«'''Жермина́ль'''» ({{lang-fr|Germinal}}) — тринадцатый роман французского писателя Эмиля Золя, входящий в двадцатитомный цикл «Ругон-Маккары». Впервые был опубликован в 1885 году. Окончательное название романа символично и представляет собой отсылку к первому весеннему месяцу жерминаль по французскому революционному календарю.
 
{{Q|«…Это<…> это был еще только первый толчок прогнившему обществу, <> но потом последуют новые, все новые толчки, пока старое расшатанное здание не рухнет и не провалится в бездну, как шахта Воре»,.|Комментарий= ч. VII, гл. VI}}
 
== Цитаты ==
{{Q|Даже здесь, на этой глубине, всех преследовала мысль о доносчиках, словно у пластов угля, составлявших собственность Акционерной компании, были уши.}}
{{Q|Наёмный труд — это новая форма рабства <...>|Комментарий=Этьен}}
{{Q|Вы недостойны познать [[счастье]], пока цепляетесь за собственность и пока ваша ненависть к буржуазии будет корениться единственно в вашей неутолимой потребности самим стать такими же буржуа.}}
{{Q|Не лучше ли подохнуть с голоду сразу, чем надрываться в этом аду и не зарабатывать даже на хлеб?}}
{{Q|Хлеба? Да разве в этом счастье, болваны?|Комментарий=Энбо}}
{{Q|Тогда, представив себе воочию картину вечной нищеты, машинист крикнул неистовым голосом, что если для человека справедливость неосуществима, то пусть лучше сгниет все человечество.|Комментарий=Суварин}}
{{Q|— Никогда насилие не приводило к [[Добро|добру]]. В один день мир не переделаешь. И кто обещает вам переменить всё сразу, тот либо болтун, либо мошенник.|Комментарий=Раснер}}
{{Q|Спалите города в пламени пожаров, скосите целые народы, уничтожьте всё, — и когда уже ничего не останется от этого прогнившего мира, быть может, возникнет новый, лучший мир.}}
{{Q|Несмотря на муки свои, все полны были надежды, благоговейной, фанатичной веры, самоотверженности людей, убежденных в предстоящей победе. Им обещали, что настанет эра справедливости, и они готовы были пострадать ради завоевания всеобщего счастья... Когда в глазах у них темнело от слабости, перед ними в лучезарных видениях представало идеальное общество, о котором они грезили, теперь такое близкое и как будто даже ставшее явью, — общество, в котором все будут братья друг другу, золотой век труда и совместных трапез.}}

Навигация