Властелин колец

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

«Властели́н коле́ц» (англ. The Lord of the Rings) — роман-эпопея английского писателя Дж. Р. Р. Толкина, самое известное произведение жанра фэнтези. «Властелин колец» был написан в 1937-1949 годах как единая книга, но из-за объёма при первом издании был разделён на три части: «Братство Кольца», «Две крепости» и «Возвращение короля».

Цитаты[править]

Следует доработать статью: все цитаты надо выверить и разбить по книгам и главам в переводе Каменкович и Каррика.
  •  

А быть может, каждый из вас уже начал — не заметив этого — тот единственный путь, который предназначен ему судьбой.

  — Галадриэль
  •  

А есть ли она, верная дорога?

  — Гимли
  •  

Саруман: Белый! Белый хорош только в самом начале. Белое полотно можно выкрасить. Белую бумагу можно покрыть письменами. Белый луч преломляется и становится радугой даже в обыкновенной капле воды!
Гэндальф: Но он перестает быть белым. А кто ломает вещь, чтобы узнать, что она из себя представляет, тот сошел с пути Мудрых.

  •  

Гэндальф: Будь осторожен!
Арагорн: А когда я был неосторожен за эти долгие годы?
Гэндальф: Да, пожалуй, не был. Тем обиднее оступиться в конце пути.

  •  

В горных долинах моей страны много удивительных цветов и много дев, превосходящих эти цветы красотой лика и стана, но ещё ни разу не встречал я в Гондоре ни цветка, ни девы, которые сравнились бы с тобой по красоте и печали. Может статься, через малое число дней мир покроет тьма, и я надеюсь встретить её мужественно — но на сердце у меня было бы легче, если бы в оставшиеся нам солнечные дни я мог иногда видеть твоё лицо.

  — Фарамир
  •  

В мире много злых сил, с которыми вашим крепким стенам и острым мечам дела иметь не приходится.

  — Арагорн
  •  

В мире хватает болезней, бед и случайностей. Войны только приумножают их.

  — Арагорн
  •  

В наше смутное и тревожное время такая простота кажется безумной. Дни всеобщего дружелюбия миновали…

  — Гэндальф
  •  

В пути тебе встретится немало врагов, иных сразу узнаешь, иных — нет, но можешь встретить и друзей, даже когда на это будет меньше всего надежды.

  — Элронд
  •  

В странные времена довелось мне жить! Мы веками разводили скот, пахали землю, строили дома, мастерили орудия, помогали гондорцам в битвах за Минас Тирит. Все это мы называли обычной человеческой жизнью, и нам казалось, что таким путем идет весь мир. Нас мало беспокоило, что происходит за пределами нашей страны. Об этом пелось в песнях, но мы забывали эти песни или пели их только детям, просто так, бездумно, по привычке. И вот эти песни напомнили о себе, отыскали нас в самом неожиданном месте и обрели видимое обличье!

  — Теоден
  •  

В то, что мы создаем, мы всегда вкладываем память о том, что любим.

  •  

Арагорн: В чём, в чём, а в этом ты ничуть не изменился, дорогой Гэндальф. Как всегда, говоришь сплошными загадками!
Гэндальф: Загадками? Да нет, нет, что ты. Я просто разговариваю сам с собой. Так поступали когда-то древние: обращались к самому мудрому в собрании, минуя остальных.

  •  

В этом сражении понадобится мужество без оглядки на славу, ибо никто никогда не узнает, какие подвиги совершили павшие, в последний раз выступив на защиту своего дома… Но ведь подвиг остается подвигом, даже если его некому воспеть.

  — Арагорн
  •  

Вам нужно имя? Что в нем проку? Скажите-ка мне, кем вы будете, если лишить вас имен?

  — Том Бомбадил
  •  

Ваши тропы — у вас под ногами. Каждый увидит свою в должное время.

  — Галадриэль
  •  

Вдвойне благословенна помощь, приходящая нежданно!

  — Эомер
  •  

— Ведь это путь в безнадёжность. Я сказал бы, что это безумие, не чти я вековую мудрость Элронда.
— Так безнадёжность или безумие?

  — Гэндальф, Эрестор
  •  

Весна и лето миновали и не вернутся уже на землю — разве что как воспоминание.

  — Галадриэль
  •  

Фарамир: Видимо, она поистине прекрасна. Губительно прекрасна!
Сэм: Ну, насчет губительно — не знаю. Думаю, люди сами приносят в Лориэн свою беду — и, конечно, натыкаются на неё, на беду эту, раз уж она пришла туда вместе с ними. Владычицу, конечно, очень даже можно назвать опасной, хотя бы потому, что в ней столько силы, столько силы! Иной об эту силу разобьется, как корабль о скалу, иной утонет, как хоббит, если его бросить в реку. Но скалу и реку винить глупо.

  •  

Виновен в дурных вестях тот, кто сеет зло, а не тот, кто пришел предупредить и помочь в трудный час.

  — Фангорн
  •  

Властелин Чёрной Башни обладал оружием, действовавшим куда быстрее, чем голод. Это были страх и отчаяние.

  •  

Войны не миновать: на карту поставлены наши жизни, ибо Враг стремится поглотить всех и вся. Но я не могу сказать, что люблю остроту сверкающего меча, стремительный полет стрелы ради них самих, не могу сказать, что в воине ценю прежде всего воина, а потом уже человека. Я люблю только то, что защищают эти мечи, стрелы и воины, — город нуменорцев. Пусть мою страну чтят за её прошлое, за её древние обычаи, красоту и мудрость! Я хочу, чтобы её боялись только тем страхом, какой подобает юноше, когда он стоит перед лицом умудренного годами старца.

  — Фарамир
  •  

Волшебник никогда не опаздывает, Фродо Бэггинс. Как и не приходит рано. Он приходит именно тогда, когда нужно.

  — Гэндальф
  •  

Впервые слышу от тебя не только дельный, но и приятный совет. Даже опасаюсь: поскольку все твои неприятные советы неизменно были к добру, то не к худу ли приятный?

  — Бильбо Бэггинс
  •  

Враг появится только в миг последней победы. До тех пор он воюет руками других. Так делают все великие правители, если они мудры.

  — Денэтор
  •  

Врагов я считаю только мечом.

  — Арагорн
  •  

Глаза у него словно бездонные колодцы, а в колодцах — память целых тысячелетий и длинные, медленные мысли. Как будто все, что происходит здесь и сейчас, для него только искорки на поверхности, вроде как блестки солнца на листьях огромного дерева или рябь на воде очень, очень глубокого озера. Мне показалось, будто мы с Мерри нечаянно разбудили дерево, веками росшее и росшее себе из земли. Ну, не разбудили, наверное, потому что оно не совсем спало — оно, если хотите, просто жило само в себе, между кончиками своих корней и кончиками веток, между глубинами земными и небом, и вдруг проснулось — и смотрит на вас так же медленно и внимательно, как все эти бесконечные годы вглядывалось само в себя.

  — Перегрин Тук
  •  

Гэндальф наконец сказал, что рад нас видеть. "Где же ты был?" — сунулся было я. — "И где все остальные?". "Где был, там меня уже нет", — отвечал он в своей неподражаемой манере. — "Кое-кого видел, об остальном потом, я спешу".

  — Перегрин Тук
  •  

Добрую половину из вас я знаю вдвое хуже, чем следует, а худую половину — вдвое меньше, чем надо бы.

  — Бильбо Бэггинс
  •  

Если бы только Госпожа могла нас сейчас видеть и слышать! Я сказал бы ей: «Владычица! Нам так мало нужно! Только немного воды и света, чистой воды и обыкновенного дневного света, и все. Они важнее всех драгоценностей мира, вы уж меня простите!».

  — Сэм Гэмджи
  •  

Пиппин: Если бы я знал это раньше. Я ведь понятия не имел о том, что делаю.
Гэндальф: Нет, понятия у тебя хватало. Ты знал, что поступаешь глупо и плохо. Но ты не послушал себя.

  •  

Если тебе нужны друзья, которые тебя ни в воде, ни в огне не бросят, — можешь смело на нас положиться. И тайну ты нам можешь смело доверить — уж мы-то не проговоримся, даже если ты сам однажды не выдержишь и сломаешься. Но если ты ищешь таких, что предоставят тебе одному выпутываться, когда случится беда, а сами потихонечку смоются, — мы тебе не подходим. Понимаешь, мы твои друзья, Фродо. От этого никуда не денешься.

  — Мерри Брендизайк
  •  

Есть опасности, от которых можно только бежать, и это не будет трусостью.

  — Фарамир
  •  

За горячими и дерзкими речами нередко кроется преданное сердце.

  — Теоден
  •  

Заря для человека всегда означает надежду.

  — Арагорн
  •  

Зло можно возвещать по-разному. Одни сеют зло сами, другие — истинные друзья — в дни мира и благополучия странствуют в далеких странах, а в черный день являются, чтобы протянуть руку помощи.

  — Гэндальф
  •  

Знаете, какое у меня чувство? Будто я внутри песни — понимаете?

  — Сэм Гэмджи
  •  

Знаешь, мужество прячется в самых неожиданных местах.

  — Гилдор Инглорион
  •  

И слабейший из смертных может изменить ход будущего.

  •  

... и телесное исцеление не всегда идёт на пользу, а гибель на поле брани — не всегда зло, даже если герой погибает в муках.

  — Эовин
  •  

Из всех зол и тягот, какие хранит в запасе судьба, нет ничего столь горького и позорного для мужа, как снискать любовь прекрасной и бесстрашной девы и не иметь возможности ответить ей тем же.

  — Арагорн
  •  

Излишняя подозрительность надёжней слепого доверия.

  •  

Испытайте ваши сердца, примите то, что пошлет каждому из вас дорога.

  — Элронд
  •  

Истинный мудрец не мог бы надеяться узнать избранника прежде, чем пробьет назначенный час.

  — Элронд
  •  

Каждый сам вправе положить предел своему путешествию, ибо никто не знает, где граница его мужества и какие напасти подстерегают на пути.

  — Элронд
  •  

Фродо: Как жаль, что Бильбо не убил мерзкую тварь. Ведь это было так просто!
Гэндальф: Жаль, говоришь? Верно! Именно жалость удержала его руку. Жалость и Милосердие. У него не было нужды убивать, и он сжалился. И был вознагражден сторицей, Фродо. Будь уверен: Бильбо отделался так легко и сумел в конце концов освободиться только потому, что его история с Кольцом началась именно таким образом. С Жалости.

  •  

Когда отступаешь, каждого вражеского воина считаешь за двух.

  •  

Когда простой народ беззаботен, когда ему нечего бояться, он остается свободным, а это главное.

  — Гэндальф
  •  

Кольцо нельзя надеть на две руки сразу.

  — Гэндальф
  •  

Кончаются не сказки, это герои появляются и уходят, когда их дело сделано.

  — Фродо
  •  

Кривому глазу и правда кажется кривдой.

  — Гэндальф
  •  

Кто торопится, часто бьёт мимо.

  •  

Лучше бы ты рассказал мне всю правду. Было бы не так страшно. От намеков и предостережений только хуже!

  — Фродо Бэггинс
  •  

Любой может изменить свое будущее, если захочет.

  •  

Люди Гондора — доблестные воины, они не станут никому кланяться. Но их можно одолеть в бою, поскольку доблесть — ничто без могучей армии и оружия.

  — Боромир
  •  

Гимли: Люди — странные существа, Леголас! Они владеют чудом из чудес, какого нет на всем Севере, и как они его называют? „Пещеры“! Пещеры, которые в дни войны служат им убежищем, а в дни мира — хранилищем зерна! Дорогой Леголас, известно ли тебе, что подземные чертоги Хельмовой Пади обширны и прекрасны? Да если бы гномы о них прознали, они бы потянулись сюда бесконечной чередой, чтобы только взглянуть на них, да, да, и платили бы за это чистым золотом!
Леголас: Лично я не пожалею золота, только бы меня избавили от лицезрения твоих пещер, а если бы я ненароком забрел туда, то дал бы вдвое, только чтобы меня выпустили на волю!

  •  

Мир и вправду полон опасностей, и в нем много темного, но много и прекрасного. Нет такого места, где любовь не была бы омрачена горем, но не становится ли она от этого только сильнее?

  — Халдир
  •  

Мир изменился. Я чувствую это в воде, чувствую это в земле, ощущаю в воздухе… Многое из того, что было — ушло. И не осталось тех, кто помнит об этом.

  •  

Мир, который нас окружает, огромен. Ты можешь оградить себя стеной и запереться от этого мира, но самого мира тебе не запереть.

  — Гилдор Инглорион
  •  

Мир никогда уже не будет прежним, а солнце — таким же ясным, как раньше.

  — Халдир
  •  

Многие из тех, кто живет, заслуживают смерти, многие из мёртвых были достойны жить. Поэтому не будь скор в сужденьях насчет жизни и смерти: даже самый мудрый человек может ошибаться.

  — Гэндальф
  •  

Леголас: Может быть, здешние люди поступают мудро, помалкивая об этих пещерах: наверное, одного трудолюбивого гномьего семейства с молотками в руках хватило бы, чтобы напортить столько, что потом никаким гномам не поправить!
Гимли: Ты не прав. Сердце гнома не может остаться равнодушным к такой красоте. Дети Дьюрина не стали бы добывать тут каменья. Даже золото и алмазы нас не соблазнили бы. Разве ты срубил бы на дрова цветущую весеннюю рощу?

  •  

Может статься, мы идём навстречу судьбе. Как бы этот поход не стал для нас последним! Но если бы мы остались дома и предались безделью, гибель всё равно рано или поздно настигла бы нас. Мысль об отмщении зрела в наших сердцах давно, потому-то мы и двинулись на Исенгард, не откладывая. Решение было принято далеко не спрохвала! Если это последний поход энтов, пусть он по крайней мере будет достоин песни! Почему бы не пособить другим племенам, прежде чем исчезнуть? Я бы, конечно, предпочёл идти своей дорогой и ждать того дня, когда исполнится предсказание и отыщутся наши жены. Я был бы рад, очень рад увидеть Фимбретиль! Но не будем забывать, что песни, как и деревья, приносят плоды лишь в назначенное время, и никто не может сказать, как именно это свершится. А бывает и так, что песни увядают раньше срока…

  — Фангорн
  •  

Мой дорогой Фродо, хоббиты действительно удивительные существа: ты можешь узнать о них всё практически за месяц, но через сто лет они всё же удивят тебя.

  •  

Моя собственность. Моя любовь. Моя… моя прелесть. — часто повторяемые им слова

  — Голлум
  •  

Моя цена такая: я пойду с вами и буду идти, пока сочту нужным.

  — Арагорн
  •  

Мудрый избегает говорить о том, чего не знает.

  — Гэндальф
  •  

Мы должны шагнуть в ловушку с открытыми глазами, собрав все мужество и помня, что для себя надежды у нас почти не остается. Ибо, государи мои, очень может статься, что все мы погибнем в этой черной битве, погибнем вдали от земель, населенных людьми. Даже если Барад-Дур все-таки падет, мы с вами в новую эпоху, которая откроется для других, не вступим. Но таков, думается мне, наш долг. Посудите сами, разве такая смерть не лучшая из возможных? Ведь если мы ничего не предпримем, смерть найдет нас и здесь, с той же неизбежностью, но разница будет немалой, ибо, умирая, мы будем знать, что новая эпоха не настанет уже никогда.

  — Гэндальф
  •  

Мы — на самом краю пропасти, где надежда и отчаяние сродни.

  — Арагорн
  •  

Мы не выбираем времена, мы можем лишь решать, как жить во времена, которые выбрали для нас.

  •  

Мы обязаны найти способ, даже если у нас не хватит сил на его осуществление.

  •  

Мы хотим только одного — свободы. Мы желаем жить, как жили всегда, владеть, чем владели, и не хотим гнуть спины перед чужеземным властителем, неважно, добрым или злым.

  — Эомер
  •  

Настоящие имена рассказывают историю вещей, которым принадлежат.

  — Фангорн
  •  

Наши дела так плохи, что нет смысла беспокоиться о завтрашнем дне, он, может, и вовсе не наступит.

  — Фродо Бэггинс
  •  

... не в нашей власти управлять всеми отливами и приливами в этом мире. Нам достаточно выполнить то, ради чего мы посланы на землю, сиречь — выкорчевать зло на полях, которыми мы ходим, дабы те, кто будет жить после нас, могли расчистить землю к севу. А какая у них будет погода — это уже от нас не зависит.

  — Гэндальф
  •  

Не знаю, как вам объяснить, но после этой ночи я другой стал. Я словно вперед вижу, если можно так выразиться. Я знаю, что дорога перед нами длинная и ведет она во тьму, но я не могу повернуть назад. Я уже не ради эльфов иду, и не ради драконов, и не чтобы горы посмотреть. На самом деле я не знаю, чего хочу, но я должен что-то совершить прежде, чем все это кончится, и это что-то меня ждет не в Шире, а там, впереди. Мне надо пройти этот путь до конца — понимаете?

  — Сэм Гэмджи
  •  

Не лезь в дела мудрых. Понять — не поймёшь, а хлопот не оберешься.

  — Гилдор Инглорион
  •  

Не навечно привязаны мы к кругам мира, и за ними больше, чем память.

  — Арагорн
  •  

Не стоит так легко отворачиваться от бабушкиных сказок. В них иногда хранится знание из наследства Мудрых.

  — Келеберн
  •  

Неужели у Приключения не бывает конца? Эх, видно, не бывает. Кому-то всегда приходится продолжать историю дальше.

  — Бильбо Бэггинс
  •  

Но Голлум обиделся. Не так уж часто он говорил правду, и вот, когда он сказал её наконец, ему не поверили!

  •  

Эовин: Но я не служанка, я — из рода Эорла. Я умею сидеть в седле, владею мечом и не боюсь ни боли, ни смерти.
Арагорн: Чего же ты боишься, госпожа?
Эовин: Неволи. Я боюсь просидеть всю жизнь под замком, боюсь дождаться дня, когда усталость и годы примирят меня с тюрьмой, когда надежда совершить великое исчезнет, забудется и перестанет волновать сердце.

  •  

Нельзя быть одновременно и тираном, и мудрецом.

  — Гэндальф
  •  

... нет жизни в пустоте — одна лишь смерть.

  •  

Нет! Я все-таки не отчаиваюсь. Возьми Гэндальфа. Он упал в бездну, но вернулся, и теперь он с нами! Мы выстоим — пусть на одной ноге, пусть упав на колено, но выстоим!

  — Перегрин Тук
  •  

Никакие ворота не удержат Врага, если при них не будет защитников.

  — Арагорн
  •  

Ничего не происходит, да никто и не хочет, чтобы происходило.

  — Сэм Гэмджи
  •  

Ничто не затмит в моих очах красоты эльфийской Владычицы. Отныне я смогу называть прекрасным только то, что исходит от неё. Зачем я только пустился в этот Поход? Скажи, Леголас! Что мог я знать о главной опасности, подстерегавшей меня на пути? Прав был Элронд: нам не дано было предугадать, что нам повстречается. Я боялся тьмы, боялся пытки, и этот страх не остановил меня — а оказалось, что опаснее всего свет и радость. Если бы я о том ведал, я никогда не отважился бы покинуть Ривенделл. Прощание с нею нанесло мне такую рану, что куда там Черному Властелину, даже если бы я прямо сегодня попал к нему в руки!

  — Гимли
  •  

Но знай, Эомер, тебя она любит по-настоящему, меня же — нет. Ибо тебя она знает, а во мне любит лишь тень, грезу, игру собственного воображения.

  — Арагорн
  •  

Но скажу тебе вот что: я не владею королевствами — ни Гондорским и никаким другим, ни большим, ни малым. Я просто пекусь обо всем, что есть на свете доброго и чему в нашем сегодняшнем мире грозит опасность. Гондор может погибнуть, но я не назову себя побежденным, если хоть что-нибудь продержится до утра, чтобы расцвести и дать добрый плод грядущим временам.

  — Гэндальф
  •  

Но так уж наш брат хоббит устроен, что в серьезные минуты у нас на языке одни пустяки. Мы всегда говорим совсем не то, что хочется, — а почему? Потому что боимся сказать лишнее. Когда нету места шуткам, мы сразу теряемся…

  — Мерри Брендизайк
  •  

Бильбо: Ну а пир… я теперь не очень-то часто хожу на пиры. У меня и без пиров есть чем заняться.
Фродо: Что же ты делал?
Бильбо: Сидел, думал. Я этим частенько занимаюсь.

  •  

Ну конечно! Это же просто до нелепости, как и все остальные загадки, когда найдешь ответ!

  — Гэндальф
  •  

Одно кольцо, чтобы управлять ими всеми, Одно Кольцо, чтобы найти их, Одно кольцо, чтобы собрать их всех и в темноте связывать их.

  •  

Он был рад, что не видит лица убитого. Как звали этого человека, задавался вопросом хоббит, откуда он явился и точно ли сердце его было черно от злобы? Может, его опутали ложью или запугали, чтобы он вместе со всеми послушно отправился на север? Кто знает, может, сам он предпочел бы остаться дома и вести мирную жизнь?

  •  

Он жив, тебе же сердце подсказывало, что он жив. Не доверяй своей голове, Сэмвайз, это далеко не лучшее, что у тебя есть!

  — Сэм Гэмджи
  •  

Он не ведает, навстречу какой судьбе едет, но, если бы и ведал, назад не повернул бы.

  — Арагорн
  •  

Он правда стал другим, вот только каким именно и насколько другим — пока не ясно.

  — Фродо Бэггинс о Горлуме
  •  

Она такая красивая! Такая чудесная! Иногда она похожа на высокое дерево в цвету, а иногда на белый нарцисс, маленький и хрупкий. Тверже алмаза и мягче лунного света — вот она какая. Тёплая, как солнечный луч, и холодная, как звездный мороз. Гордая и далекая, как ледник в горах, и веселая, как обыкновенная девчонка, у которой по весне маргаритки в косах… Но все это — пустые слова, совсем неподходящие для неё.

  — Сэм Гэмджи
  •  

Опасны творения, если сила их создателя больше нашей собственной.

  — Гэндальф
  •  

Опасное это дело, Фродо, выходить за порог: стоит ступить на дорогу и, если дашь волю ногам, неизвестно куда тебя занесёт.

  •  

Оружие измены всегда опасно в первую очередь тому, у кого оно в руках.

  — Гэндальф
  •  

По его понятиям, мы представляем для него серьёзную угрозу. Он трепещет при мысли, что среди нас может объявиться какой-нибудь богатырь с Кольцом на пальце, который отважится пойти войной на Мордор, чтобы сокрушить мощь Барад-дура и самому воссесть на чёрный трон. Ему и в голову не приходит, что, сокрушив мощь Барад-дура, мы никого не захотим возводить на трон Саурона. Даже в самых чёрных снах ему не грезилось, что мы пытаемся попросту уничтожить Кольцо!

  — Гэндальф
  •  

Пиппин: Пора спускаться на землю! Мы, Туки и Брендизайки, в небесах долго не выдерживаем… Вершины не про нас.
Мерри: Не про нас. Во всяком случае, пока. Уж не про меня — это точно… Но зато мы теперь их видим, эти вершины, и чтим их, правда? Я думаю, каждый должен любить то, что ему положено по его чину, и не мучиться. Надо же с чего-то начинать, надо иметь корни — а чернозем у нас, в Шире, хороший, и глубина — в самый раз!.. Но есть вещи и глубже, и выше. Если бы их не было, никакой Старикан Гэмджи не смог бы мирно копаться в своем огороде, что бы он сам про это ни думал! Хорошо, что я хоть одним глазком глянул наверх…

  •  

Поспешные суждения редко бывают справедливы.

  — Галадриэль
  •  

Похвала из уст того, кто сам достоин похвалы, — высшая награда.

  — Фарамир
  •  

Правитель Города сдался раньше, чем Враг взял крепость.

  — Перегрин Тук
  •  

Признать неизбежность опасного пути, когда все другие дороги отрезаны, — это и есть истинная мудрость.

  — Гэндальф
  •  

Фродо: Про Сэма Гемджи я теперь каждый день узнаю что-нибудь новенькое! То он заговорщик, то заправский шутник… Надо думать, кончит он свою жизнь тем, что станет волшебником — или, может, героем?
Сэм: Вот не было печали! Не хочу я быть волшебником! И героем — тоже! Спасибочки!

  •  

Проникая в коварные помыслы Врага, невольно проникаешься и его коварством.

  — Элронд
  •  

Проще крикнуть: «Прекратить!», чем сделать это.

  — Фангорн
  •  

Пусть он светит тебе во мраке, когда весь прочий свет угаснет.

  — Галадриэль
  •  

Пусть сердце останется самим собой, но пусть не покидает его доброта.

  — Элронд
  •  

Раз замысел созрел, он рано или поздно себя обнаружит.

  — Гэндальф
  •  

Боромир: Разве это единственная дорога?
Арагорн: А какую бы предпочел ты?
Боромир: Прямую, всем понятную, даже если она утыкана мечами!

  •  

Разговоры отвлекают меня от мыслей, а ведь от мыслей устаешь не меньше.

  — Фродо Бэггинс
  •  

Распускать несвоевременные слухи всегда опасно — они могут попасть не по адресу.

  •  

Река — это такая тропа, с которой по крайней мере не собьешься.

  — Арагорн
  •  

Эомер: Сегодня случилось так много чудес, что я уже ни в чем не уверен. Чего только не творится на свете! Гномы разгуливают по Рохану под руку с эльфами, люди остаются живы после беседы с Лесной Владычицей — и в придачу ко всему в Рохан возвращается меч, сломанный ещё до того, как отцы отцов наших вступили на землю Страны Всадников, причем возвращается перекованным! В такие времена мудрено разобраться, где твое место и в чем твой долг!
Арагорн: Не более, чем в любые другие. Добро и зло всегда остаются добром и злом — как для людей, так и для эльфов с гномами. Надо только уметь отличить одно от другого — будь то у себя дома или в Золотом Лесу.

  •  

Скольких я уложу, прежде чем они меня схватят? Вытащи я меч, они сразу увидят его блеск и, рано ли, поздно ли, меня поймают. Знать бы только, попаду я когда-нибудь в песню или нет? Песнь о Сэмвайзе, что пал в бою на горном перевале, окружив своего хозяина стеной из мертвых тел! Впрочем, что это я? Какая песня? Не будет никакой песни. Ведь они завладеют Кольцом, а значит, песен больше вообще никогда не будет.

  — Сэм Гэмджи
  •  

Скорее всего, в конце пути он станет как стеклянный сосуд с чистым светом внутри — для тех, кто умеет видеть.

  — Гэндальф
  •  

Слишком поздно! Прийти слишком поздно — хуже, чем никогда.

  — Мерри Брендизайк
  •  

Со всех сторон — несчастное он существо. Ему опостылела тьма, а свет он никогда не любил.

  — Гэндальф
  •  

Странными силами владеют наши враги, и странные слабости им присущи. Испокон веков говорится: «Зло часто побеждает самое себя».

  — Теоден
  •  

Сэм — помощник что надо, он, чтобы тебя спасти, дракону в глотку прыгнет, если не споткнется по дороге.

  — Перегрин Тук
  •  

Так часто бывает — когда нужно что-то спасти, кто-то должен отказаться от него, потерять для себя, чтобы сохранить для других.

  — Фродо Бэггинс
  •  

Таков закон: те, чью ладью несёт быстрый поток, обречены находить и терять.

  — Леголас
  •  

Твоё сердце не просто слепо предано хозяину — оно зорче твоих глаз.

  — Фарамир
  •  

Те, кто не обзавелся своими мечами, падут под ударами чужих.

  — Эовин
  •  

...теперь к любви всегда примешивается горе.

  •  

Гимли: Только вероломный говорит „прощай“, завидев тьму впереди.
Элронд: Может быть. Но пусть не клянется выстоять во тьме тот, кто ещё никогда не видел ночи!
— Слово обета может укрепить колеблющегося.
— Или сломить его.

  •  

Только теперь он сполна почувствовал горькую правду слов Короля: «Что тебе делать в таком бою, Мериадок?..» Сейчас он, повесив голову, ответил бы: «Много что! Например, мешать всаднику, а ещё — не терять надежды, что удержусь в седле и не погибну под копытами…».

  •  

Трудно поверить, что огонь обжигает, пока не прикоснешься к нему. Зато потом все, что тебе скажут об огне, западет в самое сердце.

  — Гэндальф
  •  

Труды не окончены, даже если надежда погасла.

  — Арагорн
  •  

Глоин: Ты ведь любил Бильбо, не так ли?
Фродо: Любил. Был бы мой выбор, что повидать, его или все дворцы и башни мира, я выбрал бы его.

  •  

Ты говоришь, нам нужно понять друг друга? Я тебя вполне понимаю, а вот тебе меня уже не понять.

  — Гэндальф
  •  

Ты можешь узнать кое-что, плохое или хорошее, оно может пригодиться тебе, а может и нет. Знать — хорошо, но и опасно.

  — Галадриэль
  •  

Любелия: Ты об этом ещё пожалеешь, юнец! Почему ты не ушел вместе с ним? Ты не здешний. Ты не Бэггинс. Ты… ты… Брендизайк, вот ты кто!
Фродо: Слыхал, Мерри? Оказывается, это оскорбление.
Мерри: Какое там оскорбление. Это грубая лесть. А следовательно, неправда.

  •  

Ты спрашиваешь, как я себя чувствую?! Да этого никакими словами не выразишь! Всё равно что… всё равно что весна после зимы, всё равно что луч в листве! В душе у меня сейчас всё сразу — трубы, и лютни, и все песни, какие я только слышал!

  — Сэм Гэмджи
  •  

Тьма не вечна, и не так уж много места занимает она в мире, а свет и высшая красота, царящие за её пределами, пребудут вечно.

  •  

У эльфа и ветра не спрашивай совета: оба скажут в ответ — что да, то и нет.

  — Фродо Бэггинс
  •  

Увидеть в руинах то, что всегда считал могущественным и непобедимым, — само по себе тяжелое наказание.

  — Арагорн
  •  

Леголас: Увы безумию наших дней! Все мы — враги одного Врага, но я почему-то должен идти по эльфийскому лесу с повязкой на глазах! А в лесу этом светит веселое солнышко и листья блестят, как золото!
Халдир: Может, ты и прав. Видно, воля Черного Властелина действует и в нас самих! Ни в чем она так не заметна, как в отчуждении, когда оно проникает в ряды его врагов.

  •  

Укрепись сердцем — лучшей помощи не будет у того, кто отчаялся.

  — Гэндальф
  •  

Хоббитам только дай волю — они усядутся хоть на поле битвы и давай обсуждать кушанья и стряпню, а заодно порасскажут о деяньях своих отцов, дедов и прадедов, девятиюродных родичей с отцовской и материнской стороны.

  — Гэндальф
  •  

Хоббитам эльфийских аппетитов не перенять. Мне иногда кажется, что для них песни почти как еда, если не главнее!

  — Бильбо Бэггинс
  •  

Холодный рассудок щедрому сердцу не указ.

  — Гэндальф
  •  

Чего он так разозлился? Взяли-то пару морковок! И немного капусты, и те три мешка картошки, которые мы взяли на прошлой неделе, и грибы, которые мы стащили три недели назад. Знаешь, Пиппин, он горячится по пустякам!

  •  

Что бы потом с нами ни случилось, это был великий день и великий час!

  — Гимли
  •  

Что им до моих «нравится, не нравится». Что бы я не думал, все равно они не такие…

  — Сэм Гэмджи
  •  

— Что же нам делать?
— Тебе — побиться о ворота головой, может сломаются! А мне — отдохнуть от глупых вопросов и попытаться вспомнить заклинание.

  •  

Эльфы не дают необдуманных советов. Совет — дар опасный, даже совет мудреца мудрецу. Все на свете может обернуться злом.

  — Гилдор Инглорион
  •  

Я бы рад был спасти Шир, если у меня получится, хотя подчас тутошний народ кажется таким тупоголовым! Ничем их не проймешь! Вот и мелькала у меня мыслишка: шарахнуть бы их землетрясением, что ли, или драконов напустить для их же блага… Но теперь я так не думаю. Мне кажется, знай я, что где-то за спиной у меня родной Шир, что опасность ему не угрожает и живется там по-прежнему привольно — скитаться мне будет хоть чуточку, да легче. Я буду знать, что где-то ещё есть клочок твердой, надежной земли, пусть мне самому уже не суждено ступить на него…

  — Фродо Бэггинс
  •  

Я даже конец успел придумать: „И жил он счастливо до конца дней своих“. Это хорошая концовка. Ничего страшного, что она затерлась от частого употребления!

  — Бильбо Бэггинс
  •  

Я его знаю всю свою коротенькую жизнь и только что проделал с ним вместе очень долгий путь — но это, я скажу, такая книга, которую читаешь сто лет, а потом выходит, что ещё и второй страницы не одолел.

  — Перегрин Тук
  •  

Я люблю меч не за то, что он острый, и стрелу — не за её полет, а воина не за силу. Я люблю их за то, что они защищают родину: её красоту, древность и мудрость.

  — Фарамир
  •  

Я не прошу о помощи, но мы в ней нуждаемся. Если мы будем знать, что Гондор не одинок и кто-то в меру своих сил тоже сражается с Врагом, — это придаст нам мужества.

  — Боромир
  •  

Я не сражаюсь ни на чьей стороне, ведь никто не сражается на моей.

  — Фангорн
  •  

Я ничего не знаю и знать не хочу ни о каких сторонах. Я иду своей дорогой и думаю, что ваш путь на некоторое время может совпасть с ней.

  — Фангорн
  •  

Я страшусь предательства. Предательства, Пиппин! Но пусть будет, что будет. Не станем забывать, что иногда предателю случается предать самого себя и невольно послужить добру.

  — Гэндальф
  •  

Я постарался вселить в вас надежду. Но надеяться — ещё не значит победить.

  — Гэндальф
  •  

— Я хотел бы, чтобы не было кольца, чтобы ничего этого не было!
— Так думают все, на чью долю выпадает подобное, но это не им решать. В наших силах решать только что делать со временем, что нам отпущено.

Перевод[править]

М. В. Каменкович, В. Каррик, 1994-1995 (большая часть цитат на этой странице)

О «Властелине колец»[править]

  •  

Я должен кое-что добавить по поводу множества теорий и догадок, которые я услышал или прочитал о мотивах и смысле истории. Основным мотивом было желание рассказчика попробовать написать по-настоящему длинную историю, способную надолго удерживать внимание читателей, развлечь их, доставить удовольствие или вдохновить…
<…>
Что касается разного рода подтекста, вложенного автором: его нет. Книга не является ни аллегорической, ни злободневной.
<…>
Многое можно додумать, согласно вкусам любителей аллегорий или ссылок на реальную действительность. Но я испытываю и всегда испытывал искреннюю неприязнь к аллегории во всех проявлениях — с тех самых пор, как стал достаточно стар и внимателен, чтобы её замечать. Я куда больше люблю историю, настоящую или выдуманную, даром что она не всегда соответствует представлениям и опыту читателей.

 

I should like to say something here with reference to the many opinions or guesses that I have received or have read concerning the motives and meaning of the tale. The prime motive was the desire of a tale-teller to try his hand at a really long story that would hold the attention of readers, amuse them, delight them, and at times maybe excite them or deeply move them…
<…>
As for any inner meaning or 'message', it has in the intention of the author: none. It is neither allegorical nor topical.
<…>
Other arrangements could be devised according to the tastes or views of those who like allegory or topical reference. But I cordially dislike allegory in all its manifestations, and always have done so since I grew old and wary enough to detect its presence. I much prefer history, true or feigned, with its varied applicability to the thought and experience of readers.[1].

  — Джон Толкин, предисловие к исправленному изданию «Властелина колец»
  •  

Оба кольца были круглыми, и на этом сходство заканчивается. — № 229 в издании Х. Карпентера[2]

  — Джон Толкин, письмо в «Allen & Unwin» 23 февраля 1961

Примечания[править]

  1. John Ronald Reuel Tolkien. The Lord Of The Rings: The Fellowship of the Ring (текст первой книги на английском)
  2. Джон Рональд Руэл Толкин. Письма (под ред. Х. Карпентера) = The Letters of J.R.R. Tolkien / Под ред. С. Таскаевой; Пер. с англ. С. Лихачевой. — ISBN 5-699-05080-9


Легендариум Дж. Р. Р. Толкина и его экранизации
Книги: Хоббит, или Туда и обратно | Властелин колец | Сильмариллион
Персонажи: Гэндальф | Фарамир
Экранизации: трилогия «Властелин колец» (Братство кольца | Две крепости | Возвращение короля) | трилогия «Хоббит» (Нежданное путешествие | Пустошь Смауга | Туда и обратно)