Жан Поль Рихтер

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Жан Поль (фр. Jean Paul, настоящее имя Иоганн Пауль Фридрих Рихтер, нем. Johann Paul Friedrich Richter; 21 марта 1763, Вунзидель, Бавария — 14 ноября 1825, Байрейт) — немецкий писатель, сентименталист и преромантик, автор сатирических сочинений, эстетик и публицист. Псевдоним (офранцуженную версию собственных имён) взял из преклонения перед Жаном Жаком Руссо.

Жан Полю принадлежит ставшее знаменитым выражение мировая скорбь (нем. Weltschmerz).

Цитаты[править]

  •  

Бедность есть мать наших пороков, а так же и величайшие изобретения.

  •  

Вкус — это эстетическая совесть.

  •  

Все достойное уважения совершено в уединении, то есть вдали от общества.

  •  

Женщины стойко переносят худшие горести, нежели те, из-за которых они проливают слезы.

  •  

Легче забыть десять поцелуев, чем один.

  •  

Малые страдания выводят нас из себя, великие же — возвращают нас самим себе. Треснувший колокол издаёт глухой звук: разбейте его на две части — он снова издаст чистый звук.

  •  

Память — единственный рай, из которого нас не могут изгнать.

  •  

Подлинная нравственность непосредственно поэтична, а поэзия, в свою очередь, — опосредованно нравственна.

  •  

Проницательность ума — это совесть остроумия.

  •  

Самая сильная ненависть, как и самая свирепая собака, беззвучна.

  •  

Сейчас у нас больше учёности, чем учёных, и точно также добродетели больше, чем людей добродетельных.

  •  

Скромен не тот, кто равнодушен к похвалам, а тот, кто внимателен к порицаниям.

  •  

Совесть человека может заблуждаться, но сам человек может и не быть бессовестным, точно так же как можно обладать ложным вкусом, не впадая в безвкусицу.

  •  

Характер человека лучше всего раскрывается, когда он описывает характер другого человека.

  •  

Хороший врач спасет если не от болезни, то хотя бы от плохого врача.

  •  

Хочу увидеть, как я выгляжу в зеркале, когда глаза мои закрыты.

  •  

Чем дальше от нравственного идеала, тем больше характерного оказывается в распоряжении художника. Вот почему полулюди-получерти всегда удаются лучше, чем полубоги.