Удушье (роман)

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

«Удушье» (англ. Choke) — роман Чака Паланика 2001 года.

Цитаты[править]

  • Все дело в том, что мужчина, воспитанный матерью-одиночкой, женат уже от рождения. Я не знаю, как это объяснить, но пока твоя мать жива, тебе кажется, что все остальные женщины, которые появляются в твоей жизни, не могут быть чем-то большим, чем просто любовницы.
    В современной интерпретации мифа об Эдипе, мать убивает отца и ложится с сыном.
    И с матерью не разведешься.
    И ее не убьешь.
  • Я имею в виду: что может быть лучше, чем секс?!
    Даже самый дурацкий и неумелый минет — это все равно лучше, чем, скажем, понюхать прекрасную розу… или увидеть невообразимый закат. Или услышать радостный детский смех.
    Я уверен, что даже самое лучшее, самое проникновенное стихотворение все равно не сравнится с пьянящим, горячим, взрывным оргазмом.
    Писать картины, сочинять оперы — надо же чем-то заняться, пока тебе не подвернется очередная особа противоположного пола, которая тоже очень даже не прочь.
  • Если бы женщины знали, на какие мысли наводят мужчин их уши — крепкие мясистые краешки, тень под складочкой наверху, плавные контуры, уводящие по спирали к тесной тугой темноте внутри, — большинство женщин носили бы такие прически, чтобы их закрывать. В
    смысле — уши.
  • Притворяясь слабым, ты получаешь власть над людьми. По сравнению с тобой они себя чувствуют сильными. Давая людям спасти себя, ты тем самым спасаешь их.
    Все, что нужно, — это быть слабым, ранимым и благодарным. Поэтому оставайся всегда неудачником. Людям необходимо, чтобы рядом был кто-то, кто ниже их — чтобы почувствовать свое превосходство. Поэтому оставайся всегда подавленным, униженным и оскорбленным.
    Людям необходимо, чтобы рядом был кто-то, кому можно послать чек на Рождество. Поэтому оставайся бедным.
  • Забавно, правда: женщины, которые рядом, — о них ты не думаешь. Зато ты не можешь забыть тех женщин, которых ты потерял или которых еще не имел.
  • - Ребенок - это совсем не то, что завести собаку. То есть ребенок, он долго живет, понимаешь?
  • Я имею в виду, что меня уже достает, что я вечно не прав, лишь потому, что родился парнем.
    Я имею в виду, сколько раз человек должен услышать от всех и каждого, что он — деспотичный и предубежденный враг, прежде чем он решит сдаться и вправду станет для всех врагом. Я имею в виду, что мужскими шовинистами не рождаются, ими становятся, вернее, женщины сами делают нас шовинистами.
    Сами.
    По прошествии какого-то времени ты понимаешь, что легче просто признать, что ты — сексист и скотина, нетерпимый, бесчувственный, бессердечный кретин. Женщины правы. А ты не прав. Постепенно ты начинаешь привыкать к этой мысли. И начинаешь оправдывать их ожидания.
    Даже если ботинки тебе не впору, ты все равно их натягиваешь на себя.
    Я имею в виду, в мире, где больше нет Бога, разве мамы не стали для нас новым богом? Последний священный оплот — непреступный и неодолимый. Материнство — последнее волшебство, которое еще осталось в мире. Но волшебство, недоступное для мужчин.
    Да, мужики твердят, что они очень рады, что им не надо рожать, проходить через всю эту боль, истекать кровью… но на самом деле все проще. Как говорится, кишка тонка. Не дозрели еще. Мужики просто физически не способны на этот немыслимый подвиг. Физическая сила, способность к абстрактному и логическому мышлению, половой член — все преимущества, которые вроде как есть у мужчин, это лишь видимость.
    Половым членом даже гвоздя не забьешь.
    Женщины — более развитые существа. Никакого равенства полов нет и не может быть. Когда мужчины начнут рожать, вот тогда можно будет говорить о равенстве.
  • Секс — замечательное лекарство почти от всего.
  • Почему мы такие все примитивные? Я имею в виду, мужики. Стоит бабе раздеться, и мы готовы отдать ей последние деньги.

    Они вполне самодостаточны. Они все считают мужчин устаревшим и бесполезным приспособлением, которое скоро выйдет из употребления. Как будто мы, мужики, — просто какие-то сексуальные приложения. Что-то вроде аппендикса.
    Система жизнеобеспечения для эрекции. Или для бумажника.
    Но отныне и впредь я больше не буду им потакать.
    Я объявлю забастовку.
    Отныне и впредь пусть женщины сами открывают двери.
    Пусть сами расплачиваются в ресторане.
    Я больше не помогаю подругам двигать диваны.
    И не открываю им банки с тугими крышками.
    И не опускаю сиденья на унитазах после того, как пописаю.
    Черт возьми, я теперь даже и поднимать их не буду, когда пойду писать.
    Буду писать прямо на сиденья.

    Посмотрим, как они без меня обойдутся. Посмотрим, как их маленький женский мирок со скрипом встанет.

    Да, и еще, … если я вдруг окажусь на корабле, который будет тонуть, я первым брошусь к спасательным шлюпкам.
    В принципе женщины нам не нужны. Мы прекрасно без них обойдемся. Для секса можно использовать много чего другого — просто иди на собрание сексоголиков и конспектируй. Арбузы, подогретые в микроволновке. Вибрирующие рукоятки газонокосилок — как раз на уровне «ниже пояса». Пылесосы и стулья из гибкого пластика. Интернет-сайты. Все эти чаты, где сексуально озабоченные маньяки изображают из себя шестнадцатилетних девиц. Сексапильные роботы, изобретенные в ФБР.
    Покажи мне хоть что-нибудь в этом мире, что действительно было бы тем, чем кажется.

    Женщины не хотят равноправия, У них больше власти, когда их подавляют. Мужчины им просто необходимы — как главный враг для оправдания всеобщего заговора. Собственно, вся их хваленая индивидуальность только на этом и строится.
  • Люди за незапертыми дверями… им надоело говорить о погоде. Они устали от безопасности. Они уже сделали все ремонты в домах и квартирах. Ухоженные, загорелые люди, они избавились от дурных привычек — они больше не курят, не едят соли и сахара, мяса и жирной пищи. Они всю жизнь учились, работали, ухаживали за своими родителями, бабушками и дедушками, но в конце концов не останется ничего. Все их сбережения уйдут на то, чтобы поддерживать в себе жизнь посредством зонда для искусственного кормления. Они даже забудут, как жевать и глотать.

    Эти мужчины и женщины за незапертыми дверями… они знают, что купить дом побольше — это не выход. Равно как сменить жену/мужа, заработать еще больше денег, сделать подтяжку лица.
    Чем больше ты приобретаешь, … тем больше потом потеряешь.
    Выхода нет.
    Не самое радостное открытие
  • Если вы собираетесь это читать, то не надо. Все равно через пару страниц вам захочется отложить книжку. Так что лучше не начинайте. Бросайте. Бросайте, пока не поздно. Спасайтесь. Посмотрите программу — по телевизору наверняка будет что-то поинтереснее. Или, если у вас столько свободного времени, запишитесь на вечерние курсы. Выучитесь на врача. Сделайте из себя человека. Доставьте себе удовольствие — сходите поужинать в ресторанчик. Покрасьте волосы. Годы идут, и никто не молодеет. То, о чем здесь написано, вам не понравится сразу. А дальше будет еще хуже.
  • Мы можем растратить все наши жизни, позволяя миру диктовать нам, кто мы есть. Нормальные или ненормальные. Святые или сексоманы. Герои или жертвы. Позволяя истории рассказывать нам, какие мы плохие, или какие хорошие.
    Позволяя нашему прошлому решать наше будущее.
    Или можем решать сами.
  •  — Эй, да ты покрасила волосы!
    — Да, ты ведь говорил, что у блондинок чаще бывает рак кожи.
    — Ай да умница!
    — Я решила, что лучше перестраховаться.
  • Пытка будет пыткой, а унижение унижением, только если ты сам решишь страдать.
  • Иногда у меня возникает такое чувство, что мы живем в нижней части песочных часов. И наше время как будто уходит. Скоро его не останется вовсе. Нас засыплет песком. Похоронит заживо.
  • Без доступа к хаосу не может быть истинного порядка.
  • Если кто-то спасает тебя, то первый порыв - тоже кого-нибудь спасти. Всех и каждого.
  • Мы пользовались дезодорантами с солями алюминия. Так что неудивительно, что мы в итоге стали такими, какими стали.
  • Людям необходимо, чтобы рядом был кто-то, кто ниже их - чтобы почувствовать свое превосходство.
  • Дай человеку почувствовать себя богом, и он ради тебя сиганет через горящий обруч.
  • Плакать - это нормально, если слезы ненастоящие.
  • Мы только судили то, что создали другие. У нас не было времени создавать что-то самим.
  • Каждый пытается остановить мгновение. Законсервировать время, разбивая минуты на кадры.
  • Это великая цель - найти лекарство от знания.
  • Законы дают нам относительную безопасность, но они же обрекают нас скуке.
  • Все самое лучшее, что только может быть - это плод твоего воображения.
  • Может быть чудеса - это тоже талант, и надо его развивать, начиная с малого.
  • Ведь то, что мы строим тут в темноте - это может быть все, что угодно.
  • Мне-то хочется быть нужным.
    Мне-то нужно быть необходимым для кого-то. Мне-то нужен кто-нибудь, кто пожрёт всё моё свободное время, мою личность, моё внимание. Кто-нибудь, зависящий от меня.
    Взаимно-зависимый.
  • Но я мечтаю когда-нибудь жить жизнью, построенной на том, чтобы делать что-то хорошее, вместо того, чтобы просто не делать плохого.
  • Видите ли, мама говорила мне, что весь мир я могу переоткрыть заново. Мол, у меня была такая власть. Что мне не обязательно было принимать мир таким, каким он выстроился: весь поделенный на собственность и микроконтролируемый. Я мог сделать из него всё, что хотел.
    Вот такая она была ненормальная.
    А я верил ей.