Последний дозор (роман)

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Последний дозор»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

«После́дний Дозо́р» — фантастический роман 2005 года Сергея Лукьяненко, четвёртый из серии романов о жизни сообществ людей с магическими способностями — Иных. Действие происходит в 2006 году.

Цитаты[править]

  •  

Данный текст допустим для сил Света.

  — Ночной Дозор
  •  

Данный текст допустим для сил Тьмы.

  — Дневной Дозор

Общее дело[править]

  •  

Перед девушкой не в машине надо похваляться, — мудро изрёк Семён, — а в постели. Там последствия ошибки более обидны, но менее трагичны…

  — Семён
  •  

Королю, даже с самой красивой короной на голове, нужно ещё и достойное облачение. Голого короля из сказки Андерсена не спасли сверкающие на голове бриллианты.

  — Антон Городецкий
  •  

— Не убивайте меня, я ни в чём не виновен! — выпалил парень. Кожа его теперь была белее грима. — Товарищ! Спутник, водка, перестройка! Горбачёв!
— Вот за последнее слово в России точно могут убить.

  — Жан, Антон Городецкий
  •  

— Кому на хвост нас-ту-пил? — Теперь слова давались оборотню лучше. — Эй-фе-ле-вой баш-не? — в Антона стреляли из робота-треноги

  — Оборотень Галя

Общий враг[править]

  •  

— Тебе очень стыдно, что ты занимаешься промышленным шпионажем, — сказал Борис Игнатьевич. — Омерзительно! Ты же был честным человеком… когда-то. Помнишь, ты ездил на БАМ? И не только за деньгами, тебе хотелось романтики, хотелось участвовать в чём-то великом…
По щекам инспектора потекли слёзы. Он кивнул.
— А помнишь, как тебя принимали в пионеры? — бодро спросил Лас. — Как ты стоял на линейке и думал о том, что отдашь все свои силы делу победы коммунизма? А вожатая повязывала тебе галстук, почти касаясь тугими сиськами… — при воздействии на шпионящего инспектора

  — Гесер, Лас
  •  

А старики на Востоке не любят воевать. Старики любят смотреть на красивых девушек, кушать плов и играть в нарды.

  — Алишер
  •  

— Алишер, если это не слишком личный вопрос… Твой отец — он был человеком? Или Иным?
— Девона — слуга, которого создаёт себе могущественный маг. — Голос Алишера был ровным, будто он лекцию читал. — Маг находит безродного дурачка, который никому не нужен, и впускает в него Силу из Сумрака. Накачивает чистой энергией… так что на свет появляется глупый, но очень здоровый и владеющей магией человек… Нет, уже не совсем человек. Но и не Иной, вся его сила — заёмная, вложенная когда-то магом. Девона верно служит своему повелителю, может творить чудеса… но с головой у него по-прежнему не всё в порядке. Обычно маг выбирает дебилов или даунов, они не агрессивные и очень преданные. Вложенная Сила дает им здоровье и долголетие.
Мы молчали. Мы не ожидали от Алишера такой откровенности.
— В народе девону считают одержимым духами. Отчасти так оно и есть… это словно взять пустой, треснувший сосуд и заново его наполнить. Только вместо разума обычно наполняют преданностью. Но Гесер — он не такой, как другие. Даже как другие Светлые. Он исцелил отца. Не совсем… ему тоже не всё подвластно. Когда-то отец был полнейшим безумцем. Я думаю, что у него была имбецильность, видимо — из-за органических повреждений мозга. Гесер исцелил его тело, и со временем отец обрел нормальный, человеческий разум. Он помнил, что когда-то был круглым дураком. Знал, что если Гесер вовремя не вольет в него новую Силу — его тело вновь отторгнет разум. Но служил Гесеру не за страх. Он говорил, что отдаст за Гесера жизнь только за то, что однажды осознал себя. Стал человеком. И за то, конечно, что у него, юродивого, была семья и родился сын. Он очень боялся, что я вырасту дураком. Но обошлось. Вот только… только в народе у нас помнят всё. Что мой отец — девона, что он слишком долго живёт на свете, что был когда-то безумцем, не способным подтереть себе нос, — все это помнили. Родные отреклись от матери, когда та ушла к отцу. И меня не признали. И детям запрещали со мной играть. Я — сын девоны. Сын человека, который должен был прожить жизнь животного. Мне некуда возвращаться. Теперь мой дом — здесь. Моя работа — делать то, что велит Гесер.

  — Антон Городецкий, Алишер
  •  

Это очень правильно — приезжать в чужой город под утро. На поезде, на самолёте — всё равно. День начинается будто с чистого листа…

  — Антон Городецкий
  •  

Человек свободен, пока он верит в свою свободу.

  — Таксист в Самарканде
  •  

Я ведь вижу — человек хороший, так зачем торговаться? Хороший человек стесняется мало заплатить бедному таксисту. Он сам платит больше, чем у меня совести хватает просить.

  — Таксист в Самарканде
  •  

— Нельзя закусывать коньяк виноградом!
— Почему?
— Это то же самое, что варить козлёнка в молоке его матери!
— Афанди, только евреи не варят козлёнка в молоке!
— А ты варишь?
— Нет, — растерялся Тимур. — Зачем его в молоке-то…
— Вот и коньяк виноградом не закусывай!

  — Афанди, Тимур
  •  

Слабому лучше выглядеть дурачком, Антон. Только сильный может позволить себе быть умным.

  — Афанди
  •  

На дне бутылки хорошего старого вина может выпасть горький осадок, и чем старее вино, тем сильнее осадок горчит. Так и старая дружба может породить очень, очень большую обиду!

  — Афанди
  •  

Удивительно, какие мерзости способен совершить человек из-за любви к ближним своим и заботы о них.

  — Антон Городецкий

Общая судьба[править]

  •  

Мёртвые герои служат где-то в другом месте.

  — Вадим Дмитриевич
  •  

Герои не умирают…

  — Антон Городецкий
  •  

Интересно, вот прощаться через порог — плохая примета, а блевать?

  — Антон Городецкий
  •  

Вере можно противопоставить только другую веру, а не факты и уж тем более не гипотезы.

  — Антон Городецкий
  •  

Он сам во всём виноват! У него была квартира, машина и дорогой мобильный телефон, а у меня — три рубля, хронический алкоголизм и похмелье каждое утро. Потому я и ждал его в подворотне с кирпичом, гражданин начальник… У неё были длинные ноги, семнадцать лет и красивый парень, а у меня — импотенция, порнографический журнал под подушкой и рожа как у гориллы. Как я мог не накинуться на неё в подъезде, когда она вошла, напевая, с губами, горящими от поцелуев… У него была интересная работа, командировки по всему миру и хорошая репутация, а у меня — купленный диплом, мелкая должность под его началом и хроническая лень. Только потому я подстроил всё так, чтобы его обвинили в растрате и выгнали из фирмы…
Они все одинаковы — что люди, что Иные, жаждущие славы, денег, крови, обнаружившие, что самый короткий путь — это всегда путь тёмный.
Им всегда кто-то мешает и всегда кто-то в чём-то виновен.

  — Антон Городецкий
  •  

Но короткие дороги тем и отличаются от длинных, что на них взимают плату за проезд. И на тёмных дорогах очень любят объявлять цену в конце пути.

  — Антон Городецкий
  •  

У мёртвых всегда возникают проблемы с местью.

  — Антон Городецкий
  •  

…возрождение невозможно без смерти.

  — Антон Городецкий