А зори здесь тихие (фильм)

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

«А зо́ри здесь ти́хие» — двухсерийный художественный фильм, снятый в 1972 году по одноимённой повести Бориса Васильева режиссёром Станиславом Ростоцким.

Цитаты[править]

  • Васков: — Сами видели, товарищ майор: ну, какой же это помкомвзвода, когда он сапог найти не может?
    Полина Егорова: — Вот он! Вот он, сапог-то, нашёлси! Я его под кровать зашвырнула!
    Васков: — Выказалась!.. Бойцы, как их с передовой снимут, ужасно до жизни жадные. А я нарушения устава никак терпеть не могу!..
    Боец (вскинув руку к косынке): — Здравия желаю, товарищ майор!
    Васков (после ухода майора): — Пять суток!!!
    Боец (о корове): — Не даётся она без платка-то!
  •  Товарищ Третий: — Ладно, давай. Ты мне — рапорт, я тебе — выговор. И новых солдат, а потом опять всё сначала! Так, что ли?!
    Васков: — А вы шлите непьющих! Непьющих, и чтоб насчёт… женского полу!..
    Товарищ Третий: — Евнухов, что ли?!
    Васков: — Начальству видней.
    Товарищ Третий: — Порядка в расположении навести не можешь. Бабы, бабы!..
    Васков: — Гражданское население мне не подчинённо, сами говорили, а от них всё зло!
  •  Товарищ Третий: — Слушай, помкомвзвода, вытряхивайся в распоряжение штаба!
    Помкомвзвода: — Е-есть.
    Товарищ Третий: — А тебе, Васков, я пришлю таких, которые от самогонки и юбок нос воротят живее, чем ты!
  •  Полина Егорова: — А баба — известное дело: щипком жива.
  • Комелькова: — Я, между прочим… товарищ старший сержант, очень нервная, и терять мне нечего!
  • Охотник: — Глупостей не надо делать даже со скуки.
  • Кирьянова: — Знаете, товарищ старшина, есть вопросы, на которые женщина отвечать не обязана.
    Васков: — Нету. Нету здесь женщин! Есть бойцы и есть командиры. Война идёт, и покуда она не кончится — все в среднем роде ходить будем.
    Кирьянова: — То-то у вас постелька до сих пор распахнута, товарищ старшина среднего рода…
  • Четвертак: — Глубоко там?
    Васков: — Местами по… в общем, по это самое. Вам по пояс будет. Оружие берегите.
  • Васков: — Ты чего стучишь? Я тебе, понимаешь, не дролюшка, и нечего мне кусочки подкладывать. Наворачивай, как бойцу положено!
    Гурвич: — Я наворачиваю.
    Васков: — Вижу. Худющая, как весенний грач! Ноги не держат.
    Гурвич: — У меня конституция такая.
    Васков: — Конституция… Вон, у Бричкиной — такая же конституция, как у нас у всех, а всё при всём! Есть на что приятно поглядеть.
    (Бричкина, потупившись, краснеет)
  • Комелькова: — Товарищ старшина! Разрешите обратиться?
    Васков: — Обращайся…
    Комелькова: — Товарищ старшина, а у вас есть жена?
    Васков: — Женатый я, боец Комелькова.
    Комелькова: — А где ваша жена?
    Васков: — Известно где — дома.
    Осянина: — А дети есть?
    Васков: — Дети?.. Был… мальчонка.
    Осянина: — Как это — был?
    Васков: — Да так… не уберегла маманя.
    Осянина: — Как же так?..
    Васков: — Бросила нас жена-то.
    (уходит, Осянина с Комельковой смотрят ему вслед)
    Комелькова: — Рит… расскажи ты ему всё.
    Осянина: — Расскажу, когда вернёмся.
  •  Васков: — А в голос всё-таки не читай: вечером воздух сырой тут, плотный, а зори здесь тихие… и потому слышно аж на́ пять вёрст…
  • Васков: — После споём с тобой, Лизавета. Вот… выполним боевой приказ — и споём.
  •  Гурвич: — Я больше не могу. Сейчас пойду и буду стрелять.
    Осянина: — Нельзя, Соня, нельзя.
  • Васков: — Не в цацки играем. О живых думать надо — на войне только этот закон. Приказываю одеть сапоги.
  • Васков: — Почему они от боя уклонились? Как думаешь? (Осянина пожимает плечами) Не знаешь… Вот и я не знаю. А врага понимать надо. Война ведь — это не просто кто кого перестреляет. Война — это кто кого передумает.
  • Васков: — Как же это сталось с тобой, Лизавета?
    Бричкина: — Торопилась я…
  •  Васков: — Положил ведь я вас, всех пятерых положил, а за что? За десяток фрицев?
    Осянина: — Ну, зачем так… Всё же понятно — война…
    Васков: — Пока война, понятно. А потом, когда мир будет? Будет понятно? Что ответить, когда спросят: «Что ж это вы, мужики, мам наших от пуль сберечь не могли?»
    Осянина: — Не надо… Мы Родину защищали… её. Не мучь себя.
  •  Васков (о самоубийстве Осяниной): — Что ж ты наделала, девонька… Что ж ты наделала…
  •  Васков: — Ну что, взяли? Взяли, да? Пять девчат!.. Пять девочек было всего, всего пятеро, и не прошли вы! Никуда не прошли! Сдохнете здесь, все сдохнете!.. Лично каждого убью!.. Лично!.. А там пусть судят меня!.. Пусть судят!..
  • Радиоэфир: Говорит Москва! От Советского информбюро! Вечернее сообщение. В течение третьего июня на фронте ничего существенного не произошло. На некоторых участках фронта происходили бои местного значения.