Борис Карлович Пуго

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бори́с Ка́рлович Пу́го (латыш. Boriss Pugo; 19 февраля 1937, Калинин — 22 августа 1991, Москва) — министр внутренних дел СССР (1990—1991), член ГКЧП. Член ЦК КПСС (1986—1990), кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС (1989—1990), депутат Верховного Совета СССР 11 созыва, народный депутат СССР.

Цитаты[править]

  • Совершил абсолютно неожиданную для себя ошибку, равноценную преступлению. Да, это ошибка, а не убеждения. Знаю теперь, что обманулся в людях, которым очень верил. Страшно, если этот всплеск неразумности отразится на судьбах честных, но оказавшихся в очень трудном положении людей. Единственное оправдание происшедшему могло быть в том, что наши люди сплотились бы, чтобы ушла конфронтация. Только так и должно быть. Милые Вадик, Элина, Инна, мама, Володя, Гета, Рая, простите меня. Все это ошибка! Жил я честно — всю жизнь. (Предсмертная записка Пуго)[1]
  • Я не могу жить, когда моя Родина погибает и разрушается все то, что я считал смыслом моей жизни. Мой возраст и вся моя жизнь дают мне право уйти. Я боролся до последнего. (Последние слова Пуго)[2]
  • Должна вестись бескомпромиссная борьба с преступностью, правонарушениями невзирая на лица, ранги…[3]
  • …Раздаются голоса, что борьба с коррупцией началась только в последнее время. Увы, коррупция… Наверно, в последнее время она получила более широкое распространение. Но, увы, эти преступления возникали и раньше… И в этой борьбе активные позиции занимали прежде всего правоохранительные органы, но и партийные органы…[3]
  • Я стою на той точке зрения, что ни один человек, ни один работник не застрахован от ошибок. Это естественное дело. Другой вопрос: как относиться к ним? Нельзя не давать им оценки… У всех бывают ошибки. Но ошибка ошибке рознь. Но самое главное тщательно разобраться в причинах этих ошибок…[3]
  • …В последнее время ряд лиц выступает с многочисленными заявлениями, в которых безосновательно обвиняют ряд руководителей партии и государства. Не надо быть юристом, чтобы понять: такие огульные, бездоказательные обвинения непозволительны никому, тем более если они исходят от следователей высокого ранга…[3]
  • Если коротко говорить, то это, наверно, — порождение командно-административной системы. Я так себе представляю. И то, что были большие зоны вне критики, вне контроля. Как было в данном случае с Рашидовым и рашидовщиной — тоже знаете. Это ближайшие сподвижники Брежнева… Явление это получило оценку партии. Оно не должно быть и гарантией того, что оно не будет — разделение функций. Без всякого сомнения, властные функции должны быть у Советской власти. Точно так же должна быть судебная власть, исполнительная власть… Считал, считаю, что партии принадлежат вопросы, связанные с выработкой политики. И должна идти речь не о власти, а о влиянии. И когда мы говорим о партийном влиянии, стоял и буду стоять на позиции, что оно не должно ни в коем случае уменьшаться, а на здоровой основе еще и усиливается… (О коррупции)[3]
  • Как гражданин я руководствуюсь прежде всего решением и выводами Прокуратуры.[3]

Примечания[править]