Бросок на Приштину

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бросо́к на При́штину — марш сводного батальона ВДВ, входящего в состав международного миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине (город Углевик), в город Приштина (Косово), целью которого было взятие под контроль аэропорта «Слатина» (ныне Международный аэропорт Приштины) раньше наступающих войск НАТО, совершенный в ночь с 11 на 12 июня 1999 года.

Цитаты[править]

«Я доложил министру обороны, что если только дойдет до напряженности с возможной перестрелкой, я вылетал в Белград, я знаю настроение и руководства, и офицеров, и солдат, и мы развернем югославскую армию в сторону Косово. И что бы тогда сербы сделали? Натовцы это прекрасно понимали. Сербы говорили: „Мы если войдем, до Брюсселя не остановимся“. Да и понятно, что и маршал Сергеев правильно сказал, вот это главная гарантия, что они нас не тронут»[1]

Из воспоминаний генерала Л. Г. Ивашова.

«Если еще раз ты сейчас скажешь слово, здесь и ляжешь»[1]

Старший лейтенант Николай Яцыков генералу Майклу Джексону.

«Стрелять на поражение, русских необходимо уничтожить!»[2]

Приказ Генерала Уэсли Кларка

«Я не собираюсь из-за вас начинать Третью мировую войну»[3]

Ответ Майкла Джексона на приказ Уэсли Кларка

«Сэнди[4] велел мне возвращаться в Москву и „закатить скандал“»[5]

Из мемуаров Строуба Тэлботта.

«В сложившейся ситуации, выполняя ваше указание об одновременном вводе, принял решение выдвинуть батальон, взять под контроль стратегически важные объекты. Задача выполнена успешно. Воины-десантники под командованием генерала Заварзина действовали решительно и смело».[6][7][8]

Доклад Министра Обороны России И. Д. Сергеева Президенту России Б. Н. Ельцину.

«Ну, наконец, я щелкнул по носу…»[8][6][7]

Реакция Президента России Б. Н. Ельцина на доклад И. Д. Сергеева.

«Вы, Борис Николаевич, не щелкнули — вы врезали по физиономии»[6][7][8]

Возглас одного из присутствующих на докладе И. Д. Сергеева лиц.

«Это был сюрреалистический опыт, потому что мы своими глазами наблюдали драму которая разыгралась не между Штатами и Россией, а между самими русскими: „Что же мы делаем? Что случилось? Кто приказал? Кто понесет ответственность? Кто отдал приказ?“»[1]

Из воспоминаний Строуба Тэлботта

Примечания[править]