Геннадий Геннадиевич Москаль

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Геннадий Геннадиевич Москаль
Hennadiy Moskal.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Генна́дий Генна́диевич Моска́ль (11 декабря 1950, Задубровка, Черновицкая область) — украинский политик. Председатель Луганской областной государственной администрации с 18 сентября 2014 года. Генерал-лейтенант милиции в отставке.

Цитаты[править]

2009 год[править]

  •  

Если каждого депутата, который появляется на улицах в нетрезвом виде, рассматривать на фракции, тогда она через месяц перестанет существовать, поскольку, насколько я знаю, непьющих во фракции нет[1].

2014 год[править]

Геннадий Москаль
  •  

Набаламутили, людям накричали всякого, и спрятались в кусты. Донецкий облсовет работает, хотя тоже опасно. А глава Луганского облсовета и его замы по Киеву разгуливают. Избирателей бросили, бросили школы, садики. Пусть избиратели спросят каждого депутата: ты где был, сукин сын?[2]

  •  

Я еще до подписания закона о люстрации, уволил 12 глав районных администраций. Так что сейчас мне некого люстрировать[3].

  •  

Авторитет Ефремова здесь помножили на ноль. В гробу я их видал его и его региональную шайку[3]!

  •  

У нас единственная область, в которой не работает облсовет. Депутаты Луганского облсовета удрали как позорные волки[3].

  •  

Если раньше говорили, что Киев не слышит Донбасс, то я сегодня перефразирую: Киев меня не слышит. Официальный Киев сегодня живет коалицией, курсом доллара и так далее. А если бы прислушивался к тому, что мы здесь говорим, предлагаем, советуем - картина, вероятно, была бы другой.[4].

  •  

У нас есть такие регионы, как Станично-Луганский, Попаснянский, другие, которые настроены пророссийски за пределами критического. Мания федерализации,"Рассея". Кроме критики, что я все слишком драматизирую, ничего нет. Но я говорю то, что есть[4].

  •  

Хватит. Я здесь всех еще переживу. Еще буду лично присутствовать на похоронах "ЛНР" и забью последний гвоздь в ее гроб[4].

2015 год[править]

  •  

У меня такой склад характера, что очень редко выхожу из себя, но если уже выйду - то берегитесь. Сам не могу остановиться и меня никто не может остановить. На второй день мне, возможно, станет стыдно, но - какой есть[5].

  •  

Есть определенные особенности донбасского менталитета, в него надо вписываться. Мне в основном это удается. Чтобы тебя поняли и услышали, нужно иногда и "матерком обложить". Некоторые считают меня невежливым, невоспитанным, грубым. Но я приспосабливаюсь к тем условиям, в которых приходится работать. Впрочем, очень не хочу, чтобы эти условия меня засосали[5].

  •  

Я черное называю черным, а белое - белым. Люди за такое уважают, а вот начальство - не очень[5].

  •  

Я на малой родине живу в селе, и там, кроме стариков и детей, никого не осталось. И где, думаете, все - на заработках в России. У агрессора! Так же мне нравится Тернопольская область, которая не способна эти планы по мобилизации выполнить. Зато криков сколько было: "Украина - превыше всего!", "Слава нации - смерть москалям!" ... Что хотите было - митинги, флаги, а когда пришло время защищать Родину - все по России сидят[5].

  •  

А с нашими шахтерами я не говорю о политике, не агитирую ни за какие партии. Я обязан обеспечить их работой[5].

  •  

И те люди, которые сегодня просыпаются от "регионовского сна", понимают: Путину нужна "страшилка Донбассом", чтобы не допустить у себя каких-то революционных вспышек. Мне крымчане рассказывают, что им день и ночь показывают разрушеный Донбасс с подтекстом: если бы не мы - у вас было бы то же самое.[5].

  •  

Я для себя понял одно - цветущий Донбасс Путину не нужен. И я хочу, чтобы и вы это осознали. Мы сами - я имею в виду область - должны себя спасать[5].

  •  

Я, когда проходил стажировку в Скотланд-Ярде, был в метро. И начальник полиции нам рассказывал, что из-за таблички "Выхода нет" у них было большое количество самоубийств. И они заменили ее на: "Выход - с другой стороны". И самоубийства прекратились. Так что выход всегда есть[5].

  •  

Народ хотел "новые лица". Я думаю, что сегодня у людей большое желание в эти новые лица плюнуть[5].

  •  

Поймал сегодня около Комышувахи (10 км от линии фронта) два грузовика с пивом, которые хотели пройти в так называемую ЛНР. Водители спрятали машины в лесополосе и ожидали сигнала, когда можно безопасно проехать на оккупированную территорию. По пути сюда пересекли кучу наших блокпостов - и никто их не задержал. Кому война, а кому коммерция. Выходит так, что сепары нам постоянные обстрелы, которыми разбомбило почти пол области, а мы им пиво[6]!.

Примечания[править]