Год Крысы. Путница

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Год Крысы. Путница» — фэнтезийный роман белорусской писательницы Ольги Громыко.

Цитаты[править]

  •  

Как, оказывается, прекрасен мир, когда ты его покидаешь! Сразу и воркующих голубей начинаешь замечать, и собачья колбаска на мостовой становится такой трогательной…

  — Рыска
  •  

— Любовь с девками крутить надо, а не с народом, — жёстко отрезал тсарь. — Он тебя всё равно не оценит, как ни извернись.

  — Витор Суровый
  •  

А кто за дурака заступился, того тоже дураком считать будут.

  — Витор Суровый
  •  

— … Нет замка — на за что и воевать.
— Так ведь и людей тоже нет!
— Значит, и некому. Ещё лучше. Сколько их ни дели — на две страны, четыре, двадцать, — всё равно найдут за что сцепиться. Одна веска на другую и то с вилами за задавленную телегой курицу пойдёт.

  — Альк, Рыска
  •  

Родители всегда кажутся нам куда больше и могущественнее, чем они на самом деле есть. Но понимаешь это, только когда сам становишься отцом — или лишаешься его.

  — Шарес
  •  

Вычеркнуть человека из жизни несложно, выкинуть из сердца — куда труднее. Даже если уверен, что поступил правильно.

  — Отшельник
  •  

— Это не ворот, а декольте, балда. Оно и должно таким быть.
— Каким?
— Чтобы все мужчины ждали, когда ж платье свалится.

  — Альк
  •  

Удача, как и птица, не любит сидеть в клетке. Сколь бы высоким не был потолок, для свободного полета ей нужно небо.

  — Путник
  •  

Умные люди пишут книги, а идиоты их толкуют.

  — Альк
  •  

— Я — славный, — иронично сообщил Альк.
— А я милый. — Жар с нежностью поглядел на подружку.
— Я еще и красивый. Значит, я первый.

  — Альк, Жар
  •  

Риторика — это искусство дурить людям головы.

  — Рыска
  •  

Если наши поступки кому-то помогают, то это всего лишь означает, что нам они тоже выгодны. И благодарить за это нет смысла.

  — Альк
  •  

В паутине судеб нет ни одной лишней нити, даже самая узкая тропка к чему-то ведет. И только Хольге известно, сколько раз мир оказывался на краю гибели из-за одного взмаха крысиного хвоста — и сколько раз бывал спасен им.

  •  

— Мы добро, мать его, или как?
— Добро, — согласился вор. — Но очень злое!

  •  

— Быть путником может далеко не каждый. Для этого нужны цинизм, жестокость, упрямство, жажда власти… — Крысолов выразительно поглядел на угрюмо сгорбившегося Алька.
— Значит, вы и сами такой? — поддел Жар.
— Юноша, это всего лишь качества. И только от человека зависит, станут ли они недостатками.

  •  

— А разве даме нельзя быть образованной и умной?
— Рядом с умной и самому надо быть на высоте.

  •  

Если берёшься на кого-то тявкать, то будь готов, что и кусаться придётся.

  •  

Рано или поздно всё равно придётся сделать выбор, на каком ты пути. И наречь его хорошим.

  •  

— Да нет, кури, — равнодушно позволил Альк. — Я мизантроп. Чем скорее все вы сдохнете, тем лучше.

  •  

Родная кровь — это вечные проблемы. Страдаешь то за неё, то из-за неё.

  •  

— Подпевать точно не надо?
— Тебя никогда не били гитарой?

  •  

Добро как раз может раскаяться. И тогда даже зло в ужасе уступит ему дорогу.

  •  

Неправда, что все войны ведутся из-за денег. Месть — тоже неплохой повод.

  •  

— Помрешь?
— Хрен тебе.
— Это завещание?
— Да — я же заметил, как ты мне завидуешь!

  — Альк, Жар
  •  

Каким, однако, ценным даром наделила его Хольга — точно знать, глупость ты совершаешь или нет! Знать — и все равно сворачивать под указатель: «Только для полных идиотов».

  — Альк
  •  

Зло убивает. А добро просто не вмешивается.

  — Альк