Группа монахинь в Соловецком концлагере

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Группа монахинь в Соловецком концлагере — статья И. М. Андреевского, опубликованная в журнале «Православная Русь», № 13 в 1947 году.

Цитаты[править]

  •  

Летом 1929 г. на о. Соловки, в Концлагерь, прибыл этап монахинь, около 30 человек.

  •  

На вопросы о фамилии они отвечали лишь свои имена: «мать Мария, мать Анастасия, мать Евгения» и т. д. На остальные вопросы они не отвечали вовсе. После криков на них и угроз их стали избивать, но тогда они совершенно замолчали и перестали даже называть свои имена.

  •  

Обычно, с отказавшимися от тяжелых работ, (большей частью это случалось с уголовными преступниками) поступали резко и жестоко: после жестокого избиения их отправляли на штрафной о. Анзер, откуда обратно никто живым не возвращался. Иногда дело ограничивалось карцером на «Секирке» («Секирная гора» — известная местность на о. Соловки). Через 2-3 месяца пребывания в этом карцере, возвратившиеся оттуда живыми становились «шелковыми» и не отказывались больше никогда от работ.

  •  

«Они фанатичные мученицы, словно ищущие страданий» — рассказывал начальник санчасти, «это какие-то психопатки-мазохистки. Но их становится невыносимо жалко… Я не смог видеть их смирения и кротости, с какими они переносят „воздействия“… Да и не я один…»

  •  

Эти монахини были прекрасны. Ими нельзя было не любоваться. В них было и все очарование нерастраченной «вечной женственности», и вся прелесть неизжитого материнства, и в то же время нечто от эстетического совершенства холодного мрамора Венеры Милосской и, главное, удивительная гармония и чистота духа, возвышающего их телесный облик до красоты духовной.

  •  

Изолированы были эти монахини настолько, что мы, врачи санчасти, пользовавшиеся относительной «свободой» передвижения по лагерю, несмотря на наши «связи» и «знакомства» с миром всякого рода «начальников», - долгое время не могли получить о них никаких известий.