Дайан Фосси

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Да́йан Фо́сси (англ. Dian Fossey; 16 января 1932 — 26 декабря 1985) — выдающийся этолог и популяризатор охраны природы. Убита.

Цитаты[править]

  •  

Альетта была бельгийкой, жившей в Африке с самого рождения. Она потеряла мужа, а её сына и племянника пытали, а затем убили солдаты-повстанцы, однако она всё же сумела полюбить эту землю. <…> Пока я стояла, ломая бамбуковые ловушки по одной, наше ранее гармоничное товарищество омрачилось страстным спором. Моя подруга, стоя поодаль от меня, очень твёрдо спросила, какое я имела право, американка, живущая в Африке всего четырнадцать месяцев, нарушать охотничьи права африканцев, которые владели страной по факту рождения здесь. Я продолжала ломать ловушки, но не могла больше соглашаться с ней. Африка принадлежала к африканцам, но я чувствовала, что письменные распоряжения, касаются они человека или животных, должны по-прежнему превалировать. Если бы я могла применять писаные правила якобы охраняемого парка и предотвращать убийства животных, то только потом приступила бы к охране охотничьих прав. Пока я продолжала ломать бамбуковую, надёжную и удобную смертельную западню для последних диких животных Африки, Альетта продолжала защищать свой аргумент: «Эти мужчины имеют право охотиться! Это их страна! Вы не имеете права разрушать их усилия!»

 

Alyette was a Belgian woman who had known Africa since her birth. She lost her husband, and had her son and nephew brutalized and murdered by rebel soldiers, yet she still managed to love the land. <…> As I stood there, breaking bamboo snares one by one, our previously harmonious association was punctuated with a heated argument. My friend stood apart from me and very firmly asked what right I had, as an American living in Africa for only fourteen months, to invade the hunting rights of the Africans, since by birth, they owned the country. I kept on breaking traps, but at the same time I could not agree with her more. Africa did belong to the Africans, but I felt that written orders, whether they pertained to man or animals, should still prevail. If I could enforce the written rules of a supposedly protected park and prevent the slaughter of animals, then I should do so. As I continued breaking the bamboo, the reliable and flexible death trap of the last wild game of Africa, Alyette continued to plead her argument. "These men have their right to hunt! It's their country! You have no right to destroy their efforts!"[1]

  — письмо Луису Лики, 1968
  •  

Человек, который убивает животных сегодня — это человек, который убивает людей, которые встанут на его пути завтра. Он признаёт тот факт, что существует закон, который указывает, что он не должен делать то-то и то-то, но без подкрепления этого закона он волен поступать как ему вздумается.

 

The man who kills the animals today is the man who kills the people who get in his way tomorrow. He recognizes the fact that there is a law that says he must not do this or that, but without the reinforcement of this law, he is free to do as he chooses.[1]

  — письмо Луису Лики, 1968
  •  

Когда ты осознаёшь ценность всей жизни, ты будешь меньше останавливаться на том, что в прошлом и сосредоточишься больше на сохранении её будущего.

 

When you realize the value of all life, you dwell less on what is past and concentrate more on the preservation of the future.[2]

  — последняя запись в дневнике

О Фосси[править]

  •  

Никто не любил горилл сильнее. Покойся в мире, дорогая подруга, навечно защищённая в этой святой земле, твоём доме, которому ты принадлежишь.

 

No one who loved gorillas more. Rest in peace, dear friend eternally protected in this sacred ground for you are home where you belong.[1]

  — эпитафия
  •  

Удивительно много сделала Дайан Фосси за 16 лет своей жизни, посвящённых спасению горилл. Она сумела сохранить от уничтожения места обитания самых крупных человекообразных обезьян в Руанде, изучить и защитить от браконьеров естественную популяцию горилл, состоящую из взаимосвязанных семейных групп. Ей удалось осуществить всё задуманнон, не смогла она лишь сохранить собственную жизнь Лучшим памятником её остаётся Исследовательский центр в Карисоке, могучие гориллы, бродящие в сумраке горного леса на склонах Високе и Карисимби, и её замечательная книга.[3]

  Николай Дроздов

См. также[править]

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 Georgianne Nienaber, Did Margaret Atwood’s «Saint Dian Fossey» Predict Current Atrocities in Congo? — September 29, 2009
  2. Dian Fossey / dian-fossey.com
  3. Николай Дроздов. Лицом к лицу с гориллой // Дайан Фосси. Гориллы в тумане. — М.: Прогресс, 1990. — С. 16.