Два капитана (роман)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии

«Два капитана» — приключенческий роман советского писателя Вениамина Каверина, написан в интервале между 1938 и 1944 годами.

Цитаты[править]

  •  

Всё уже было рассказано: отца забрали в тюрьму, мы подавали прошение, мать привезла нас и уехала в город, я — немой, бабка Петровна живёт второй дом от колодца, и у неё тоже есть борода, только поменьше и седая.

  — Саня Григорьев
  •  

Мы лежали на горке вниз животами и сосали какие-то горькие корешки, про которые Петька говорил, что они сладкие.

  — Саня Григорьев
  •  

Она была совершенно синяя — над нами горела синяя лампа, и, должно быть, поэтому я так осмелел. Мне давно хотелось поцеловать её, ещё когда она только пришла, замёрзшая, раскрасневшаяся, и приложилась к печке щекой. Но тогда это было невозможно. А теперь, когда она была синяя, — возможно.

  — Саня Григорьев
  •  

Никогда не следует одному бродить по тем местам, где вы были вдвоем. Обыкновенный сквер в центре Москвы кажется самым грустным местом в мире. Не слишком шумная, довольно грязная улица, которых в Москве сколько угодно, наводит такую тоску, что невольно начинаешь чувствовать себя гораздо старше и умнее.

  — Саня Григорьев
  •  

Почему я был так уверен, что этого не может случиться? Мне следовало написать ей, когда она прислала мне привет через Саню. Но я не хотел уступать ей ни в чем до тех пор, пока не докажу, что я ни в чем не виноват перед нею. Но никогда нельзя быть слишком уверенным в том, что тебя любят; что тебя любят, несмотря ни на что; что может пройти еще пять или десять лет, и тебя не разлюбят.

  — Саня Григорьев
  •  

Нужно выбирать ту профессию, в которой ты способен проявить все силы души.

  •  

Мы в купе международного вагона Владивосток-Москва. Невероятно, но факт — десять суток мы проводим под одной крышей, не расставаясь ни днем, ни ночью. Мы завтракаем и ужинаем за одним столом. Мы видим друг друга в дневные часы — говорят, что есть женщины, которым это не кажется странным.

  — Катя Татаринова
  •  

Таков был наш последний разговор - ни я, ни она не произнесли ни слова

  — Саня Григорьев
  •  

Я думаю о тебе так много, что мне даже странно откуда берется время на всё остальное. Это всё потому, что всё остальное - это тоже каким-то образом ты.

  — Саня Григорьев
  •  

За горем приходит радость, за разлукой свидание. Всё будет прекрасно, потому что сказки, в которые мы верим, ещё живут на земле

  — Саня Григорьев
  •  

Всё можно исправить, кроме непоправимого, которое приходит не спрашиваясь и от которого никуда не уйдёшь.

  — Саня Григорьев