Дневник, письмо и первоклассница

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Дневни́к, письмо́ и первокла́ссница» — советский двухсерийный художественный фильм для детей по одноимённому рассказу Латифа Махмудова. Снят в 1984 году Хабибуллой Файзиевым на киностудии «Узбекфильм».

Цитаты[править]

  •  

Ну нет, так может петь человек, только ни в чём не виноватый.

  •  

Земля остановится, если мужчины будут сидеть дома.

  •  

Улугбек: Мы решаем задачку про одного гуся.
Отец: Два оболтуса не могут справиться с одним гусем.
Бабушка: Сынок, называй своего сына оболтусом. Ну зачем же чужого ребёнка?
Улугбек: А к тому же не оболтус он вовсе, а…
Отец: Ну?..
Улугбек: …а немножко лоботряс.

  •  

А кроссовки-то — от слова «красота».

  •  

Улугбек: а то папа вчера: «оболтусы вы», — говорит. «Два оболтуса».
Мирвали: Это он про кого?
Улугбек: И про тебя тоже. Но я за тебя заступился…
Мирвали: Ничего себе — заступился. Лоботряс — ещё хуже.
Улугбек: Нет, лучше. Оболтус — это уж совсем.

  •  

Мирвали: Это называется ещё «самовнушение».
Улугбек: А друговнушение бывает?

  •  

Будь я учителем, я бы ставил одни пятёрки. (Мирвали)

  •  

Золотой человек был Алиджан Валиевич в прошлом году. А в этом он стал нашим классным руководителем и испортился.

  •  

У меня совесть чистая. Ничего, если появится маленькое пятнышко.

  •  

Может, отлупил кого? Тогда немедленно проси у него прощения! А он пусть письменно подтвердит своё прощение. А лучше — опровержение: «я, такой-то, сам виноват, что Улугбек отлупил меня». А ещё лучше: «я, такая-то, сама отлупила Улугбека, а он не виноват».

  •  

Абдулла Ибрагим Салиджан Мирвали ибн Синат.

  •  

Мирвали (читая список проступков Улугбека): Взяли пирожки в буфете без очереди. А, мелочь с точки зрения вечности.

  •  

Улугбек: Ты не знаешь, какая будет завтра погода?
Мунира: Где?
Улугбек: Где? Какое тебе дело, где?

  •  

А теперь вернёмся к нашим… вернее, к твоим грехам.

  •  

А ты что смеёшься, мальчик? Билета, небось, нет, а смеёшься как с билетом.

  •  

Не знаю, как ребята, а у меня кабинет русского языка самый любимый. Здесь так уютно. Наглядные пособия, на стенах портреты великих писателей… Правда, в четвёртом классе я немного стеснялся их, особенно на диктантах. Ну а в этом году — ничего, привык. И, к тому же, я решил твёрдо: хватит списывать.

  •  

— Алимов, о чём это ты думаешь на уроке?
— Ни о чём.
— Ну и напрасно.

  •  

Мирвали: И когда же Вы будете со мной разговаривать?
Улугбек: Когда хвост верблюда коснётся земли.
Мирвали: То есть — никогда?

  •  

Бабушка: Теперь уже скоро.
Улугбек: Что?
Бабушка: Твой папа приедет.
Улугбек: Вот и думай после этого о счастье…

  •  

Улугбек: Эй ты, певица, выключись. Я тут уроки делаю, а ты блеешь как коза. Ме-е!
Бабушка: Пой, пой, девочка. Не слушай его. Твоя песня ласкает мне сердце.

  •  

— А сейчас все вместе споём дяде песенку. Какую хотите?
— Про ослика.
— Прекрасно. Я тоже люблю это покладистое животное.

  •  

Алиджан Валиевич: Ну а теперь обратимся к самому феноменальному случаю за всю мою учительскую практику.
Улугбек: (думает): Издалека начинает. Хорошего не жди. Кому-то сейчас достанется.
Алиджан Валиевич: Алимов, к доске, пожалуйста. Напиши-ка мне, друг мой сердечный, одно единственное слово — «исподтишка».
Улугбек: (пишет): из-пад-тижка.
Алиджан Валиевич: Ты что, Улугбек, решил уморить нас всех оптом? Кто скажет, верно он написал или нет? Сколько здесь ошибок? Салимова?
Салимова: Две.
Мунира: (пытается подсказать Улугбеку): «Сэ», «О»!
Алиджан Валиевич: Батырова, прекрати. Умаров, что?
Умаров: Три ошибки.
Алиджан Валиевич: Так, кто больше?
Ученик: Четыре.
Алиджан Валиевич: Ну думайте, думайте.
Батыр: Пять!
Алиджан Валиевич: Да-а. Мировой рекорд в своём роде. Ну, слово, конечно, трудное, многие в нём ошибаются. Но пять ошибок в слове из десяти букв.

  •  

Мирвали: Ты сам виноват. Зачем такие длинные слова писать? Когда диктант — понятно — тебе диктуют, а тут сочинение — вот и сочиняй слова покороче. Ошибок будет меньше… (смотрит на написанные Улугбеком иероглифы) Что это?
Улугбек: Это моё имя по-древнеегипетски. Каждый знак — буква.
Мирвали: И по по-древнеегипетски с ошибками пишешь. У-луг-бек: семь букв, а тут у тебя четыре.
Улугбек: У них гласные пропускались.
Мирвали: Скажешь тоже. Как же они тогда понимали, что написано?
Улугбек: Для меня это пока ещё тайна.

  •  

Скажите, у Вас не было, случайно, предков в Древнем Египте?

  •  

— Эй, почему не поёшь?
— Я пою.
— А почему не слышно?
— Я про себя.
— Можно вслух, я всё равно не слышу.

  •  

Мирвали: И вообще, кругом одни неприятности. А тут ещё научили ребёнка врать. Это преступление. Понимаешь?
Улугбек: Понимаю.
Мирвали: Все твои проделки гроша не стоят рядом с этим.

  •  

Мирвали (диктует письмо): Уважаемый товарищ Дамиров. Я просила бы Вас… с большой буквы «Вас», учти…
Улугбек: Учёл…
Мирвали: …придти в школу через… месяц, не раньше. А сейчас я посылаю к Вам… с большой буквы «к Вам»…
Улугбек: Учёл, учёл.
Мирвали: …двух отличников…
Улугбек: Кто такие?
Мирвали: Точка. Улугбек и Мирвали — гордость нашей школы. Мальчики очень сообразительные, головы у них полны мыслей.
Улугбек: Это уж точно!
Мирвали: Очень дисциплинированные, по знаниям у них нет равных. Если Вы… с большой… им разрешите, они после уроков будет дополнительно заниматься с Вашей дочерью. С уважением, С. Таджиева. (пробегает глазами написанное письмо) Внушительно.

  •  

— Учителя часто советуются со мной. Прямо так вызывают и говорят: «без тебя, брат Мирвали, мы бы пропали».

  •  

Мирвали: Учительница считает, что Умида — очень способная девочка, только способности у неё скрытые, ну… внутренние, так сказать.
Отец Умиды: Короче, жуткая лентяйка.

  •  

Отец Умиды: Как же так? Сама учительница пишет с ошибками. Ну-ка, отличники, отвечайте, как пишется слово «отличник»? А?
Улугбек: Так и пишется…
Мирвали: От-лич-ник.
Отец Умиды: А надо мягкий знак после после «ч» или нет?
Мирвали: Да.
Улугбек: Нет.
Отец Умиды: Так надо или не надо, а?
Мирвали: А что Вы такое простое спрашиваете? Да мы… вот он, например, он даже по-древнеегипетски пишет. На языке самых древних египтян.

  •  

Отец Умиды: А «автобус» как будет по-древнеегипетски, а?
Мирвали: А автобусов тогда не было!

  •  

Мирвали: Мы разделим нашу работу пополам.
Улугбек: Благородно.
Мирвали: Я беру на себя самую трудную часть: буду объяснять ей уроки.
Улугбек: А я?
Мирвали: А тебе остаются пустяки — отвечать за её знания, оценки.
Улугбек: Давай лучше наоборот.
Мирвали: Исключено. Ты не умеешь работать с детьми. А у меня опыт. Я буду давать уроки, а за её успехи спрошу с тебя.
Улугбек: Хм.
Мирвали: Не «хм», а шкуру сдеру, если через месяц она не выйдет в отличницы.
Улугбек (думает): Через месяц… Тут, может, через три дня отец вернётся и шкуру сдерёт.

  •  

Ян Амос Коменский, великий педагог, сказал: «считай несчастным тот день или тот час, в который ты ничего не прибавил к своему образованию».

  •  

Улугбек (читает условие задачи): «Во всех первых классах одного города…» Хм, и тут первоклашки… «учится 2450 девочек…» (присвистывает) вот кошмар-то, если всех на буксир брать.

  •  

— Мунира, хочешь я напишу твоё имя?
— Уже написал. Вон, на заборе. «Мунира — дура».

  •  

Бабушка: Как же так? Десять дней семья без отца.
Улугбек: Подумаешь, десять дней! Вон Одиссей целых двадцать лет был в командировке. Двадцать лет!

  •  

— Прежде всего, немного теории. Карл Фридрих Гаусс назвал математику царицей всех наук. А другой великий учёный по фамилии Дени сказал так: «Жизнь украшается двумя вещами: занятием математикой и её преподаванием». Ну а теперь переходим к практике. Пять минус два… Ну? Сколько будет?

  •  

— Улугбек, я её сейчас отлуплю. «Мягко, с улыбкой».

  •  

Улугбек: Математика — очень капризная наука.
Мирвали: Кто сказал?
Улугбек: Я сказал. Надо проводить урок с наглядными пособиями.

  •  

— Легче работать грузчиком, чем учителем. (Мирвали)

  •  

Улугбек: И папа знаешь у меня какой? Я вчера это понял. Я тоже таким буду. Тоже буду ему задачки решать, помогать.
Мирвали: Задачки? Кому?
Улугбек: Ну… сыну моему. Он меня тоже боятся не будет.
Мирвали: Ну уж нет, я своего в ежовых рукавицах буду держать. Задачки ему решать? Пусть сам решает! И учителям накажу: пусть приглядывают за ними.
Улугбек: За кем это «за ними»?
Мирвали: Ну, за моим и за твоим.

  •  

Счастье — это когда живёшь с чистой совестью, и ещё — когда поможешь тому, кто слабее тебя.