Журналюги

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Журналюги (обложка)

«Журналюги» — роман Сергея Амана (Хуммедова), написанный в 2010 году, впервые изданный в 2013. Его основу составляет описание жизни и профессиональной деятельности главного персонажа — журналиста и поэта Сергея Оглоедова из газеты «Московский богомолец», в которой легко угадывается «Московский комсомолец».

Цитаты[править]

  •  

Сергей Оглоедов был будущий знаменитый поэт, так никогда им впоследствии и не ставший. Но числить в непризнанных гениях он себя не перестал. Более того, он считал, что занятие журналистикой это временная необходимость. Надо же как-то зарабатывать деньги для поддержания штанов.

  •  

Это были удивительные годы, однако с таким благодушием об этом можно вещать только сейчас. А тогда в считанные часы сколачивались состояния, решались судьбы, обрывались за копеечные суммы жизни, а иногда всё это выворачивалось просто смехотворным образом, достойным пера Ильфа и Петрова.

  •  

Было это ещё в начале девяностых годов прошлого столетия. Андрей Лебедев работал тогда мэнээсом в одном медицинском институте. Мэнээс в переводе с новояза на просто русский означает младший научный сотрудник. Но больше, чем с наукой, Андрей сотрудничал с различными столичными изданиями. Он помнил о судьбе Антона Чехова и о словах какого-то классика, что лучшие писатели получаются из врачей. Писать у него получалось легко, печататься тоже. Удачнее всего это дело складывалось в «Московском Богомольце», потому что редактором отдела экономики там был друг его детства Анатолий Овцов. Он-то и сказал Андрею: ну чего ты гниёшь за копейки в своём институте, сейчас журналист самая востребованная профессия. И предложил устроить его в соседнюю – по этажу – газету «Ленинская дорога».

  •  

Роза Батырова была девушкой свободной. До пенсии ей оставалось всего пять лет. И надежды выйти замуж уже растаяли, как с белых яблонь дым. Олигархи на скорую руку, которыми изобиловала земля русская с начала девяностых годов прошлого столетия, уже привлекали её не столько как женихи, сколько как возможные спонсоры её предприятия. А предприятие она задумала скромное. Ей хотелось издавать собственную газету. Многолетняя работа в «Московском Богомольце» в качестве заместителя ответственного секретаря давала ей уверенность, что с этим нехитрым делом она справится легко. Оставалось только найти деньги на издание.

  •  

Сергея Паву звали Красавчиком, хотя красавчиком он не был. Черты его физиономии были вылеплены грубо, но мужественно. Под стать им была и мускулатура. И не сразу по его фактуре и манерам можно было понять, что человек он тонкий и ранимый. А манеры эти он приобрел ещё в подростковом переходном возрасте, когда воспитывавшийся в профессорской (университетской!), но неполной семье мальчик Серёжа решил добиться самостоятельности. И начал совместную деятельность с дворовой шпаной. Отца он никогда не знал и, стараниями мамы, знать не хотел. Его мама Мария Владимировна, человек вечно занятой на кафедре русского языка, создатель учебника по орфоэпии, то есть умению правильно произносить слова, профессор, которого (или -ую?) часто приглашали в Париж на симпозиумы и конференции, не всегда могла уделять сыну должное внимание. Родители её тогда жили на Украине, и переправлять сына из столицы в какую-то глухомань Мария Владимировна не стала. Поэтому какое-то время Серёже пришлось пожить в детском доме-интернате, после чего в подворотнях все местные хулиганы принимали его за своего.

Диалоги[править]

  •  

— Да он ебёт их прямо в своём кабинете… — сказала Наташка, прикуривая очередную сигарету.
— Ната-аш, — заканючила замухрышка за соседним столом, — ну мы ж договорились не курить в комнате.
— Да ладно, — отмахнулась Наташка, — сейчас летучка начнётся, и покурить не успеешь.
Наташка рассказывала Серёге Оглоедову о Пете Фильтре, любвеобильном первом заме Лебедева. Оглоедов заскочил в редакцию «Московского Богомольца», где Наташка Гусева работала уже несколько лет, так как она обещала его пристроить по старой дружбе в это издание. Ну, и рассказывала о порядках в газете. По её словам, Петя Фильтр, небрежный щёголь с зачёсываемой залысиной, не пропускал ни одной новоиспеченной корреспондентки «МБ». Не все они, конечно, оказывались падкими на ласки первого зама главного редактора «Московского Богомольца». Но не это волновало сейчас Оглоедова, ему хотелось спросить у Наташки: «А ты знаешь об этом из его рассказов или получила эти сведения на практике?» Хотя оба ответа его не устраивали. Но он молчал.
— У нас вакансия есть в литотделе, — продолжала Наташка. — Там Андрей Алмазов, новый редактор отдела, людей набирает. Пойдём прямо сейчас, пока летучка не началась.
— Пойдём, — согласился Оглоедов.

О романе[править]

  •  

«Я принимаю эту книгу – как диагноз. С первой же строчки диагноза… точнее, на третьем слове этой первой строчки – меня оглушает смачное матерное слово. Впрочем, не оглушает. Я понимаю, что теперь это уже почти хороший тон». — Лев Аннинский[1].

  •  

«Как Артур Хейли, прежде чем написать «Отель», «Аэропорт» или «Перегрузку» устраивался на соответствующую работу, так и Сергей Аман работал сперва в редакции большой московской газеты, а уж потом написал роман «Журналюги».Андрей Гусев[2].

Примечания[править]

Ссылки[править]

  • Сергей Аман «Журналюги». Роман/ М., «Зебра Е», 2013. — 224 с. ISBN 978-5-905629-31-0