Звезда пленительного счастья

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Звезда пленительного счастья
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

«Звезда пленительного счастья» — художественный фильм Владимира Мотыля о судьбе декабристов и их жён, снятый в 1975 году.

Цитаты[править]

  • Ваше Величество! Артиллерия присягнула, пушки выведены! Только заряды не сыщут никак. (офицер)
  • Ваше Величество! Рота первого Преображенского полка прибыла! (понизив голос) Но, по недоразумению, все ружья без пуль! (офицер)
  • Николай I: — Вы кого-то искали, поручик?
    Иван Анненков: — Своих, Ваше Высочество!
    Николай I: (взяв себя в руки) — Когда так, то вот вам дорога. Проходите. (преображенцам) Разомкнись!
    Офицер: — Разомкнись от середины! (солдаты размыкают строй)
    Иван Анненков: — Ура, Конституция! (лейб-гренадеры с криком «ура» бросаются на площадь)
  •  Полина Гёбль: — …Как изменились русские!
    Начальник караула в крепости: (по-русски, себе под нос) — Можно подумать, гильотину изобрели в Костроме. (по-французски, Полине) В вашей стране участники военного мятежа давно были бы казнены.
    Полина Гёбль: — Вы правы, мсье, но у них были бы адвокаты.
  • Авос! Авос! Била н-не биля. (Полина Гебль)
  • Николай I: — Я могу простить Вас, князь Сергей Григорьевич.
    Волконский: — Ваше Величество, в том и несчастье, что Вы все можете, что Вы выше закона. А я желал бы, чтобы Ваши подданные зависели от закона, а не от Вашей угодности, капризов или минутных настроений.
    Николай I: (с ледяным спокойствием) — Заковать в железо. Содержать как злодея.
  • Сих государственных преступников, осуждаемых политической смерти, по лишении чинов, орденов и дворянства сослать в каторжные работы соответственно разряду!
  • Бедная империя. И повесить-то как следует не умеют. (Рылеев)
  • Рылеев: — Если мы не выступим, мы заслужим имя подлецов, вот что я почту неудачей. Надобно начать; на это сил достанет.
    Трубецкой: — Военная храбрость и политическое безрассудство — не одно и то же. В наших обстоятельствах восстание — гибель!
    Рылеев: — Да, мы погибнем. Но пример останется.
  • Смертной казни Павлу Пестелю, Кондратию Рылееву, Сергею Муравьёву-Апостолу, Михайле Бестужеву-Рюмину и Петру Каховскому приговором суда определённой: сих преступников за тяжкие злодеяния ПОВЕСИТЬ!
  • Мы умираем в мучениях, но я счастлив, что два раза умираю за Отечество! (Рылеев)
  • Особое внимание склоняем мы на положение фамилий, от коих преступлением отторгнуты родственные члены их семейств. Родство передаёт потомству славу деяний их предков, но не омрачает бесчестием за личные пороки и преступления. Никто! Да не дерзнёт никто вменить родство кому-либо в укоризну. Сие запрещает закон гражданский, а более ещё — закон христианский. (Николай I)
  • Николай I: — О чём ты, Голенищев, рассказать порывался?
    Голенищев-Кутузов: — Имеет хождение, Ваше Величество, сужденьице одно — преядовитейшее. Сапожник бунтует в Европе оттого, что ищет знатности и богатства, а нашим революционерам из знати какого надобно рожна? Верно, рвутся в сапожники?
  • Николай I: — Понимаю Ваши чувства, княгиня, однако в делах подобного рода я обязан держаться установленных правил.
    Трубецкая: — Разумеется, Ваше Величество. Два года назад швее графа Орлова было дозволено отправиться вслед за осуждённым супругом-лакеем.
    Николай I: — Поступок простолюдинки сделал на Вас вдохновение? Швея мало теряла, тогда как Вы…
    Трубецкая: — Надеюсь, закон не может лишить дворянку того, что дозволено низкому сословию?
    Николай I: — Однако, настаивая на правах низкого сословия, дворянка может невольно себя уравнять.
  • Бежал от французской революции, чтоб выдать дочь за русского заговорщика. (граф Лаваль, отец княгини Трубецкой)
  • Иван Анненков: (о Полине Гёбль) — Одно лишь неравенство разделяло меня с нею. Вы не поверите, государь, арест меня даже обрадовал: препятствие, что мешало мне соединиться с ней, исчезло по воле рока! Наконец я лишён всех прав состояния, (делает шаг к императору) самого дворянства!..
    Николай I: — Стой! (выставив руку) Назад! Вас, кавалергард, я охотно спасу. Ответьте только: когда Вы знали о заговоре — отчего же не донесли?
    Адъютант: — Вы слышали вопрос, поручик? Отвечайте!
    Николай I: — Итак, поручик?
    Иван Анненков: — На товарищей доносить нечестно.
    Николай I: — А Вы не имеете понятия о чести! Вы знаете, чего заслуживаете?
    Иван Анненков: — Смерти, государь.
    Николай I: — Вы ждёте, что Вас расстреляют. Что Вы будете интересны. Нет! (с ненавистью) Я Вас… в крепости сгною.
  • Цейдлер: — Вы когда-нибудь видели каторжников в железах? (кричит) Отвечайте!
    Трубецкая: — Почему Вы кричите? Кто дал Вам право?
    Цейдлер: — Вы дали право. Вы жена ссыльно-каторжного. Вы отправитесь в Нерчинск, но по этапу. Вас закуют по ногам и рукам. Вы поедете с партией каторжников… под конвоем. (срываясь на крик) Вас привяжут со всеми вместе на один канат, как привязывают злодеев! Чтобы… не убежали. Ещё замечу, что из пятисот, что мы отправляем по этапу, из пятисот мужчин! до Нерчинска добирается не более трети. Ну, что? Согласны Вы и теперь?
    Трубецкая: (в слезах) — Мне всё равно! Лишь бы идти… Велите нести кандалы! (разводит руки)
    Цейдлер: (помолчав) — Вы поедете… поедете. Я не хочу и не могу тиранить Вас больше, я мучил Вас, простите, княгиня Екатерина Ивановна. Меня принуждали всеми средствами! Я пугал Вас этапом — это пустое. Я дам лошадей, и… храни Вас Бог…
  • Анненкова: (проводив Полину Гёбль в Сибирь, уходит в дом) — Не стоит Иван красавицы эдакой!..
    Лакей Федька: — Да что уж, да где уж, матушка-барыня!.. Не стоит, барыня-матушка, не стоит. Где уж ему… беспутному…
    Анненкова: (гневно) — Придержи язык!!! (с силой бьёт лакея палкой по спине)
    Лакей Федька: (рухнув на пол) — Покорно благодарим…
    Анненкова: — Молиться ей надо на Ванечку! Голь французская… (осев на ступени, рыдает в голос)
  •  — Не заслужил ты снисхождения, какое тебе оказывается!
    Трубецкой: — Снисхождения?
    — Употребление тебя в работах и есть снисхождение к греху твоему тяжкому.
  • Часовой: — Стой! Куды? Ходить не велено.
    Волконская: — Не здесь ли содержится князь Волконский?
    Часовой: — Тут князей нет, всё больше каторжные.
    Волконская: — Я проехала, чтобы увидеться с мужем, семь тысяч вёрст…
    Часовой: — (оглядев её, пропускает в рудник) Да поживее бегите! Как бы коменданта нелёгкая не принесла.
  • Вот мы и в земле обетованной… (Волконская)
  • Священник: — Имеешь ли, Прасковья, желание благое и непринужденное и твердую мысль взять себе в му́жи сего Иоанна, его же пред собою здесь видишь?
    Полина Гёбль: (выслушав перевод) — Да! Биля не биля.