Зимний Излом. Из Глубин

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Зи́мний Изло́м. Из Глуби́н» — первый том четвёртой книги из цикла «Отблески Этерны» писательницы Веры Камши. События разворачиваются после действия романа «Лик Победы». Главы романа называются по высшим арканам колоды Таро.

Цитаты[править]

L'imperatrice[1][править]

  •  

Есть средства, которые делают мерзкими любую цель.

  — Чарльз Давенпорт
  •  

Это Создатель видит намерения, люди живут по другому закону: сделал — отвечай. Или беги, если у тебя нет совести.

  — Робер Эпинэ
  •  

Гектор Рафиано: Кстати, вы не знаете притчу о некоей девице, которая предпочла вручить свою невинность и сундуки соседу с большим мечом, полагая, что в противном случае у неё не останется ни сундуков, ни невинности?
Рудольф Ноймаринен: Девица была мудра, — заметил регент, — обменять свою слабость на чужой меч не каждый сможет.

  •  

Зла ради зла редко кто добивается, оно вырастает само собой. Из желаний, превышающих и права́, и возможности.

  — Гогенлоэ-цур-Адлерберг
  •  

Добра и зла нет, неизменны лишь ум и глупость.

  — Альдо Ракан
  •  

Уважение других начинается с уважения к самому себе.

  — Альдо Ракан
  •  

Что останется от армии, если наплевать на приказы? А что останется от совести, если выполнять всё, что велят?

  — Чарльз Давенпорт
  •  

Не следует поворачиваться спиной к тем, кого оскорбляешь

  — Чарльз Давенпорт
  •  

— Хляби небесные разверзлись, — возвестил клирик, — «и не смогла принять земля в лоно своё всю воду, и вышли из берегов реки…», а всё потому, что низверглась на землю вода, а воды много не выпьешь.

  — Бонифаций
  •  

Любопытство сгубило кучу баб и кошек, не говоря о мужиках, но, пока не наступит конец света, носы в замочных скважинах не иссякнут.

  — Луиза Арамона
  •  

— То есть, — поддержал богословскую беседу Марсель, — против некоторых братьев во Ожидании можно злоумышлять?
— Не злоумышление сие, — нахмурился епископ, — но братская помощь. Прерывая жизнь грешных, ты обрываешь цепь непотребств, ими творимых, что угодно Создателю нашему и всем добрым людям. Если ты не убиваешь врага твоего, он убьёт тебя. А не тебя, так ближних твоих. И наступит в Талиге разорение и мерзость, возрыдают вдовы, заплачут сироты, и опечалится Создатель, когда вернётся, и спросит сильных: как допустили сие? И сгинут в Преисподней те, кто не защитил дом свой, и край свой, и женщин своих. Уразумел?
— Уразумел, — совершенно искренне произнёс Валме. — Чарльз, убивай своего Морена на здоровье.

  — Марсель Валмон, Бонифаций

Les Amoureux[2][править]

  •  

В следующий раз, граф, когда соберётесь кончать с жизнью, извольте доложить по всей форме. Я отправлю вас туда, где от вашей трусости будет польза. — Джастину Придду

  — Рокэ Алва
  •  

— Ротгер, — прикрикнул артиллерист, — ваше шутовство переходит все границы!
— Ещё не все, — вице-адмирал откинулся на спинку кресла и заложил руки за голову. — Совершенству предела нет.

  — Курт Вейзель, Ротгер Вальдес

La justice[3][править]

  •  

Смешные они, эти девицы, что герцогини, что тесёмочницы. В собственную любовь верят, даже если она — дождевой пузырь, а в чужую — только если о ней кудахчут во всё горло.

  — Луиза Арамона
  •  

Сильные люди должны улыбаться, на этом держится мир. Сила сильных и слабость слабых — два крыла, которые несут Кэртиану. Если слабые обретут силу, а сильные впадут в слабость и недеяние, наступит конец всему. Смейтесь, принцесса! И держите порох сухим. — Матильде Ракан

  — Левий
  •  

Какими бы страшными ни были изначальные твари, нас сожрут не они, а ызарги!

  — Рокэ Алва
  •  

Справедливость к живым начинается со справедливости к мёртвым.

  — Ричард Окделл
  •  

Хорошо быть свободным от всего и от всех, но от полной свободы до смерти меньше шага.

  — Робер Эпинэ
  •  

Бывают обстоятельства, в которых добродетель, сама о том не подозревая, попадает в лапки к пороку

  — Ротгер Вальдес

L'etoile[4][править]

  •  

Фельдмаршалов и адмиралов делает не кровь, а воля и опыт.

  — Руперт фок Фельсенбург
  •  

Нет, адмирал, у нас разные места. Очень разные. Вы лезете в чужой дом, я вас не пускаю, и от того, что вы не запрёте раненого в канатном ящике, ничего не меняется. Как и от того, что, не вернись Альмейда, я бы сдох под вашими пушками, но вы бы не прошли. — Олафу Кальдмееру после битвы у Хексберг

  — Ротгер Вальдес

Le soleil[5][править]

  •  

Почему равнодушие так часто принимают за величие, слабость — за доброту, а наглость за смелость? Волки не лают, а левретки не молчат.

  — Робер Эпинэ
  •  

Душу надо застёгивать, тогда в неё не плюнут. И не влезут с ногами.

  — Матильда Ракан
  •  

— Нужно будет выкупить Хорста, — Ариго наконец высказал то, о чём думал вторую неделю, — или обменять. Мы, как ни крути, поступили с ним некрасиво.
— Ты не прав, — в голосе Райнштайнера прозвучало умеренное осуждение. — Ластерхавт-увер-Никш давал присягу военного, в которой клялся отдать свои способности и рвение королю и Талигу там, где они нужнее всего. Ты тоже в этом клялся. Твои способности позволяют командовать арьергардом, а возможно, и армией. Способности Ластерхавта требуют отправить их владельца в плен. Он просто исполнил свою присягу.

  — Жермон Ариго, Ойген Райнштайнер

Источники[править]

Вера Камша. Зимний Излом. Том 1. Из Глубин (Цикл «Отблески Этерны». Книга четвёртая) / Редакция Е. Самойловой. — М.: Эксмо, 2006. — 640 с. — 23100 экз. — ISBN 5-699-16920-2

Примечания[править]

  1. «Императрица» — высший аркан Таро
  2. «Любовники» — высший аркан Таро
  3. «Правосудие» — высший аркан Таро
  4. «Звезда» — высший аркан Таро
  5. «Солнце» — высший аркан Таро