Иван Грозный (фильм)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Ива́н Гро́зный» — советский художественный фильм 1944 года, последний фильм кинорежиссёра Сергея Эйзенштейна.

Цитаты[править]

  •  

— Московский князь не имеет права на царский чин.
— Европа не признает его царём.
— Сильным будет — признают.

  •  

— Но есть как будто и сторонники Иоанна?
— То родственники невесты великого князя.
— Не великого князя, а — Царя. Уже Царя. — на венчании Иоанна IV на царство

  — Иностранные послы
  •  

Два Рима пали, а третий — Москва — стоит, и четвёртому Риму не быть! И тому Риму третьему, державе Московской, единым хозяином отныне буду я! Один! — во время венчания на царство

  — Царь Иоанн IV
  •  

— Папа не допустит!
— Император не согласится!
— Европа не признает!
— Сильным будет — все признают. Надо, чтобы силён не был! — на венчании Иоанна IV на царство

  — Иностранные послы
  •  

В день Симеона Богоприимца свадьба назначена. Учиним же свадьбу… сему хозяину! — на венчании Иоанна IV на царство

  — Ефросинья Старицкая, тётка царская
  •  

К чему такая привилегия Иоанну? Почему князь Курбский в вассалах у Иоанна? Разве род Курбских менее знатен, чем род Иоанна Московского? Почему же монархом на Руси Иоанн в Москве, а не Андрей Курбский в Ярославле? — князю Андрею Курбскому

  — Ливонский посол
  •  

Казань большой (показывает большой палец), Москва — маленький (показывает мизинец). Москва (загибает мизинец) — кончился. Наш великий хан подарок посылает. Русский цар — позор не имей. Русский цар — сам себя кончай. (протягивает Иоанну нож)царю Иоанну IV

  — Казанский посол
  •  

Слушай, хан: Каза-ань маленький (качая мизинцем), Москва (плюнув в ладонь, показывает кулак) — БОЛЬШОЙ! На Каза-ань!!! — казанскому послу

  — Малюта Скуратов
  •  

Отныне буду таким, каким меня нарицаете! Грозным буду.

  — Иоанн IV
  •  

— Ох, не любишь ты меня, брат Владимир. Нет в тебе любви ко мне, одинокому. Сирота я покинутый… пожалеть меня некому.
— Негоже царю с земщиной якшаться! Пуще всех — со Старицкими.
— Не тебе, Алёшка, царя учить! Не тебе руку на царский род подымать!
— А не ты ли учил — дубы-роды корчевать?!
— Царский род — родам род! И подобен не дубу земному, но Древу-тамаринду Небесному!
— А не мы ли — новый лес, вокруг тебя вырастающий?..
— Не затем дубы крушу!.. чтоб осиннику убогому место расчищать. Рода царского не трожь! Близость кровную к царю святыней почитай!
— А не мы ли ближние тебе, с тобою иною — пролито́ю кровью связанные?
— Не родня вы мне!!! (отталкивает Басманова) Вы холопья мне! От гноища поднял вас, чтоб бояр-изменников подмять! Через вас волю свою творю! (садясь) Не учить — служить ваше дело холопье! (приобнимая Старицкого) Место своё знайте, Басмановы!..

  — Иоанн Грозный, Алексей Басманов
  •  

— Ай, не прав ты, царь всея Руси! Есть друзья тебе.
— Нет друзей…
— Нет, есть!
— Врёшь?
— Нет, не вру!
— Ай кто?
— А хошь и я.
— Ай, не верю!..
— Побожусь…
— Не божись! Делом докажи!
— Докажу-у.
— О-о…

  — Владимир Старицкий, Иван Грозный
  •  

Пошто его держите? (Малюта отпускает Волынца) Он царя не убивал… Он… шута убил. Отпусти ты его… (Фёдор отпускает Волынца) Не шута убил — злейшего царского врага убил! (кланяется Волынцу в пояс) Благодарствую! — Малюте Скуратову и Фёдору Басманову о Петре Волынце

  — Иван Грозный
  •  

Подобает всегда царю осмотрительным быть: ко благим милость и кротость, злым же ярость и мученье! Ежели сего не имеет — не есть царь.

  — Иван Грозный

О фильме[править]

  •  

Фильм, который предельно далёк от принципов непосредственного наблюдения <…>. Фильм этот не только в своём целом представляет иероглиф, он сплошь состоит из иероглифов, крупных, мелких и мельчайших, в нем нет ни одной детали, которая не была бы пронизана авторским замыслом или умыслом. (Я слышал, что сам Эйзенштейн в одной из лекций даже иронизировал над этой иероглификой, над этими сокровенными смыслами: на доспехах Ивана изображено солнце, а на доспехах Курбского — луна, поскольку сущность Курбского в том, что он «светит отражённым светом»…) Тем не менее картина эта удивительно сильна своим музыкально-ритмическим построением.[1]

  Андрей Тарковский

Примечания[править]

  1. Искусство кино. — 1967. — № 4.