Как Невский проспект победил Площадь Пролетарской Диктатуры

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Как Невский проспект победил Площадь Пролетарской Диктатуры» — статья историка Льва Лурье, опубликованная в журнале «Звезда» в 1998 году.

Цитаты[править]

  •  

В России, Турции, Сербии каждое следующее поколение правителей восходит на крови предыдущих: Инженерный замок, младотурки, Карагеоргиевичи. Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Поэтому для нас, людей периферии, годы рождения становятся важнейшей частью анкеты, определяющей судьбу.

  •  

А у нас те, кто родился в 1890-х или в 1920-х, самим фактом рождения подставили голову под такие события, когда ни конфессия, ни пол не имели ни малейшего значения.

  •  

Девять поколений выкинули портреты прошлых кумиров: Николая меняли на Керенского, Керенского на Ленина, Ленина на Сталина, того на Хрущёва и т.д. Каждая следующая генерация школьников воспитывалась под новым портретом и с новыми лживыми взрослыми. Такова специфика одной шестой части суши.

  •  

Каждое поколение формируется в конфликте и взаимодействии по крайней мере с двумя предыдущими — «отцами» и «старшими братьями».

  •  

В формировании «второй культура» важную роль сыграл существенный контраст между временем до и после пражских событий, особенно заметный в Ленинграде.

  •  

При высокой доле людей с высшим образованием, большом количестве вузов (в том числе и гуманитарных), наличии первоклассных общедоступных и частных библиотек, Эрмитажа и еще живых носителей памяти о «серебряном веке» и культурном многообразии 1920-х годов, в городе, по сравнению с Москвой, было чрезвычайно мало издательств, литературных журналов и других мест работы для гуманитариев.

  •  

Руководство Союза писателей и Союза художников отличалось еще большим мракобесием, чем партийное и гэбэшное начальство: к середине 1960-х после дела Бродского прием в Союз для молодых людей, выбивавшихся идеологически или эстетически из общей массы, был фактически закрыт.

  •  

Одна из особенностей Ленинграда по сравнению с Москвой — обилие коммунальных квартир и общий недостаток жилой площади. Практически все люди «второй культуры» были обречены до старости жить с родителями, редко приветствовавшими большие компании, да и просто гостей.

  •  

Никто не жил на одну зарплату, да мало кто вообще жил на зарплату.

  •  

На Невском все носили джинсы, которых днем с огнем не сыскать было в госторговле. Могучее племя спекулянтов и фарцовщиков снабжало город пластинками, электроникой, одеждой, деликатесами, сигаретами, альбомами по искусству. Строй, построенный на контроле за производством, спросом и предложением, потерял экономику.

Источники[править]