Клан Сопрано

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Клан сопрано»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии

«Клан Сопра́но» (англ. The Sopranos) — американский драматический телесериал о вымышленном семействе итало-американской мафии на севере Нью-Джерси.

Цитаты[править]

  • Ричи Април: Будешь разговаривать как нигер - отправим тебя в школу для слабоумных, блять.
    (В переводе Гоблина): Будешь говорить как нигрила - отправим тебя, блядь, в школу для недоумков.


  • Тони Сопрано: Гавно обратно в осла не засунешь.


  • Мэдоу Сопрано: Папа, я больше не буду!
    Тони Сопрано: Если б за каждый раз, когда ты это говоришь, с тех пор как научилась разговаривать, я получал по двадцать пять центов, то сейчас бы меня 24 часа в сутки ждал личный самолет!


  • Тони Сопрано: Кто сам хочет уважения, тот уважает других.


  • Ральф Сифаретто: Ну и Рассел Кроу в ловушке, так? Сейчас ему отрубят голову, а он им объясняет, как это надо делать.
    Энтони «Эй Джей» Сопрано-младший: Ага, а потом он выхватывает у того чувака меч, это было круто. А когда он в мужика попадает копьём, и у того отлетают куски башки…
    Тони Сопрано: Хорош уже.
    Ральф Сифаретто: Вообще то мы тут разговариваем.
    Тони Сопрано: А люди едят.


[Кристофер и Полли стоят в клубе. Поли наблюдает за разговором Вито Спатафоре и Бобби Баккальери и высказывает о них свою мысль Кристоферу.] [1]

  • Поли: О! Зацени. Реклама центра, бл**ь похудания — "до" и задолго "до".
    Бобби Баккальери (обращается к Вито Спатафоре): Он прекратит когда нибудь залупаться?
    Поли (обращается к Тони Сопрано): Слышал, чё я сказал, Тон? Они как реклама центра похудания. "До" и ещё раньше.


  • Поли: Неплохо, Крисси. Удачная неделя.
    Кристофер: Неплохо? Да я просто в клочья жопу рву. Если бы я хотел пахать по восемнадцать часов в день — устроился бы в Деннис.
    Сильвио «Сил» Данте (говорит с иронией): Да уж, бл**ь, как будто они его возьмут!


  • Кармела Сопрано: Завтра я обедаю с деканом Мэдоу, так понимаю, ты не пойдёшь?
    Тони Сопрано: Я же говорил — ему нужны только наши деньги.
    Кармела Сопрано: Ну и ладно.
    Тони Сопрано: Мы и так выдаём этим ребятам сорок штук в год.
    Кармела Сопрано: Мы тратим их не зря. Она на самом деле учится, она сама по себе. И если она обгонит нас
    Тони Сопрано: Если? Она это сделала, когда ей было четырнадцать.
    Кармела Сопрано: Разве ты не этого желаешь своим детям?
    Тони Сопрано: Нет. Я хочу, чтобы они вернулись сюда, были ленивыми и сидели, засунув палец в жопу. И я этому очень помогу, не пообедав с мудаком, который пытается меня развести.


  • Тони Сопрано: Тебе лучше, вот что важно. Ты и выглядишь лучше.
    Коррадо «Джуниор» Сопрано: Если хочешь соврать, скажи — что в машине меня ждёт шлюха, которая отлижет мне яйца.
    Тони Сопрано: Если хочешь - всего один телефонный звонок.


  • Тони Сопрано: Сказали, когда сможешь нормально питаться?
    Коррадо «Джуниор» Сопрано: Не знаю. Кеннеди снова кладёт меня под нож.
    Тони Сопрано: Погоди. Снова операция? Может ещё с кем-то поговорить? Выслушать другое мнение?
    Коррадо «Джуниор» Сопрано: Химия? Забудь. У Кеннеди всё разрезано, зашито, высушено, и выброшено. У него руки ангела. И не забывай, как его зовут.
    Тони Сопрано: И что? Я типа должен радоваться тому, что его зовут Джон Кеннеди? Все ирландцы так называли своих детей после того, как его завалили.
    Коррадо Сопрано: Я любил этого человека. Он был старше меня, а сейчас посмотри… Где тебя носило? Сколько гамбургеров сожрал?
    Бобби Баккальери: Не ел я, честное слово.
    Коррадо Сопрано: Я запах чую!


  • Тони Сопрано: [указывает на пакет апельсинового сока] Здесь написано «с мякотью».
    Кармела Сопрано: Ты же любишь с мякотью.
    Тони Сопрано: Не сильно. Я люблю тот, где написано «немного мякоти»
    Кармела Сопрано:[швыряет в Тони телефонную трубку, но промахивается].
    Тони Сопрано: Это ещё, бл**ь, за что?
    Кармела Сопрано: Объясню письменно. [встречает «Эй Джея»] Ооо, милый, я так по тебе соскучилась. Знаешь, мы с тобой так надолго никогда не расставались. Ты скучал по мне?
    Энтони «Эй Джей» Сопрано-младший: Конечно. Чё, уронили что ли? (подбирает телефонную трубку)
    Тони Сопрано: Но? Как оно?
    Энтони «Эй Джей» Сопрано-младший: Да неплохо. Плэйстэйшен два было прямо в номере.
    Тони Сопрано: И?
    Энтони «Эй Джей» Сопрано-младший:[вопросительно пожимает плечами].
    Тони Сопрано: Это итог твоей поездки в столицу нашей страны?
    Энтони «Эй Джей» Сопрано-младший: Похоже, что - да.
    Тони Сопрано: Ладно, извини. Апельсиновый сок нормальный. Любой, какой захочешь, подойдёт.
    Кармела Сопрано: На**й апельсиновый сок.
    Тони Сопрано: Ладно, сдаюсь. Чё ж тогда?
    Кармела Сопрано: Ты сколько денег даёшь Энджи Бонпенсьера и бог знает, сколько ещё у тебя вдов на содержании?
    Тони Сопрано: Это расходы на бизнес.
    Кармела Сопрано: Но их не хватает, чтобы гарантировать безопасность собственной дочери.
    Тони Сопрано: Я не буду платить. Я слишком много знаю о вымогательстве.


  • Тони Сопрано: Похоже, ты там держался молодцом.
    Коррадо Сопрано: Моя боль тебя развлекает?
    Тони Сопрано: А ты что, видишь, что я смеюсь? Я тебе принёс молочный коктейль из тридцать одного вкуса.
    Коррадо Сопрано: Один х*й, это ты виноват. Я днём и ночью блюю с тех пор, как начал химию.
    Тони Сопрано: А, точно. Это ж из-за меня у тебя рак.


  • ДжиДжи Гестоне: Чё за дела? Капитан пришёл.
    Ральф Сифаретто: Я тут кости бросаю.
    ДжиДжи Гестоне: Будешь так себя вести — кости бросишь в морге.[2]


  • Ральф Сифаретто: Спасибо. Видели такое раньше? Выражение лица Тони, когда я отказался от выпивки. Угостить меня выпивкой? Пошёл на**й. Он знает, что неправильно себя вёл.
    Вито Спатафоре: Он босс. Он может делать что хочет.
    Юджин «Джин» Понтекорво: Босс или нет – нельзя поднимать руку на члена организации. Джон Мол с Малбери Стрит – ровно такая же ситуация. Он приписал мужику из северного Бергена. Большая проблема.
    Ральф Сифаретто: Конечно. Понятия есть понятия, иначе что? Анархия, пи*дец.
    Юджин «Джин» Понтекорво: Тони, как минимум, должен перед тобой извиниться.
    Ральф Сифаретто: За деньги, который я кладу в его карман с одного только строительства, этот хер уже должен был на колени встать. Что? Думаешь, я боюсь этого жирного уё**а? (обращается к Вито) Без обид. Я бы понял, если бы это была дочь или племянница… но всё это из-за какой-то дохлой шлюхи. Наверно он её е**л.
    Вито Спатафоре: Нет. Он знал, что её е**шь ты.
    Ральф Сифаретто: Вот именно. И в этом он весь. Как пёс с двумя костями. Я к нему приглашён… на день благодарения. Я и Ро, к Тони.
    Юджин «Джин» Понтекорво: Правда?
    Ральф Сифаретто: Идёт на**й вместе со своей индейкой. Пора ему фаллоимитатор в очко прописать.


  • Вито Спатафоре:Меня уже пучит с благодарения.
    Юджин «Джин» Понтекорво: С благодарения тысяча девятьсот восемьдесят второго года.
    ДжиДжи Гестоне: Еб*чая индейка застряла в кишках, всё тормозит.
    Донни К.: Хочешь – метнусь в аптеку, «фестала» принесу.
    ДжиДжи Гестоне: Ненавижу эту херню.
    Вито Спатафоре: Сожру ка один с клюковкой.
    ДжиДжи Гестоне: Ральф здесь?
    Юджин «Джин» Понтекорво: Пока нет. Хочешь, звякну?
    ДжиДжи Гестоне: Не. Давайте просто насладимся покоем, а?


  • Поли: Что вот в змеях интересно: они размножаются сами по себе.
    Тони Сопрано: В смысле?
    Поли: У них есть и мужские и женские половые органы. Поэтому кому не доверяешь, называешь "змеёй". Как можно доверять человеку, который в буквальном смысле может сам себя выебать?
    Тони Сопрано: А разве это не пошло от Адама и Евы, когда змей уговорил Еву укусить яблоко?
    Поли: Слышь! Змеи ебали сами себя задолго до того, как нарисовались Адам и Ева.


  • Глория Трилло: Ты водишь своих детей в зоопарк?
    Тони Сопрано: Ага.
    Глория Трилло: А теперь мы здесь.
    Тони Сопрано (в сторону): ... пока!
    Глория Трилло: Это ты кому?
    Тони Сопрано: Моей эрекции.


  • Тони Сопрано: Слушай этот… звонок. Это моя бывшая девушка.
    Глория Трилло: Оооо, то есть она не из школы? Боже мой, а как убедительно говорила.
    Тони Сопрано: Я просто стараюсь быть честным.
    Глория Трилло: Если стараешься, зачем соврал?
    Тони Сопрано: Я просто не хотел тебя сердить.
    Глория Трилло: Тогда это скорее ради тебя.
    Тони Сопрано: О чём ты? Я не хотел тебя обидеть.
    Глория Трилло: Нет. Ты сказал, что не хочешь меня сердить. И тогда пришлось бы разбираться, так что речь о тебе, а вовсе блядь не обо мне!


[Тони и Глория выходят вечером на крыльцо] [3]

  • Тони Сопрано: Глория. Ты напилась?
    Глория Трилло: А если прямо здесь?
    Тони Сопрано: Ну ты бы запросто, да?
    Глория Трилло: Машину перекосило. Ну блин. Если прокололо… о господи.
    Тони Сопрано: Господи.
    Глория Трилло: Ужас. За что?
    Тони Сопрано: Не знаю.
    Глория Трилло: Что?
    Тони Сопрано: Что?
    Глория Трилло: Ты ведь знаешь, кто это сделал.
    Тони Сопрано: Ты блядь о чём?
    Глория Трилло: Я видела по глазам. Можешь хотя бы мне не врать.
    Тони Сопрано: Откуда мне знать про твои шины, блин?
    Глория Трилло: Отлично. Спасибо за помощь.
    Тони Сопрано: Ну ладно. Один раз… моя бывшая девка. Она… ну это… слегка заревновала и порезала мне покрышки и эта мысль только что пронеслась у меня в голове. Но это не могла быть она.
    Глория Трилло: Это та пизда, что на яхту звонила?
    Тони Сопрано: Не надо так.
    Глория Трилло: Не надо, моей машине пиздец!
    Тони Сопрано: Ты ж работаешь у диллера.
    Глория Трилло: И что, по твоему, мне дадут новые пиздатые покрышки бесплатно?!
    Тони Сопрано: Я заплачу, хули орать-то?
    Глория Трилло: С какой стати ты предлагаешь заплатить, если тебя совесть нихуя не мучает?
    Тони Сопрано: За что?
    Глория Трилло: Не знаю, сам скажи.
    Тони Сопрано: Слышь, херня эта заебала. Я домой поехал.
    Глория Трилло: Да? А кто ещё мог это сделать?
    Тони Сопрано: Да его кто знает, может пацаны. Нельзя портить охуенный вечер из-за такой херни!
    Глория Трилло: Пацаны?
    Тони Сопрано: Не знаю. Может муж твоей сестры. Или мистер «глоуб» из «глоуб моторс», раз уж ты на этой неделе такая не ебаться любимица Америки.
    Глория Трилло: О. Когда уже ты отьебёшься? Эта эмигрантка, алкоголичка, может спидозная шлюха драная режет мне покрышки, а у тебя настолько, блять, хватит наглости, что ты ты в мою жизнь лезешь?!
    Тони Сопрано: Это не она! Я в последний раз из неё дурь выбил.
    Глория Трилло: О. Неужели? Ты её правда бил?
    Тони Сопрано: Ладно, послушай. Она несчастное, сбитое с толку дитя из недоразвитой страны. Даже если это она, мне пару раз позвонить и через час здесь будут два новеньких «мишлена». Это какие, восемьдесят пять эр шестнадцать?
    Глория Трилло: Господи.
    Тони Сопрано: Ну семнадцать.


[Джеки Април-младший и Дино Зерелли сидят на крыльце поздно вечером] [4]

  • Джеки Април-младший: У Джина Понтекорво игра. Можно взять хоть сейчас.
    Дино Зерелли: Ты чё, ебанулся? Он с Ральфом. Так что по сути это — игра Ральфа.
    Джеки Април-младший: Это даже лучше. Идёт он нахуй со своими тарелками. Знаешь что? По-моему, он тайный пид*р.
    Дино Зерелли: Не знаю, Джеки.
    Джеки Април-младший: Может и Карло взять — у него дробовик есть. Наденем маски, войдём — и за пару минут управимся.
    Дино Зерелли: А если узнают что это мы?
    Джеки Април-младший: Нам это и нужно. Не сразу, но… как это Ральф сказал? И даже когда узнают — дело замнут. Мой отец — Джеки Април. В худшем случае — придётся чутка вернуть. Провернём — и станем типа сами по себе. Мы диктуем условия, а не они.
    Дино Зерелли: Потому что мы мужчины.
    Джеки Април-младший: Давай, звони Карло.
    Дино Зерелли: Блядь, сигнала нет.


  • Тони Сопрано: Вот беда — долбоёбов ещё не лечат! Ты в аптеке лекарство не спрашивал?


  • Брендан Филоне: Да он просто срёт нам на головы, а мы ещё при этом должны ему говорить: спасибо за тёплую шапку.


  • Энтони «Эй Джей» Сопрано-младший: Выгляжу как полный задрот.


[Кристофер и Полли ходят в лесу.] [5]

  • Кристофер: Погоди. Мы кругаля дали. Как такое может быть, блять?
    Полли: Ладно, давай подумаем. Мы ехали на юг. А солнце садится вон там.
    Кристофер: Нам то что с того?
    Поли: По крайней мере, мы знаем, в какую сторону идём.
    Кристофер: Да похуй, всё равно заблудились.
    Поли: Не заблудились, не пизди.


  • Поли: Успокойся, найдём.
    Кристофер: Я устал. Башка, блять, раскалывается.
    Поли: Алло.
    Тони Сопрано: Связь плохая, говорю быстро. Тот, кого вы ищете, бывший русский коммандо, или хер пойми кто. В одиночку завалил шестнадцать чеченских боевиков.
    Поли: Ти? Ти, это ты?
    Тони Сопрано: Вот чёрт.
    Поли: Не слышал, что ты сказал, Тон.
    Тони Сопрано: Связь плохая, так что скажу быстро. Тот, кого вы ищете, бывший русский коммандо, или хер пойми кто. В одиночку завалил шестнадцать чеченских боевиков.
    Поли: Да ну нахуй.
    Тони Сопрано: Ага, прикольно, да? Он работал на министерство внутренних дел. Он типа русский зелёный берет. Этот парень не должен вернуться. Ты понял?
    Поли: Я понял.
    Тони Сопрано: Я не шучу, Поли.
    Поли: Тон. Тон, ты слышишь?
    Тони Сопрано: Блин! Ёбок! Перезвони!
    Поли (Кристоферу): Ты не поверишь. Он убил шестнадцать чехословаков, а раньше был дизайнером внутренних помещений.
    Кристофер: А квартирка у него херовая.


[Кристофер и Поли сидят в сломанном фургоне.] [6]

  • Кристофер: Можеть быть он сам нас выслеживает?
    Поли: С чем? С хером в руках? Сам подумай, Крисси. Даже если он жив, у него нет оружия. А кровь льётся, как из решета. Он в лесу, в пижаме. Тут же прямо, блядь, Юкон!
    Кристофер: Думает, наверно, мы уехали.
    Полли: Если жив, а это не так.


  • Тони Сопрано: Алло.
    Поли: Это я.
    Тони Сопрано: Где ты?.
    Поли: Мы всё ещё здесь.
    Тони Сопрано: И?
    Поли: Ничего хорошего.
    Тони Сопрано: Это просто охуенно!
    Мэри ДиАнжелис (мать Кармелы Сопрано): Обязательно так выражаться?
    Поли: Слышь, Тон. Мы в натуре заблудились. Бродили несколько часов. Я ботинок потерял. Нашли какой-то старый фургон.
    Тони Сопрано: Фургон? Не понимаю, что за хуйню ты несёшь?!
    Поли: Может посоветуешь чего?
    Тони Сопрано: Чего?
    Поли: Посоветуй что нибудь.
    Тони Сопрано: Хочешь совет? Сидите там до утра, а потом найдите его.
    Поли: Пытаемся.
    Тони Сопрано: Блин! Ёбанный телефон!
    Поли: Спасибо Тон. Спасибо тебе большое.
    Тони Сопрано: А, так я должен быть рад?
    Поли: Нет. Просто… твой племянник. Иногда сначала делает, а потом думает. Больше ничего не скажу.
    Тони Сопрано: Я так понял, этот пид*р тебя ударил.
    Поли: Ударил, но это… потом поговорим.


  • Тони Сопрано: Послушай. Девятнадцатилетний парень из колледжа в Мичигане, его брали в NBA как студента, а он взял — и умер от крэка.
    Кармела Сопрано: Я думала о Ро. Джеки её убедил, что только немного покуривал марихуану, получал трояки в колледже. А он торговал тяжёлыми наркотиками.
    Тони Сопрано: А ведь я говорил — с денег от наркоты всякое гавно бывает.


[Сильвио Данте, Поли Галтиери и Ральф Сифаретто сидят в кафе и обсуждают свои дела] [7]

  • Ральф Сифаретто: Неплохая тема — колонули сейф. Почти сто штук.
    Поли Галтиери: И где моя половина? Неделя, блядь, прошла.
    Ральф Сифаретто: Давай прикинем. После того, как ты засылаешь старшому, тебе останется
    Поли Галтиери: Ты чё, мой бугалтер?
    Ральф Сифаретто: Я считаю получше твоих бухгалтеров.
    Поли Галтиери: А про уважение ты как, не забыл?
    Ральф Сифаретто: О чём ты, ёпта?
    Сильвио Данте: Про твоего будущего приёмного сына, про игру. Он же тебе на ногу нассал — убил твоего раздающего, стрелял в членов организации.
    Ральф Сифаретто: А — не лезь не в своё дело и Б — я этому мелкому разъебаю такое устрою — не в жизнь не забудет… как только найдём.
    Сильвио Данте: Да он, блядь, в общагах, в Бунтоне сидит.
    Ральф Сифаретто: Ну так эти пятьдесят штук, по твоему как, ты их заслуживаешь?
    Поли Галтиери: Заслуживаю? Да это моя доля.
    [Звонит сотовый телефон. Поли, Сильвио и Ральф одновременно достают свои их из-за одинакового звука телефонного звонка. Из всех троих телефон звонит у Ральфа, и он отвечает на вызов].
    Ральф Сифаретто: Что?
    Вито Спатафоре: Это я… эээээ Тони.
    Ральф Сифаретто (говорит Поли и Сильвио): Тони. Тони, чё такое?
    Вито Спатафоре: Короче, это Вито. Ты сказал — позвонить через пять минут.
    Ральф Сифаретто: Не, не, не, не. Сейчас я ничем не занят.
    Вито Спатафоре: Вижу — паренёк протирает ему лобовое стекло, в зелёной кепке такой.
    Ральф Сифаретто: Так много?
    Вито Спатафоре: Птицы тут летают… кусты через дорогу.
    Ральф Сифаретто: Ну, (смотрит время на своих часах) я смогу добраться за полчаса?
    Вито Спатафоре: Вижу не то кролика, не то белку. Не пойму, кто это, может опоссум.
    Ральф Сифаретто: Ладно, увидимся. Ну что поделаешь — продолжение следует, похоже, я нужен Тони. Разберёмся в другой раз.


[Ральф Сифаретто садится в машину к Тони Сопрано]

  • Ральф Сифаретто: Все только говорят о спаде в экономике, но это не про тебя. Тебе с набережной подогнали триста тонн зелени.
    Тони Сопрано: Ага. Хорошая работа. Джеки младщий не звонил?
    Ральф Сифаретто: Нет, а что?
    Тони Сопрано: Он звонил мне.
    Ральф Сифаретто: Извини.
    Тони Сопрано: Не, не извиняйся. Я ему сказал – решать всё с тобой.
    Ральф Сифаретто: Тон, а что мне сделать то? Ты босс
    Тони Сопрано: Э э э. Мы ведь говорили – ты хотел его простить. Но он должен понять. Ты же не хочешь устроить бардак, неподчинение? Но ещё важнее – принять конкретное решение в нужное время. Нахуй я тебе всё это рассказываю? Ты ведь сам всё знаешь. Ты ж капитан. В нашем деле очень важна исполнительность.
    Ральф Сифаретто: Извини, что он звонил тебе.
    Тони Сопрано: Не извиняйся.


  • Тони Сопрано: Я всю дорогу мечтал, блядь про лапшу! Какая сука её сожрала?!
    Поли Галтиери: Знаешь, Ти, ты в последнее время немного резковат.
    Тони Сопрано: Всё из-за этого гавноеда Ральфи.
    Поли Галтиери: Как раз хотел о нём поговорить. Он не заплатил мне пятьдесят штук, которые должен с точки обналички в Морри Стауне.
    Тони Сопрано: Не понял.
    Поли Галтиери: Я плачу специалисту по сигнализациям. Намекнул ребятам Ральфи насчёт сейфа. Дал пароли, а Ральфи говорит, что бабло его.
    Тони Сопрано: Я с ним перетру.
    Поли Галтиери: Да ну нахуй. Я тебе месяцами твержу, что от него – ничего хорошего. Мне нужны деньги, у меня планы. Я требую сходки.
    Тони Сопрано: Ладно. Трубку, блядь, подними уже.


  • Поли Галтиери: Это чё, я первым пришёл? Вот х*есос.
    Тони Сопрано: Присядь, успокойся, выпей кофе. Он приедет.
    Поли Галтиери: Ну… похоже маму я устроил.
    Сильвио Данте: В доме брата Иова?
    Поли Галтиери: Да ну, хуйня полная, мы там были. Я там чуть не сблеванул. Нет, мы выбрали «Грин Гроув». По твоей рекомендации, Тон.
    Тони Сопрано: Я ничего не рекомендовал.
    Поли Галтиери: Рекомендовал, когда отправил туда свою маму. Кстати, она получала набор с серебряной птицей?
    Тони Сопрано: Без понятия.
    Поли Галтиери: Знаешь, Сил, это самый дорогой дом престарелых в штате.
    Тони Сопрано: Это учреждение для пожилых людей.
    Поли Галтиери: Какое там внимание! Мама плакала.
    Тони Сопрано: Восемь штук в месяц?
    Поли Галтиери: Да кого ебёт? Ты там видел собаку для слепых? Стакан полный карандашей?
    Тони Сопрано: Это не оскорбление, так, замечание.
    Поли Галтиери: Дорого, но я потяну. Деньги, блядь потрачены не зря. Я теперь — герой.
    Ральф Сифаретто: Привет. Привет.
    Поли Галтиери: Ты опоздал.
    Ральф Сифаретто: Завтра я приду вовремя, а ты останешься дураком навсегда.
    Тони Сопрано: Э, э, сядь! И ты сядь и заткнись нахуй!
    Сильвио Данте: Кофе будешь?
    Ральф Сифаретто: Нет. Всю ночь у своей тёлки проторчал. Ро вся в горе, бедняжка. Я там вообще заснуть не могу. Невозможно.
    Сильвио Данте: Ну? Кто начнёт?
    Поли Галтиери: Хули тут начинать? Он должен пятьдесят штук.
    Ральф Сифаретто: Это, блядь, за код сигнализации пятьдесят штук? Максимум пятёрка — за наводку.
    Поли Галтиери: Эту тему я тебе подарил, пока ты целыми днями своих жирных свиней ебёшь в офисе столярного профсоюза.
    Ральф Сифаретто: Три лимона в год поднимает эта свинья.
    Сильвио Данте: Так. Пять — это просто основа для переговоров, успокойся.
    Тони Сопрано: Это не пять. Мы все это понимаем. Это его ребята (указывает пальцем на Ральфа) сделали тяжёлую работу.
    Поли Галтиери: Маленький Поли был готов. А машина нихуя не приехала. Из-за них он торчал на улице как мудак, а было минус, блядь, десять.
    Тони Сопрано (немного подумав): Ральфи, отдай ему двенадцать штук.
    Поли Галтиери (удивлённо): Ушам своим не верю. С чего это?
    Ральф Сифаретто: Ты ж в прошлом году поверил, что над восточном Ратерфордом гоняла летающая тарелка.
    Тони Сопрано: Я повторять не буду.
    Поли Галтиери: Ти, я прошу пересмотреть.
    Сильвио Данте: Поли. Ты просил сходку — он тебя выслушал.
    Поли Галтиери: Да это ж просто охуеть, я тридцать восемь штук отдаю за "так"!


  • Тони Сопрано: Позвони мозгоправу... скажи ей: городом будут рулить охуевшие мормоны.


  • Нил Минк: Миллионы долларов налогоплательщиков вложены в слежку за твоей жопой.


  • Тони Сопрано: Я не буду платить. Я слишком много знаю о вымогательстве.


  • Поли: Ты опоздал.
    Ральф Сифаретто: Завтра я приду вовремя, а ты останешься дураком навсегда.


  • Ной Танненбаум: Это была бездомная женщина с газетой Daily News в жопе.


  • Кармела Сопрано: Насколько я понимаю, в этом доме депрессия — твой участок.


  • Джорджи: Хочешь в VIP-комнату? Засылаешь 50 баксов плюс отсосёшь потом.


— Выбор есть у каждого. Вы полагаете, всё предопределено? Считаете, у человека нет свободной воли?


  • Тони Сопрано: Как такое получилось, что я не леплю глиняные горшки где-нибудь в ебенях в Перу?


  •  

— А ты смотришь исторический канал?
— Телевидение что ли?
— Нет, это исторический канал, должно понравиться. Там даже из Библии всякого говна полно.
— Единственное говно в Библии высралось из жопы фараона, когда море расступилось перед Моисеем.


  • Поли: Хасид… наебёт и убежит!!!


  • Валерий: Вы думаете мне ХОЛОДНО!? Это вам холодно... америкосы сраные!!!


  •  

— Попросите любого американца описать итало-американца, и он обязательно вспомнит фильмы "Крёстный отец" и "Славные парни"
— Хорошие фильмы.
— А остальные скажут про пиццу.
— Хорошие фильмы под пиццу.


  •  

— Во времена расцвета мафия насчитывала менее пяти тысяч членов. И тем не менее эта крохотная, незначительная часть отбрасывает такую тень на 20 миллионов честных американских тружеников
— Пап, на данном этапе развития нашей культуры фильмы про бандитов — классика американского кино... как вестерны.
— Это верно, Рич. Знаешь, никогда не слышал, чтоб шотландцы или ирландцы ныли по поводу того, что их изображают ворьём и бандюгами
— О, это абсурд!
— А всё, бабуля, из-за твоего соуса.


  •  

— В прошлый раз Вы говорили о том, что испытываете ко мне чувства интимного характера, но не сказали какие...
— Интимного характера? По-моему, я сказал, что влюблен
— И как Вы с этим справляетесь?
— Ну… я ж не могу взять и отключить свои чувства потому, что Вы сказали, что это побочный эффект терапии
— Я не говорила о том, что Вы должны отключать свои чувства
— Нуу, у меня уже есть подруга. Русская. Ей 24.
— …
— А Вам сколько лет?
— Я нахожу интересным то, сколько времени Вам понадобилось для того, чтобы рассказать мне о том, что у Вас есть подруга
— И как Вы с этим справляетесь?


  •  

— У тебя не бывало ощущения, что ничего хорошего тебя не ждёт?
— Да. Ничего и не было. Ну и что? Я жив и живу дальше.
— Вот именно. Я не хочу просто жить.


  •  

— В книжках про кино пишут, что у каждого персонажа должна быть дуга характера, понимаешь? Ну, типа, все с чего-то начинают, потом что-то делают, потом с ними что-то случается, и это меняет их жизнь. Это называется дуга. Где моя дуга? Вот, к примеру, Ричард Кимбл… не, не подходит. Его дуга — это бежать, бежать, прыгнуть с плотины, бежать дальше… Киану Ривз, в "Адвокате дьявола", смотрел?
— Аль Пачино! смотрел
— Киану играет адвоката. Его плющит от денег, власти и дьявольского влияния. Потом жена ему говорит: "ты не тот человек, за которого я вышла замуж!" — и бросает. Видишь, какая дуга? Он начинает отсюда, а заканчивает здесь. Где моя дуга, Поли?
— Малыш, Ричард Кимбл, дьявол и всё прочее — это всё придумано. У меня тоже нет дуги. Я родился, вырос, пару лет в армии, несколько лет в тюрьме и вот он я, недоделанный мафиоза, и что?
— Я не знаю, кто я. В смысле, даже Брендон Филоне знал, кто он, но он труп. Я ёбнул этого Эмила Корэла, и ничего. Меня не повысили ни на грамм. Только кошмары по ночам. Этот поляк, чех или славянин, или кто он там, каждую ночь, блядь, является ко мне во сне!

— Это бывает. Но чем больше завалишь — тем крепче спишь. Один хер месяцами меня во сне доставал.
— Такое чувство, что он хочет мне что-то сказать, что мы сотворили какую-то хуйню, когда его похоронили...
— Мы не творили хуйню
— ...что мне грозит опасность
— Можно задать вопрос? Нахуй ему предупреждать тебя об опасности, если ты ему череп продырявил?
— И что было не так? Пистолет ворованый, пули из его башки ко мне не привязать
— Знаешь, где твоя дуга? У лошади.


  •  

— За что твоя жена меня так ненавидит?
— Да ничего подобного!
— Ага. Врёшь ты так же ловко, как я играю на французском рожке.


  •  

— Мам, Вы придёте на большую игру?
— Игру? Какую игру?
— Футбольная команда мисс Мэдоу будет играть на районных соревнованиях
— Мне никто ничего говорил.
— Все слышали, как я только что сказал моей маме про игру?!


  •  

— Ну скажем так... твоему дяде она... по вкусу.
— Дядя Джун отлизывает?
— Мастерски.
— Старикан профессионально владеет языком?
— Не говори гадостей.
— Раздвигая носом куст?
— Вот поэтому я тебе ничего не рассказываю! Ты не знаешь, когда надо остановиться.
— Боже, если кто-нибудь узнает...
— Как будто ты этого не делаешь. Или все твои друзья. Сборище лицемеров.
— Э! Всё, что происходит в этой спальне, здесь же и остаётся, и ты об этом знаешь!
— Один раз в год? О да, я могу удержаться и не похвастаться.


  • Сил: И когда я почти завязал, — Они затянули меня обратно!


  • Дядя Джуниор: В нашем возрасте сюрприз — это когда просыпаешься живым.


  • Тони Сопрано: Есть старая итальянская пословица: один проёб — два зуба нахуй!


— Некоторые люди отстают настолько, что верят будто они первые.

  • Джеки Април-младший: Слышь, вот чё мне нравится в Молтисанти, он даже Тони Сопрано может нахуй отослать.
    Дино Зерелли : Бесстрашный парень.
    Ральф Сифаретто: Кто бесстрашный?
    Джеки Април-младший: Никто. Крис Молтисанти. А где мама?
    Ральф Сифаретто: Она рано встаёт. А что с Молтисанти?
    Джеки Април-младший: Да так, просто говорили, что он рано всего добился и всё такое.
    Ральф Сифаретто: Он этого хотел, поэтому получил. Это как твой отец и Тони Сопрано. А вы думаете, как они себя поставили?
    Джеки Април-младший: Как ?
    Ральф Сифаретто: Шампиньоны есть?
    Джеки Април-младший: Давай, чё там про отца?
    Ральф Сифаретто: В детстве у нас была своя небольшая команда — я, твой отец, мир праху его, Тони, Сильвио Данте. Крутились по мелочам. Травой барыжили, краденным, ну всё такое. Мы то думали, что мы прямо шестая семья. Но разве кто ебал, что мы вообще есть, правильно? Пока однажды, блять… надо отдать должное твоему отцу. Он — настоящий мужик — яйца размером с жопу ирландской шлюхи. Был такой старый… старый усач. Звали его Фич Ла Манна. Что такое «Фич» — хуй его знает, но его приняли, ещё на той стороне, так что он был… настоящий бандит.
    Дино Зерелли : Эн би — настоящий бандит.
    Ральф Сифаретто: Ну типа да. Он устраивал карточные игры. И твой отец решил на этом зайти в высшую лигу. В общем, он, я и Тони собирались игру выставить. Мы думали, твой отец рехнулся. Но он сказал: а не ебёт.
    Джеки Април-младший: Сила!
    Дино Зерелли : И что было?
    Ральф Сифаретто: Они взяли игру. Ушли где-то с двадцатью штуками.
    Дино Зерелли : Господи.
    Джеки Април-младший: Что значит они? Тебя там не было?
    Ральф Сифаретто: Ради бога. До сих пор жалею. Я подхватил триппак от одной шлюхи хиппи. С конца текло, как из трубы. Остальное — уже история. Твой отец и Тони быстро двигались к приёму, а я… остался мелким высерком вроде вас. Потом я, конечно, это самое, но это было позже.
    Дино Зерелли : И им всё сошло?
    Ральф Сифаретто: А что мог Фич? Была сходка. Нужным людям вернули часть денег, но… дело было сделано. Твой отец и Тони были восходящими звёздами, с которыми надо было считаться… х*есосы. Ладно детишки, на сегодня хватит. О, Джеки. Обязательно сполосни тарелки, прежде чем в посудомойку ставить, а то забивается.


  • Ральф Сифаретто: Паренёк… совершил ужасный поступок.
    Тони Сопрано: Ужасный. Твоя, блядь, игра.
    Ральф Сифаретто: Я знаю, как ты близок с этой семьёй.
    Тони Сопрано: Я тебе сочувствую. Вы под одной крышей живёте.
    Ральф Сифаретто: И это была моя игра. А то, что случилось с Солнышком… это позор. Но, скажу правду, Тони. Я хотел бы отмазать парня.
    Тони Сопрано: Да?
    Ральф Сифаретто: Это всего лишь моё мнение. Понимаю, у тебя полно забот, ты — босс. Я сделаю всё, чтобы твои приказы исполнялись, какими бы они ни были.
    Тони Сопрано: Я считаю, ты должен довериться инстинктам, Ральф.
    Ральф Сифаретто: Правда? Но Фьюрио ранен и Крис… они ведь члены организации.
    Тони Сопрано: Я постараюсь, что бы они с уважением отнеслись к твоему решению. Я уверен — ты примешь правильное решение. Поэтому я и сделал тебя капитаном.
    Ральф Сифаретто: Это сын Розали.
    Тони Сопрано: Поэтому я пойму, если ты его пощадишь. И я уверен — остальные тоже поймут. Какая разница, что говорят у тебя за спиной, если никто не смеет сказать в лицо? Парень проявил к тебе неуважение. Но у них нет таких обязательств, как у тебя. И … если решение будет другое, тебе не надо делать одного Ральф. Тебе не надо… винить себя. Ты взял его под своё крыло. Учил его как мог. Так ведь?
    Ральф Сифаретто: Джек его испортил.
    Тони Сопрано: По моему это твоё (достаёт револьвер и кладёт его на стол). Этот дурачок таскал с собой на каникулах.


  • доктор Дженнифер Мелфи: Несмотря на вашу мать, вы приняли в жизни одно верное решение и вы не разрушите это. Для этого вы сами слишком эгоистичны.
    Тони Сопрано: Ладно. Ладно.
    доктор Дженнифер Мелфи: Собственно… несмотря ни на что — вы совершенно обычный человек.
    Тони Сопрано: Я сказал — ладно.


  • Поли: Двенадцать штук, Мадонна Миа! Это сколькирым мужикам тебе надо вздрочнуть на массажном столе, чтобы столько поднять?
    Тони Бландетто: Без понятия, а ты без стола сколько заряжаешь? [8]


— Страх постучал в дверь, вера открыла. За дверью никого не было.


  •  

— А в условиях досрочного освобождения ничего не указано насчёт общения с дегенератами, вроде этих?
— Да ладно! Он от всего отвертится, в прошлый раз, когда надзирающей полицейский пришел без предупреждения, он ему сделал массаж.


  •  

— Возьмите, сэр.
— В шапку себе насри.


  • Фил Леотардо: В следующий раз, следующего раза не будет.


— Что я вижу в мясной лавке? Несколько парней пинают мясного.

  •  

— Ты предложила что-нибудь моему племяннику?
— Я лицензированная сиделка, а не прислуга.
— Ты предложила ему аспирин!?


— Первый вопрос. Какое сегодня число?

— Блондинка, со здоровенными сиськами и полной шапкой виагры.


  • Тони Сопрано (Кристоферу): Что и как будет решаю я, а не ты! А если ты меня больше не любишь, мне очень жаль, но это хуйня, потому что ты можешь меня не любить, но ты будешь меня уважать!


  •  

— ... а сердцу не прикажешь.
— Член сердцу приказывает только в путь.

Источники[править]

  1. 6-я серия 3-го сезона
  2. 8-я серия 3-го сезона
  3. 12-я серия 3-го сезона
  4. 12-я серия 3-го сезона
  5. 11-я серия 3-го сезона
  6. 11-я серия 3-го сезона
  7. 13-я серия 3-го сезона
  8. 6-я серия 5-го сезона