Ледяной сфинкс

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Ледяно́й сфинкс» — приключенческий роман Жюля Верна, впервые опубликованный в 1897 году. Продолжение «Повести о приключениях Артура Гордона Пима», единственного романа Эдгара По.

Цитаты[править]

Часть I
  •  

— … вот уж три года я скитаюсь по свету… Пришло время остановиться, пустить корни…
— Когда появляются корни, <…> то недолго и ветки отрастить! — I

 

— … car depuis trois ans bientôt je cours le monde… Il faudra bien s’arrêter un jour ou l’autre… prendre racine…
— Eh ! eh ! quand on a pris racine, <…> on finit par pousser des branches !

  •  

— Я слышал, в Англии и в Америке строят сейчас суда, во чреве у которых работает машина, а за бортами крутятся колёса — что лапы у утки! <…> Умелому моряку <…> вполне хватает доброго ветрадаже если он дует на три четверти вхолостую, а колёса ему совсем ни к чему. — VI

 

— Voyez-vous, d’après ce que j’ai ouï dire, on s’occupe maintenant en Angleterre et en Amérique de bateaux qui ont une machine dans le ventre, et des roues dont ils se servent comme un canard de ses pattes !… <…> Le vent <…> même quand il faut le pincer à cinq quarts, cela suffit et un marin n’a pas besoin de roulettes à sa coque !

Часть II
  •  

Невежество и корысть плохо сочетаются с богатым воображением. Невежды живут настоящим, мало заботясь о будущем. Безмятежность их существования может нарушить только неожиданное потрясение. — III

 

Des hommes ignorants et cupides ne s’abandonnent guère aux hantises de l’imagination. Confinés dans le présent, l’avenir n’est point pour les préoccuper. Seul le fait brutal, qui les met en face de la réalité, peut les tirer de leur insouciance.

  •  

Уверенность <…> может истрепаться как брюки. — VIII (вариант распространённых уподоблений)

 

— La confiance <…> cela s’use tout comme le fond d’une culotte !

Перевод[править]

А. Ю. Кабалкин, 1994

О романе[править]

  •  

Сегодня фантастика «Ледяного сфинкса» вряд ли удовлетворит взыскательного читателя. Гораздо большую ценность представляют художественные достоинства: <…> это — и удивительно красочно написанные полярные пейзажи, и тонкие психологические наблюдения над людьми, оказавшимися в стрессовых ситуациях, и мастерские переходы от картин галлюцинаций и снов героев к действительности, и целая галерея с большой симпатией изображённых мореходов с «Халбрейн».[1]

  — Анатолий Москвин, «Возвращаясь к давнему замыслу»

Примечания[править]

  1. Неизвестный Жюль Верн. Т. 15. Ледяной сфинкс. Трикк-тррак. Мятежники с «Баунти». — М.: Ладомир, 1994. — С. 377. — 100000 экз.