Люди «Чердака»

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Люди «Чердака» (англ. The Thing in the Attic, также выходил в переводе как «Книга законов») — повесть Джеймса Блиша 1954 года из цикла «Засеянные звёзды» («Пантропия»).

Цитаты[править]

  •  

…и сказано в Книге, что после прихода Гигантов с далеких звезд на Теллуру поверхность её была сочтена злой и непригодной для жизни. И поэтому Гиганты сделали так, чтобы люди всегда жили над поверхностью, в воздухе, в лучах солнца и звезд, дабы помнили, откуда некогда пришли их создатели Гигант ты. И ещё некоторое время Гиганты жили среди людей, учили их говорить, писать, плести нити, делать много разных иных вещей, которые нужны людям и о которых сказано в писании. А после отправились они к далёким звёздам, сказав: «Владейте этим миром как своим собственным, и хотя мы ещё вернёмся, не бойтесь нашего прихода, потому что этот мир ваш — навсегда!»

 

… And it is written that after the Giants came to Tellura from the far stars, they abode a while, and looked upon the surface of the land, and found it -wanting, arid of evil omen. Therefore did they make man to live always in the air and in the sunlight, and in the light of the stars, that he would be reminded of them. And the Giants abode yet a -while, and taught men to speak, and to write, and to -weave, and to do many things which are needful to do, of -which the writings speak. And thereafter they departed to the far stars, saying. Take this world as your own, and though we shall return, fear not, for it is yours. THE BOOK OF LAWS

  •  

Хоната, Прядильщика Мешков, извлекли из сетей первым из заключенных. Так и надлежало поступать с архиеретиком, самым главным преступником изо всей банды. Рассвет ещё не наступил, но стражники, делая большие горизонтальные прыжки, повели его сквозь бесконечные, пахнущие мускусом сады орхидей. Стражники были такими же, как Прядильщик Мешков — маленькие, сгорбленные, с узловатыми мышцами, длинными безволосыми хвостами, которые закручивались в спираль по часовой стрелке.

 

Honath the Purse-Maker was haled from the nets an hour before the rest of the prisoners, as befitted his role as the arch— doubter of them all. It was not yet dawn, but his captors led him in great bounds through the endless, musky-perfumed orchid gardens, small dark shapes with crooked legs, hunched shoulders, slim hairless tails, carried, like his, in concentric spirals wound clockwise.

  •  

Все знали, что Хонат НЕ ВЕРИТ в Гигантов!

 

Everyone knew, after all, that Honath DID NOT BELIEVE in the Giants!

  •  

— Ваши обвинения, — начал он, — основаны на одном: отрицании Книги Законов. Я не учил ничему, что противоречит нашей вере, и не бросал сомнений ни на один из законов, изложенных в Книге. И поэтому я отвергаю ваше обвинение.
Вершитель недоверчиво посмотрел на него сверху вниз.
— Очень многие люди говорили, что ты не веришь в Гигантов, Хонат, — сказал он. — Новой ложью ты не добьешься от суда снисхождения и милосердия.
— Я отрицаю обвинение, — настаивал Хонат. — Я верю в Книгу Законов в целом, я верю в Гигантов. Я учил лишь, что Гиганты не были реальны в том смысле, в каком реальны мы. Я учил, что они — символы высшей реальности, и их не следует воспринимать как реальных лиц.
— А что же это за высшая реальность? — настороженно спросил Вершитель. — Опиши.
— Ты требуешь от меня того, чего не смогли сделать создатели Книги, — горячо сказал Хонат. — Если эту реальность они облекли в символы, а не описали прямо, то разве на это способен я — обыкновенный прядильщик мешков?
— Твои слова — пустое сотрясение воздуха, — сердито сказал Вершитель. — Но они откровенно направлены на подрыв авторитета и порядков, установленных Книгой. Скажи-ка, Хонат-прядилыцик, если люди перестанут бояться Гигантов, то станут ли они тогда подчиняться Законам?
— Да, потому что они люди, и выполнять законы в их интересах. Они не дети, которым нужен Гигант-пугало с кнутом в руке, присматривающий за поведением. Более того, Вершитель, вера в реальных Гигантов, которые вернутся и снова начнут нас наставлять, вредна. Получается, что сейчас наши знания — половинчаты. Эту половину мы узнали из Книги. Вторая половина должна свалиться на нас с неба, если мы будем жить достаточно долго и дождемся возвращения Гигантов. А тем временем, значит, мы живем дикой жизнью растений, не способные обучаться самостоятельно.
— Если часть книги неверна, то есть причины сомневаться в истинности любой другой части и самой Книги, — мрачно произнес Вершитель. — И тогда мы теряем даже то, что ты назвал половиной знаний. А на самом деле — все знания. Это понятно тем, кто смотрит на мир ясным взором.
Хонат вдруг потерял выдержку.
— Тогда отбросим все! — вскричал он. — Отбросим и начнем учиться сначала и пойдем дальше, уже опираясь на собственный опыт. Вершитель, ты старый человек, но среди нас есть такие, кто ещё не забыл, что такое любопытство!
— Молчать! — прошипел Вершитель.

 

"I deny the charge," Honath insisted. "I believe in the Book of Laws as a whole, and I believe in the Giants. I have taught only that the Giants were not real in the sense that we are real. I have taught that they were intended as symbols of — some higher reality, and were not meant to be taken as literal Persons."
"What higher reality is this?" the Spokesman demanded. "Describe it."
"You ask me to do something the writers of the Book of Laws themselves couldn't do," Honath said hotly. "If they had to embody the reality in symbols rather than writing it down directly, how could a mere pursemaker do better?"
"This doctrine is wind," the Spokesman said. "And it is plainly intended to undercut authority and the order es— tablished, by the Book. Tell me, Purse-Maker, if man need not fear the Giants, why should they fear the law?"
"Because they are men, and it is to their interest to fear the law. They aren't children, who need some physical Giant sitting over them with a whip to make them behave. Further— more, Spokesman, this archaic belief itself undermines us. As long as we believe that there are real Giants, and that some day they'll return and resume teaching us, so long will we fail to seek answers to our questions for ourselves. Half of what we know was given to us in the Book, and the other half is supposed to drop to us from the skies if we wait long enough. In the meantime, we vegetate."
"If a part of the Book be untrue, there can be nothing to prevent that it is all untrue," the Spokesman said heavily. "And we will lose even what you call the half of our knowl— edgewhich is actually the whole of it, to those who see with clear eyes."
Suddenly, Honath lost his temper. "Lose it, then!" he shouted. "Let us unlearn everything we know only by rote, go back to the beginning, learn all over again, and continue to learn, from our own experience. Spokesman, you are an old man, but there are still some of us who haven't forgotten what curiosity means!"
"Quiet!" the Spokesman said.

  •  

— Нас было пятеро, — тихо сказал Хонат. — И мы говорили, что мы… что мы не верим в Гигантов.
Последовала пауза, но недолгая, потом, к удивлению и потрясению Хоната и Матилд, Гиганты расхохотались.
Матилд содрогнулась, прижимая уши к ладоням. Даже Хонат вздрогнул и сделал шаг назад. Смех тут же прекратился, и Гигант по имени Джарл вступил в круг света и присел перед людьми. Теперь на свету было хорошо видно, что его лицо и руки совершенно безволосые. Остальная часть тела была покрыта какой-то одеждой. На корточках он почти не превышал Хоната и не казался таким уж ужасным.
— Извините, что мы вас невольно испугали, — сказал он. — Мы совершенно напрасно смеялись. Но то, что вы сказали, оказалось совершенно неожиданным. Герхард, присаживайся к нам, а то ты напоминаешь статую Командора. Расскажи-ка мне, Хонат, как ты не верил в Гигантов.
Хонат едва мог поверить своим ушам. Гигант просил у него прощения. Может быть, это какая-то утончённая шутка? Но какова бы ни была причина, ему задали вопрос.
— Каждый из нас пятерых не верил по-своему, — начал он.
— Я считал, что вы нереальны, что вы — абстрактные символы какой-то давней веры. Один из нас, самый мудрый, считал, что вас вообще никогда не было, ни в каком смысле. Но все мы сходились в одном — что вы не боги.
— Это правда, мы вовсе не боги, — сказал Джарл. — Мы люди. Мы из того же самого семени, что и ваш народ. Мы не правители, а ваши братья.

 

"There were five of us," Honath said in a low voice. "We said 'wethat we did not believe in the Giants."
There was a brief silence. Then, shockingly, both Jarl Eleven and Gerhardt Adier burst into enormous laughter.
Mathild cowered, her hands over her ears. Even Honath flinched and took a step backward. Instantly, the laughter stopped, and the Giant called Jarl Eleven stepped into the oval of light and sat down beside them. In the light, it could be seen that his face and hands were hairless, although there was hair on his crown; the rest of his body was covered by a kind of cloth. Seated, he was no taller than Honath, and did not seem quite so fearsome.
"I beg your pardon," he said. "It was unkind of us to laugh, but what you said was highly unexpected. Gerhardt, come over here and squat down, so that you don't look so much like a statue of some general. Tell me, Honath, in what way did you not believe in the Giants?"
Honath could hardly believe his ears. A Giant had begged his pardon! Was this some still crueler joke? But whatever the reason, Jarl Eleven had asked him a question.
"Each of the five of us differed," he said. "I held that you were notnot real except as symbols of some abstract truth. One of us, the wisest, believed that you did not exist in any sense at all. But we all agreed that you were not gods."
"And, of course, we aren't," Jarl Eleven said. "We're men. We come from the same stock as you. We're not your rulers, but your brothers."

Перевод[править]

С. Федотов, 1992.