Мир одного дня

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Мир одного дня» (англ. Dayworld) — трилогия фантастических романов Филипа Фармера 1985-90 годов, написанных на основе идеи рассказа «Нарезанный ломтями Вторничный мир» 1971 года.

Цитаты[править]

Нарезанный ломтями Вторничный мир[править]

Sliced-Crosswise Only-on-Tuesday World; перевод: И. Невструев, 1992 («Только во вторник»).
  •  

Том Пим часто думал, как выгладит жизнь в другие дни недели, — впрочем, об этом задумывался почти каждый, имевший хоть чуточку воображения; имелись даже специальные телепрограммы, посвящённые этой проблеме. — начало

 

Tom Pym had thought about living on other days of the week. Almost everybody with any imagination did. There were even TV shows speculating on this.

  •  

... в Чикаго зима походила на белое одеяло, выбиваемое безумцем, весна была взрывом зелени, лето — лавиной света и горячего дыхания, а осень — котелком клоуна, одетого в пёстрый костюм.

 

... in Chicago, winter was like a white blanket being shaken by a madwoman. Spring was a green explosion. Summer was a bright roar and a hot breath. Fall was the topple of a drunken jester in garish motley.

  •  

Рассмотрен вопрос снижения темпа работы в окружных управлениях. Людей из понедельника обвиняют в нежелании программировать компьютеры на вторник; дело представлено властям обоих дней.

 

The complaints were that Monday's people were not setting up the computers for Tuesday's. The case was being referred to the proper authorities of both days.

  •  

Показали семейное кладбище в Миссисипи и зарезервированный для него цоколь. Когда-нибудь, когда разработают методы омоложения, его выведут из состояния окаменения. <…>
— Думаешь, всех вернут к жизни? Но это будет означать удвоение или даже утроение количества людей. Почему бы не оставить их спокойно стоять там?

 

There was a shot of the family graveyard in Mississippi with the pedestal reserved for him. When science someday learned how to rejuvenate, he would come out of stonerment. <…>
"You think they're going to bring them all back? With all the people they got now and then they'll double, maybe triple, maybe quadruple, the population? You think they won't just leave them standing there?"

  •  

Магнитофон стоял на столе, он включил его и сказал:
«Дорогая мисс Марло. Меня зовут Том Пим, и наши окаменители стоят рядом. Я тоже актёр, и мы работаем в одной студии. Конечно, это дерзость с моей стороны, но я должен сказать, что никогда не видел никого красивее вас. Равен ли ваш талант вашей красоте? Очень хотел бы увидеть несколько отрывков из ваших фильмов. Не могли бы вы оставить плёнки в комнате номер 5? Надеюсь, её жилец из среды не будет возражать. Искренне ваш Том Пим».

 

The recorder was on a table. He activated it, and said, "Dear Miss Jennie Marlowe. My name is Tom Pym, and my stoner is next to yours. I am an actor, too; in fact, I work at the same studio as you. I know this is presumptuous of me, but I have never seen anybody so beautiful. Do you have a talent to match your beauty? I would like to see some run-offs of your shows. Would you please leave some in room five? I'm sure the occupant won't mind. Yours, Tom Pym."

  •  

Он включил магнитофон.
Слегка хрипловатый, но мелодичный голос сказал:
«Дорогой мистер Пим, я получила несколько писем из других дней. Надеюсь, вы простите мне некоторую претенциозность, если я скажу, что разговор через делящую два мира пропасть доставил мне удовольствие. Но когда мы привыкнем, он потеряет всякий смысл. Интерес к кому-то из другого мира — причина неудовлетворённости, ведь этот кто-то может быть для нас лишь голосом с ленты или восковым лицом в металлическом гробу. Впрочем, я впадаю в лирику. Прошу прощения. А если этот кто-то не вызывает интереса, зачем с ним переписываться? <…> Мне вообще не следует отвечать, но я не хочу быть невежливой и оскорблять ваши чувства. Поэтому прошу больше со мной не говорить».

 

He turned on the recorder. A voice, husky but also melodious, said, "Dear Mister Pym. I've had a few messages from other days. It was fun to talk back and forth across the abyss between the worlds, if you don't mind my exaggerating a little. But there is really no sense in it, once the novelty has worn off. If you become interested in the other person, you're frustrating yourself. That person can only be a voice in a recorder and a cold waxy face in a metal coffin. I wax poetic. Pardon me. If the person doesn't interest you, why continue to communicate? <…> I should have just not bothered to reply. But I want to be nice; I didn't want to hurt your feelings. So please don't leave any more messages."

  •  

Отдельной очереди для тех, кто хотел сменить день, не существовало, поскольку их было слишком мало, и пришлось стоять в Секцию Разных Вопросов Отдела Движения Населения в Департаменте Принципиальных Перемен Конторы Перемещений и Переселений. А ни одна из этих организаций не имела ничего общего с эмиграцией в другие дни.

 

There were not enough who wished to do this to justify such a line. So he had to queue up before the Miscellaneous Office counter of the Mobility Section of the Vital Exchange Department of the Interchange and Cross Transfer Bureau. None of these titles had anything to do with emigration to another day.

  •  

— Она переехала во вторник. <…> Уже давно хотела отсюда выбраться. Этот день для неё не подходил. Здесь она плохо чувствовала себя, это несомненно. Два дня назад сказала, что просьбу её наконец удовлетворили — вероятно, помог какой-то влиятельный психиатр из вторника.

 

"She's gone. To Tuesday. <…> She'd been trying to get out of here for a long time. She had something about this day being unlucky for her. She was unhappy, that's for sure. Just two days ago, she said her application had finally been accepted. Apparently, some Tuesday psycher had used his influence."

  •  

У президента Соединённых Штатов были другие лицо и фамилия, но сказанное им вполне мог сказать президент из вторника.

 

The President of the U.S.A. had a different name and face, but the words of his speech could have been those of Tuesday's President.

Мир одного дня[править]

перевод: Н. Виленская, 1996
  •  

... шесть седьмых населения Земли шесть дней в неделю находятся в «окаменелом», или анабиотическом, состоянии. <…>
Окаменение значительно снижает потребность в пищевых продуктах и товарах потребления, дефицит жизненного пространства и загрязнение среды.

 

... six-sevenths of the world's population is in a "stoned" or "suspended-animation" state for six days of each week. <…>
The stoner culture greatly reduces the demand for food and goods, amount of pollution, and living space required.

  — предисловие
  •  

Он <…> подошел к маленькому бару в углу — опять роскошь — и налил себе четыре унции «Социовосторга № 1» — опять роскошь. — глава 19

 

He <…> went to a small bar in a corner, another luxury, and poured four ounces of Social Delight No. 1, another luxury, into a glass.