На краю Магеллановых облаков

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«На краю Магеллановых облаков» — изданная в 1998 году книга трёх российских авторов, каждый из которых представил по повести: «Ночи вослед» (Сергей Аман), «Тихая обитель» (Олег Бирюков) и «На краю Магеллановых облаков» (Андрей Гусев). Все три повести — это истории из российской жизни конца 20-го века, истории о любви, ненависти, верности и предательстве. Любовные истории описаны на фоне общественно-политических событий того времени.

Цитаты[править]

«На краю Магеллановых облаков»[править]

  •  

Иногда мне кажется, что память — это орудие пытки. И ты сам по доброй воле подвергаешь себя пытке прошлым. И уже не важно, каким было твое прошлое: добрым ли, веселым или трагичным. В любом случае это пытка, потому что не вернешь. Никогда.

  — Юлия
  •  

Конечно, секс — это искусство, причём одно из самых массовых. Независимо от того, почему им занимаются: из-за любви, ради денег, чтобы снять стресс или ради чистого искусства.
Как и в других видах творчества талантливых людей здесь мало; гениев — считанные единицы.

  — Юлия
  •  

Порой мне хотелось немного отвлечься от любви, от занятий любовью, и задуматься над собственной жизнью. «Над вечным» — как принято иронично говорить после третьего стакана. На самом деле, меня всегда привлекала такая категория, как Время, а вовсе не космос и не бог. Почему люди решили, что Время существует? Да, по утрам восходит солнце, вечерами бывают восхитительные по красоте закаты, а потом наступает ночь; за летом через осень рождается зима. Но ведь это ничего не доказывает! Что будет со всеми нами через пять, десять, двадцать зим?

  — Андрей
  •  

На пологом спуске я немного разогнался и выключил двигатель. Машина, как в сказке, неслась вперёд в полной тишине. Наверно, именно так выглядит абсолютный покой или прямолинейное равномерное движение. Лично я люблю состояние, когда на меня не действуют никакие силы. И даже имитация всего этого доставляет мне маленькое удовольствие.

  — Андрей
  •  

А потом она сказала:
— Мне так нравится запах твоей кожи, я люблю, когда ты сверху или рядом со мной. Я хочу чего-то необычного, особенного, что никогда у нас не было.
— Например? — попробовал прояснить ситуацию я.
— Не знаю, но такого, чего не было никогда.
И тогда я повернул её на живот и постарался как можно более нежно войти в неё, но не туда, куда обычно, куда раньше, а по-другому...

«Ночи вослед»[править]

  •  

 На террасе, где я сплю летом, ясно слышны сплетни лягушек, расселившихся по прудам, грохот и гудки поездов, проносящихся мимо нашей станции и заставляющих подрагивать полы и стены дома, редкий отдалённый лай и оглушающе звонкий полуночный крик петуха, который орёт за перегородкой, вцепившись спросонья в свой насест крепкими ногами, и которому вторят, передавая эстафету дальше, соседские горлодёры.

  •  

Я лежу и слушаю ночные шумы. В открытую настежь дверь вливается тёплый воздух, настоенный на нагретой за день земле, травах и чистой воде нашей невеликой речки Кудрявки. Прошлым летом в одну из таких же щедрых на тепло ночей мне вздумалось искупаться.
Миновав с десяток проулков, я вышел к реке, перегороженной на одном из своих многочисленных поворотов плотиной. Плеск воды, набирающей скорость на водосбросе и падающей с размаху на камни, крал у ночи её размеренные неспешные звуки.

  •  

Перебирая руками по шероховатой поверхности дамбы, я пошёл навстречу течению. И вдруг увидел на противоложном берегу, откуда недавно перешёл на эту сторону, маленькую фигурку. Это была девушка.
Она вышла из того же проулка, что и я, и остановилась на песчаном берегу. Оглянувшись по сторонам, но не замечая меня, девушка нагнулась и постелила полотенце, висевшее до этого у неё на шее, на утоптанный песок. Сбросив на него свой халатик, она выпрямилась и вновь огляделась. Монотонно шумела вода у плотины, легко подрагивали листья на тёплом ночном ветерке. Быстро стянув свой сплошной купальник и засветившись незагорелой кожей, она с ходу бросила его на полотенце и подбежала к самой кромке воды. Тут она приостановилась и осторожно вошла в воду по отлогому дну.

Цитаты о книге[править]

  •  

Палитра произведений?.. Имеется в виду совокупность литературных средств. О, здесь есть чего посмаковать, есть над чем попереживать, есть акценты, вызывающие улыбку, есть жизненные коллизии для размышлений и рассуждений.[1]

  — Геннадий Чернавских, «Трое под одной обложкой»

Примечания[править]

  1. Российская газета «НМГ». — 1999. — № 10.

Ссылки[править]

Гусев А.Е., Бирюков О.И., Аман С. На краю Магеллановых облаков (англ. “On the Edge of Magellanic Clouds ”). — М.: 1998. — 284 с. — ISBN 5-89346-012-X