Невидимый (Валь)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Невидимый» (швед. Den osynlige) — фэнтези-роман Матса Валя 2000 года. Был дважды экранизирован.

Цитаты[править]

  •  

Нацисты всегда стремились вовлекать в свою партию девочек. Они зачастую оказываются более пригодными для борьбы, подстрекают мальчиков и вообще показывают себя безжалостными. Мы знаем несколько примеров, когда девочки проявляли такую жестокость, что дознавателям оставалось только изумляться.

  •  

Я прочитала книгу о том, что немцы творили в Польше. Не нацисты, не солдаты СС, а обычные пекари, слесари и таксисты из Гамбурга. Они были уже в возрасте, и их приняли в полицейский батальон. Они расстреливали евреев. В книге рассказывается о том, что думает человек, стреляющий в грудного ребенка. Вы знаете, о чем думает человек, стреляющий в грудного ребенка?
Форс медленно покачал головой: нет.
Пастор Старс заговорила снова:
— Сначала убивают мать. А потом убивают ребенка, из милосердия, потому что младенцу без матери не выжить.

  •  

Присутствие невидимых — как легкое прикосновение. Мы оборачиваемся: кто они, откуда они и куда лежит их путь?
Они ходят рядом, их сотни, тысячи, миллионы невидимых, и они шепчут нам о своей неживой жизни, о своих надеждах и тоске.
Иногда мы их слышим.
И тогда мы думаем о том, что, быть может, кто-то потерял свою жизнь для того, чтобы мы прозрели.
Это мог быть я.
Это мог быть ты.

  •  

Форс подумал о том, что скоро всем поступающим в школу полиции станут задавать один вопрос: «Являетесь ли вы членом какого-нибудь спортивного общества?», а вопросом номер два станет: «Записаны ли вы в библиотеку?». Кандидатов, ответивших «да» на первый вопрос и «нет» на второй, в школу полиции принимать не будут. Тот, кто был хорошим спортсменом, автоматически становился хорошим коллегой, даже если это была женщина. Тот, кто читал книги или слушал классическую музыку, считался сродни гомосексуалистам или даже кем-то еще хуже.

  •  

— Почему шведам непременно надо орать, когда они выпьют?
— Ну мы ведь не такой культурный народ, как древние персы.

  •  

Исчезнувшие остаются рядом с нами, и в их присутствии у нас кружится голова и становится трудно дышать.

  •  

Тот, кого нет, все еще с нами. И тот, кто исчез, все равно рядом с нами. Забвения нет.

  •  

Теперь, когда он умер, я не могу избавиться от того, что еще осталось от него.

  •  

— Но он же играет в команде?
— И никогда не пропускал тренировки. Надежный парень. Он скаут. — Нурдстрем нагнулся вперед. — Вы же слышали шуточку про лидеров скаутов: «Слава богу, существуют педики, иначе откуда бы появлялись лидеры скаутов»?
Нурдстрем засмеялся и хлопнул ладонями по бедрам. Форс даже не улыбнулся.
— Педофилы, — сказал он, — слава богу, что существуют педофилы, иначе откуда бы появлялись школьные завхозы?

  •  

— О чем вы говорили?
— Ни о чем.
— Что же вы делали?
— Ничего.
— Кто-нибудь из вас что-нибудь говорил?
— Да.
— Кто?
— Все трое.
— Но вы не разговаривали?
— Нет.

  •  

Никто не слышал его и не видел, потому что Хильмер был невидимый.
Как и его тоска.
Как и его жизнь.
Гнилые осенние листья во рту.

  •  

Но он был там, беспомощный свидетель поисков самого себя.

Перевод[править]

О. А. Лозовская, 2007