Простейший способ разделаться с диссентерами

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Простейший способ разделаться с диссентерами» (англ. The Shortest Way with the Dissenters) — ироничный памфлет Даниеля Дефо, опубликованный 1 декабря 1702 года. Спустя несколько месяцев после воцарения Анны, летом 1702 года тори, рассчитывая на её поддержку, начинают проповедовать закрытие диссентерских академий. 4 ноября в палату общин внесли на обсуждение Билль о временном единоверии. Ответом тем, кто хотел лишить диссентеров гражданских и религиозных свобод, прозвучал один из памфлетов Дефо по этому поводу — «Рассуждение о временном единоверии». Как это нередко случалось, его мнение, основанное на веротерпимости, не удовлетворило крайних ни у тори, ни в вигов. Его же единоверцы диссентеры, особенно те, которые стремились к государственным должностям, дорожили временным единоверием как необходимой уловкой. Дефо же полагал практику единоразового совершения обряда вопреки своей вере лицемерной, предпочитая, чтобы диссентеры на какое-то время пошли на утрату гражданских прав, ибо больше от этого пострадало бы всё общество, лишившись участия в своих делах полезных членов. Он верил, что разум и соображения пользы незамедлительно восторжествуют над фанатизмом, а значит, и истинная веротерпимость. Опасность и неразумность фанатизма были ему столь очевидны, что свой следующий памфлет — этот — он написал в духе аналогичных торийских, прикрывшись маской нетерпимого «энтузиаста», который многими из них был принят за поддержку, а когда пародия разъяснилась, тори добились, чтобы по закону о крамольных памфлетах автор был осуждён на штраф, полгода тюрьмы и трижды стоял у позорного столба[1][2].

Цитаты[править]

  •  

Последние четырнадцать лет[3] не знает славы и покоя чистейшая и самая процветающая церковь в мире, утратившая их из-за ударов и нападок тех, кому Господь, пути которого неисповедимы, дозволил поносить и попирать её. То было время поругания и бедствий. С незыблемым спокойствием терпела она укоры нечестивцев, но Бог, услышав наконец творимые молитвы, избавил её от гнёта чужеземца.
Отныне эти люди знают, что их пора прошла и власть их миновала; на нашем троне восседает королева-соотечественница, всегда и неизменно принадлежавшая Церкви Англии и искони её поддерживавшая. И посему, страшась заслуженного гнева церкви, диссентеры кричат: «Мир!», «Единение!», «Кротость!», «Милосердие!». Как будто церковь не укрывала слишком долго это вражеское племя сенью своих крыл и не пригрела на своей груди змеиное отродье, ужалившее ту, что его выкормила.
Нет, джентльмены, дни милосердия и снисхождения кончились! Чтоб уповать теперь на миролюбие, умеренность и благость, вам следовало и самим их прежде соблюдать! Но за последние четырнадцать лет мы ни о чем таком от вас и слыхом не слыхали! Вы нас стращали и запугивали своим Актом о веротерпимости, внушали, что ваша церковь — дочь закона, как и прочие, свои молельные дома с их ханжескими песнопениями вы размещали у порога наших храмов! Вы осыпали наших прихожан упрёками, одолевали их присягами, союзами и отречениями — и множеством иных досужих измышлений!

 

It is now, near fourteen years that the glory and peace of the purest and most flourishing Church in the world has been eclipsed, buffeted, and disturbed by a sort of men, whom, God in His Providence, has suffered to insult over her, and bring her down. These have been the days of her humiliation and tribulation. She has borne with an invincible patience, the reproach of the wicked: and God has at last heard her prayers, and delivered her from the oppression of the stranger.
And now, they find their Day is over! their power gone! and the throne of this nation possessed by a Royal, English, true, and ever constant member of, and friend to, the Church of England! Now, they find that they are in danger of the Church of England’s just resentments! Now, they cry out, “Peace!” “Union!” “Forbearance!” and “Charity!”: as if the Church had not too long harboured her enemies under her wing! and nourished the viperous blood, till they hiss and fly in the face of the Mother that cherished them!
No, Gentlemen! the time of mercy is past! your Day of Grace is over! you should have practised peace, and moderation, and charity, if you expected any yourselves! We have heard none of this lesson, for fourteen years past! We have been huffed and bullied with your Act of Toleration! You have told us, you are the Church established by Law, as well as others! have set up your canting Synagogues at our Church doors! and the Church and her members have been loaded with reproaches, with Oaths, Associations, Abjurations, and what not!

  •  

Нередко говорят, что королева обещала сохранить диссентерам дарованную им свободу вероисповедания и упредила нас, что не нарушит данное им слово.
Не в нашей власти направлять поступки королевы, иной вопрос — чего мы ожидаем от неё как от главы церкви. Её величество обязывалась защищать и ограждать от всяких посягательств Церковь Англии, но если для того, чтоб это выполнить, необходимо истребить диссентеров, значит, ей нужно отступиться от одного обещания, чтобы сдержать другое.
Однако вникнем в это возражение подробнее. Её величество хотя и обещала соблюдать терпимость в отношении диссентеров, но все же не ценою разрушенья церкви, а только при условии благополучия и безопасности последней, которые она взялась блюсти. Коль скоро выгоды двух сих сторон пришли в противоречие, понятно, что королева предпочтет отстаивать, хранить, оберегать и утверждать родную церковь, чего, по нашему суждению, она не в силах будет сделать, не отказавшись от терпимости.

 

As First, The Queen has promised them, to continue them in their tolerated Liberty; and has told us She will be a religious observer of her word.
What Her Majesty will do, we cannot help! but what, as the Head of the Church, she ought to do, is another case. Her Majesty has promised to protect and defend the Church of England, and if she cannot effectually do that, without the destruction of the Dissenters; she must, of course, dispense with one promise to comply with another!
But to answer this cavil more effectually. Her Majesty did never promise to maintain the Toleration to the destruction of the Church; but it was upon supposition that it may be compatible with the well-being and safety of the Church, which she had declared she would take especial care of. Now if these two Interests clash, it is plain Her Majesty’s intentions are to uphold, protect, defend, and establish the Church! and this, we conceive is impossible that is, while maintaining the Toleration.

  •  

На это нам, возможно, возразят, что церкви ныне ничего не угрожает со стороны диссентеров и нас ничто не вынуждает к срочным мерам.
Но это слабый аргумент. Во-первых, если угроза вправду существует, то отдалённость её не должна нас успокаивать и это лишний повод торопиться и отвести её заранее, вместо того чтобы тянуть, пока не станет слишком поздно.
К тому же может статься, что это первый и последний случай, когда у церкви есть возможность добиться безопасности и уничтожить недруга.
Эта возможность даётся представителям народа! Настало время, которого так долго ждали лучшие сыны страны! Сегодня они могут оказать услугу своей церкви, ибо их поощряет и поддерживает королева, по праву возглавляющая эту церковь! <…>
Что вам соделать, <…>
Если вы желаете утвердить лучшую христианскую церковь в мире?
Если вы желаете изгнать оттуда рвение?
Если вы желаете уничтожить в Англии змеиное отродье, так долго упивавшееся кровью Матери?
Что вы предпримете, желая освободить потомство от раздоров и волнений?
Тогда спешите это сделать! Настало время вырвать с корнем сорняки мятежной ереси, которые так много лет мешали миру в вашей церкви и заглушали доброе зерно!

 

Perhaps it may be said, That the Church is in no immediate danger from the Dissenters; and therefore it is time enough.
But this is a weak answer. For first. If the danger be real, the distance of it is no argument against, but rather a spur to quicken us to Prevention, lest it be too late hereafter.
And secondly. Here is the opportunity, and the only one perhaps, that ever the Church had to secure herself, and destroy her enemies.
The Representatives of the Nation have now an opportunity! The Time is come, which all good men have wished for! that the Gentlemen of England may serve the Church of England, now they are protected and encouraged by a Church of England Queen! <…>
What will you do <…>
If ever you will establish the best Christian Church in the World?
If ever you will suppress the Spirit of Enthusiasm?
If ever you will free the nation from the viperous brood that have so long sucked the blood of their Mother?
If ever you will leave your Posterity free from faction and rebellion, this is the time. This is the time to pull up this heretical Weed of Sedition, that has so long disturbed the Peace of the Church, and poisoned the good corn!

  •  

«Но так мы возродим костры, — мне скажут многие, <…> — и акт «De haeretico comburendo», а это и жестоко и означает возвращенье к варварству»!
На это я отвечу так: хоть и жестоко предумышленно давить ногой гадюку или жабу, но мерзость их природы такова, что превращает мой поступок в благо для ближних наших. Их убивают не за вред, который они сотворили, а для того, чтобы его предотвратить! Их убивают не за зло, которое они нам уже причинили, а за то, которое они в себе таят! Вся эта нечисть: жабы, змеи и гадюки — опасна для здоровья и вредна для жизни тела, тогда как те нам отравляют душу, растлевают наше потомство! Заманивают в сети наших чад, подтачивают корни нашего земного счастья и небесного блаженства. И заражают весь народ!
Какой закон способен охранять сих диких тварей? Есть звери, созданные для охоты, за каковыми признается право убегать и укрываться от погони, но есть и те, которым разбивают голову, используя все преимущества внезапности и силы!
Я не прописываю в качестве противоядия сожженье на костре. Но как говорил Сципион[4] о Карфагене: «Delenda est Carthago!» И если мы надеемся жить в мире, служить Богу и сохранять свободу и достоинство, диссентеров необходимо уничтожить! Что до того, как лучше это сделать, — решение за теми, кто полномочен отправлять божественное правосудие против врагов страны и церкви!
Но если мы позволим запугать себя упреками в жестокосердии, если мы уклонимся от свершения правосудия, нам не дано будет узнать ни мира, ни свободы! То будет варварство, и несравненно большее, по отношению к нашим чадам и потомкам, которые им попрекнут своих отцов, как мы им попрекаем наших. «У вас был случай под покровительством и при поддержке королевы, стоящей во главе Законной Церкви, искоренить все подлое отродье, а вы, поддавшись неуместной жалости из страха проявить жестокость, помиловали этих мерзких нечестивцев. И нынче они гонят нашу церковь и попирают нашу веру, опустошают наши земли, а нас влекут на плахи и в темницы! Вы пощадили амаликитян и погубили нас! И ваша милость — лишь жестокость к вашим бедным детям!»
Как справедливы будут эти нарекания, когда наши потомки попадутся в лапы к сему не знающему снисхожденья роду, и Церковь Англии охватят смуты и раздоры, дух рвения и хаос, когда правление в стране передоверят иноземцам, которые искоренят монархию и учредят республику! Коль скоро мы должны щадить их племя, давайте действовать разумно: давайте умертвим своих потомков сами, вместо того чтоб обрекать их гибели от вражеской руки и прикрывать высокими словами своё бездействие и равнодушие, крича, что это милосердие, — ибо рождённые свободными, они тогда свободными покинут этот мир.
Кротчайший, милосердный Моисей промчался в гневе по становищу, сразив мечом три и ещё тридцать тысяч[5] любезных его сердцу братьев из народа своего за сотворение себе кумира. Зачем он покарал их? Из милосердия — дабы не допустить до разложения все воинство. Сколько миллионов из грядущей паствы мы бы спасли от заблуждений и от скверны, срази мы нынче племя нечестивцев!

 

But, says another, <…> This is renewing Fire and Faggot! reviving the Act, De heretico comburendo! This will be cruelty in its nature! and barbarous to all the World!
I answer, It is cruelty to kill a snake or a toad in cold blood, but the poison of their nature makes it a charity to our neighbours, to destroy those creatures! not for any personal injury received, but for prevention; not for the evil they have done, but the evil they may do! Serpents, toads, vipers, &c., are noxious to the body, and poison the sensitive life: these poison the soul! corrupt our posterity! ensnare our children! destroy the vitals of our happiness, our future felicity! and contaminate the whole mass!
Shall any Law be given to such wild creatures! Some beasts are for sport, and the huntsmen give them the advantages of ground: but some are knocked on the head, by all possible ways of violence and surprise!
I do not prescribe Fire and Faggot! but as Scipio said of Carthage, Delenda est Carthago! They are to be rooted out of this nation, if ever we will live in peace! serve God! or enjoy our own! As for the manner, I leave it to those hands, who have a Right to execute God’s Justice on the Nation’s and the Church’s enemies.
But, if we must be frighted from this Justice, under these specious pretences, and odious sense of cruelty; nothing will be effected! It will be more barbarous to our own children and dear posterity, when they shall reproach their fathers, as we ours, and tell us!, “You had an Opportunity to root out this cursed race from the World, under the favour and protection of a True Church of England Queen! and out of your foolish pity, you spared them: because, forsooth, you would not be cruel! And now our Church is suppressed and persecuted, our Religion trampled under foot, our estates plundered; our persons imprisoned, and dragged to gaols, gibbets, and scaffolds! Your sparing this Amalekite race is our destruction! Your mercy to them, proves cruelty to your poor posterity!”
How just will such reflections be, when our posterity shall fall under the merciless clutches of this uncharitable Generation! when our Church shall be swallowed up in Schism, Faction, Enthusiasm, and Confusion! when our Government shall be devolved upon Foreigners, and our Monarchy dwindled into a Republic!
It would be more rational for us, if we must spare this Generation, to summon our own to a general massacre: and as we have brought them into the World free, to send them out so; and not betray them to destruction by our supine negligence, and then cry “It is mercy!”
Moses was a merciful meek man; and yet with what fury did he run through the camp, and cut the throats of three and thirty thousand of his dear Israelites that were fallen into idolatry. What was the reason? It was mercy to the rest, to make these examples! to prevent the destruction of the whole army. How many millions of future souls, [shall] we save from infection and delusion, if the present race of Poisoned Spirits were purged from the face of the land!

  •  

Недопустимо мешкать с этой мерой! Все эти штрафы, пени и поборы, глупые и легковесные, только идут диссентерам на пользу и помогают им торжествовать! Но если бы за посещение сектантского собрания, молился ли там верный или проповедовал, расплачиваться нужно было не монетами, а виселицей и если бы сектантов присуждали к каторжным работам, а не к штрафам, страдающих за веру было бы гораздо меньше! Теперь перевелись охотники до мученичества, и, если многие диссентеры бывают в церкви для того, чтоб их избрали мэрами и шерифами, они согласны будут посетить и сорок храмов ради того, чтобы не угодить на виселицу! <…>
Взимать пять шиллингов за то, что человек в течение месяца не подходил к причастию, и шиллинг за то, что он не приближался к церкви целую неделю, — это неслыханное средство обращенья в истинную веру! Так можно лишь предоставлять за деньги право согрешать!
И если в этом нет злоумышления, то отчего мы не даём им полную свободу? А если есть, какими деньгами его окупишь?!

 

It is vain to trifle in this matter! The light foolish handling of them by mulcts, fines, &c.; ’tis their glory and their advantage! If the Gallows instead of the Counter, and the galleys instead of the fines; were the reward of going to a conventicle, to preach or hear, there would not be so many sufferers! The spirit of martyrdom is over! They that will go to church to be chosen Sheriffs and Mayors, would go to forty churches, rather than be hanged! <…>
To talk of Five Shillings a month for not coming to the Sacrament, and One Shilling per week, for not coming to Church: this is such a way of converting people as was never known! This is selling them a liberty to transgress, for so much money!
If it be not a crime, why don’t we give them full license? and if it be, no price ought to compound for the committing of it!

Примечания[править]

  1. Реализм Дефо (1936) // Миримский И. В. Статьи о классиках. — М.: Художественная литература, 1966. — С. 12.
  2. Перевод Т. Казавчинской (с незначительными уточнениями) // Англия в памфлете / Сост. и комментарий И. О. Шайтанова. — М.: Прогресс, 1987. — С. 11, 187-202, 491-4.
  3. То есть с тех пор, как в 1689 г. принят Акт о веротерпимости.
  4. Повторяя Катона Старшего.
  5. Преувеличено на тридцать тысяч.