Пятый в квартете

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Пя́тый в кварте́те» (англ. Backbeat; вариант: «Четверо плюс один (Пятый в квартете)») — художественный фильм о «гамбургском периоде» группы The Beatles в самом начале 1960-х годов, еще до всемирной славы; в основном сюжет сфокусирован на взаимоотношениях Джона Леннона, Стюарта Сатклиффа и Астрид Кирхгерр. Фильм снят британским режиссёром Иэном Софтли (англ. Ian Softley) в 1994 году.

Цитаты[править]

  •  

Мы собираемся стать большими, Стю, мы собираемся стать слишком большими для Ливерпуля, мы собираемся стать слишком большими для Гамбурга, мы собираемся стать слишком большими для нашего кровавого мира.

  Джон Леннон
  •  

Я разговаривал с Ван Гогом прошлой ночью. Он сказал, что если бы мог проделать это всё ещё раз — он был бы тут, тряся задницей под «Blue Suede Shoes». Я передал ему привет от тебя.

  — Джон Леннон
  •  

Стюарт Сатклифф: — Ооо, Ливерпуль.
Джон Леннон: — Дом…
Стюарт Сатклифф: — …ливерпульцев.
Джон Леннон: — Вы знаете, что мне нравится в Ливерпуле, мистер Сатклифф?
Стюарт Сатклифф: — Нет. И что вам нравится в Ливерпуле, мистер Леннон?
Джон Леннон: — Я надеялся, что ты мне скажешь.

  •  

Приветствую, дамы и гениталии. Мы — группа. Вы будете счастливы узнать, что мы одеты. На барабанах мистер Пит Бест! С гитарой мистер Пол Маккартни. На басу только что прибывший с обратной стороны Луны мистер Стюарт Сатклифф. И на еще одной гитаре мистер Джордж Харрисон. Он только что перешел на твёрдую пищу (в смысле — перестал сосать мамочкино молоко). Меня зовут Леннон, Джон Уинстон Леннон. Мои родители назвали меня в честь Черчилля, Джона Черчилля, потного толстяка. Они собирались назвать меня в честь отца, но согласитесь, что Папаша — идиотское имя, не так ли?

  — Джон Леннон
  •  

Клаус Форманн: — Мне нравится ваше шоу. Вы весёлые.
Джон Леннон: — Весёлые? Ты называешь это весельем?
Клаус Форманн: — А как ты это называешь?
Джон Леннон: — Я называю это — три дня и три ночи без сна. Я называю это — слишком долго между возможностью выпить. Я называю это — умереть как писять охота. Я называю это — трудные грёбаные дни и ночи.
Клаус Форманн: — Он всегда такой?
Стюарт Сатклифф: — Нет. Ты удивишься. Он может быть еще намного более язвительным и доставучим.

  •  

Джон Леннон: — Что ты всё молчишь, а?
Пит Бест: — Барабанщики не говорят. Ты наверное замечал это. Они, барабанщики, вроде как глухонемые. Когда в последний раз кто-то слышал, чтобы барабанщик что-то говорил? (Джон смотрит на Пита, разворачивается и уходит) Видали? И знаете почему? Я вам скажу почему. Потому что, блин, никто их слушать не хочет.

  •  

Астрид Кирхгерр: — Скажи мне кое-что, Джон Леннон. Когда ты будешь богат и знаменит, когда ты будешь «номер один», когда твое имя будет сиять огнями в небе и каждый захочет быть тебе другом, если кто-нибудь спросит: «А ты помнишь Астрид из Гамбурга?» — что ты ответишь?
Джон Леннон: — Я скажу, что она была девушкой, которую я всегда желал. Девушка моих грёз, как Бриджит Бардо — но с лучшими манерами. Я бы влюбился в неё. Но она полюбила моего лучшего друга. И на этом всё закончилось.
Астрид Кирхгерр: — Я люблю его, Джон. (пауза) Вот так.
Джон Леннон: — Да. А разве не все мы так?

Ссылки[править]