Пётр Первый (фильм)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Пётр Первый» — советский двухсерийный историко-биографический художественный фильм.

Цитаты[править]

Первая серия[править]

  •  

Опусти глаза! Не моги смотреть на меня! Думаешь, я Карла испугался? Войско бросил? Думаешь, под Нарвой начало и конец?! Войне начало только. — Меншикову после Нарвской битвы (1700 год)

  — Пётр I
  •  

Вот что, Божьи люди: идите по монастырям и приходам. Сегодня же выйти на работу копать рвы и палисады городить. Выйти всем монахам, вплоть до ангельского чина, и всем бабам-черноризкам, и попам и дьякона́м с попадьями и дьякони́сами. (монахи умоляют помиловать) И покуда рвы не будут выкопаны — службам в церквах не быть! Я один за всех помолюсь. На сей случай меня Константинопольский патриарх помазал. А ты посмотришь. Кого найдёшь без дела, рясу содрал — пятьдесят батогов! (Меншиков посмеивается) Этот грех я тоже на себя возьму. — монахам, Ягужинскому

  — Пётр I
  •  

— Опричь колоколов, меди для пушек нам не найти.
— Русь колоколами славна. От византийской старины сей малиновый звон!
— Да чепуха.
— Без него потерпим.
— Снимай колокола, вези на Литейный двор. Возьмёшь солдат, поедешь по монастырям. Ступай. — после Нарвской битвы

  — Меншиков, царевич Алексей, Пётр I
  •  

— Ты… кто таков?
— Меншиков, Александр Данилыч.
— А это… не тот ли самый, что во вшивом ряду пирогами с зайчатиной торговал?
— Тот самый.
(бояре смеются, Меншиков, передразнив, бьёт палкой об пол)
— А теперь — царский денщик! Государь сей минут изволит быть! (Буйносов разевает рот) Ты что смотришь на меня… зверообразно? Ты прежде был князь, а теперь ты… (сплюнув) небылица. — после Нарвской битвы

  — Буйносов, Меншиков, боярин
  •  

Конец миру сему, конец! Антихрист пришёл! Царя Петра в немецкой земле подменили! Царь Пётр — человек не свежий! Он глазами верти́т, ногою дёргает! Царь Пётр не царь — антихрист! — при снятии колоколов

  — юродивый
  •  

На царевиче благодать Божья! Он наша надёжа! Он антихристу хвост прищемит! — при снятии колоколов

  — юродивый
  •  

— Как зовут?
— Элене… Катрин.
— Ишь ты… Кто ж ты такая?
— Служанка биля. У пасто́р Глюк.
— Ну, и что ж? Девица?
— Нет уже… (закрыв лицо, плачет)после взятия Мариенбурга

  — Шереметев, Екатерина
  •  

— Здесь будем ставить… город!
— Чш-ш-ш… Господа генералы… и офицеры! Господа именитое купечество! Городу сему наречем имя — Питер-бурх! Вива-ат! Вива-ат! Вива-ат!
— Губернатору нового города — вива-ат! — об основании Санкт-Петербурга

  — Пётр I, Меншиков
  •  

— Жрать нечего, а они кораблики строят.
— Народ только от работы отрывают. — о Санкт-Петербургской верфи

  — бояре
  •  

— Здорово, великородные! (бояре бухаются на колени) С приездом!
— На колени не становись, Тонька! Делай французский политес! (изображают книксен)
— Ну-у? Да ты и девок привёз! (боярышням) Вино пьёте? Танцовать умеете?
— Тятенька не велит. Тайно учимся, побои терпим.
(надвинув ей шапку на нос) Ладно, научим. Вы указ читали? Быть сегодня всем на ассамблее у Меншикова. В немецком платье и в париках! (Буйносову) Э, да ты ещё бороду не сбрил?! В Европе над бородами смеются! (под причитания Буйносова отстригает ему бороду)в кузнице

  — Пётр I, Ольга Буйносова
  •  

(боярам) Напрасно упрямитесь, бородачи! По-новому надо начинать жизнь! Корабли строим, заводы ставим! Сукно сами делаем, не хуже гамбургского! (рванув, разрывает рукав солдатского мундира) Дерьмо!!! Кто ставил сукно?!
— Сукно на кафтаны ставил Александр Данилыч Меншиков сотоварищи, государь.
(солдату) Раздевайся! (сорвав с него мундир, убегает)в кузнице

  — Пётр I, офицер
  •  

— Где губернатор? Где губернатор?! Где, сучий сын?! (вбежав, хватает Меншикова за ворот и толкает к стене) Вор!
— Мин херц, мин херц!..
— Молчи, вор! Не оправдаешься!.. (бросив Меншикова на кровать, избивает его)
— Больно же так ему! (Пётр, прекратив избиение, в изумлении смотрит на Екатерину, та, смутившись, убегает)в доме Меншикова

  — Пётр I, Меншиков, Екатерина
  •  

Я тебя, иностранный, в ну́жник запру!.. (играют дальше) Вот тебе и ну́жничек, иностранный! (англичанин озадаченно крутит головой)английскому купцу при игре в шашки

  — Жемов
  •  

— Ну, что, князь Роман, а? Так-то лучше? И женской породе любезно!
— А бороду жа-аль!.. (смеются)
— Ну, ладно! Вели её с собой в гроб положить! (снова смеются)гладко выбритому Буйносову

  — Пётр I, Меншиков
  •  

Женить — дураков плодить! — о Буйносове-младшем

  — Пётр I
  •  

Датский посол сказал, что Ваше Величество открыло окно в Европу! — царю Петру по открытии им окна в зале

  — секретарь
  •  

— Могу я у Вас просить, герр Питер…
— Что, что просить?
— …ещё чарку вина?
(хохочет) Вот так попросила! — на ассамблее

  — Екатерина, Пётр I
  •  

Ну, что, Катя? Царь уснул? (Екатерина с силой бьёт его по щекам, он почтительно целует ей руку)Екатерине после того, как она «посветила царю в спальне»

  — Меншиков
  •  

Гнев Божий, бояре — потоп и пропасть! — о наводнении в Петербурге

  •  

Наконец! Свершилось! Радость-то, радость-то какая! В Москве буду жить, тихо, мирно! С колокольным перезвоном. Солдат… распущу, корабли сожгу. Петербург пускай шведы берут, место проклятое! Отцовским министрам всем головы отрублю, наберу новых — по своей воле! Меншиков, собака… У! Сдохнет на колу! — после наводнения — о планах на случай смерти отца

  — царевич Алексей
  •  

— Это что?
(глянув в лорнет) Парус…
— Ду-рак! Как сей парус называется?
(шёпотом) Грот.
— Грот-парус.
— Ну, а это? (Буйносов, глянув в лорнет, молчит) Ты, я вижу, в Амстердаме-то из кабаков не вылезал!
— Вылезал… (бояричи смеются)на экзамене

  — Пётр I, Михаил Буйносов, Абдурахман
  •  

Бом-брам-сель… Уй! (будучи схвачен царём за ухо)подсказывая на экзамене

  — Абдурахман
  •  

(развернув Абдурахмана к доске) Держи экзамен! Это что?
— Брам-стеньг-штанга.
— Это?
— Бом-брам-стеньг-штанга.
— Это?
— Эзель-копф-брам-стеньга.
— Ну, а это?
— Марса-рей… Брам-рей… Стеньга… Топ-стеньга… Всё сие полное парусное вооружение фок-мачты стопушечного фрегата «Ингерманландия».
— Сукин сын! Всё знает! Ты его денщик?
— Так точно.
— Зовут?
— Абдурахман.
— Ну, если ты мне так по математике и фортификации ответишь… офицерский кортик тебе навешу, молодцу! (Абдурахман расплывается в улыбке) А княжонка… к тебе матросом! (Абдурахман снова расплывается в улыбке)на экзамене

  — Пётр I, Михаил Буйносов, Абдурахман

Вторая серия[править]

  •  

Поднимите меня! Я хочу посмотреть, как побежит царь Пётр! — солдатам-носильщикам перед Полтавской битвой

  — Карл XII
  •  

Воины России! Сей грозный час должен решить судьбу Отечества! Не помышляйте, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру вручённое, за род свой, за Отечество — вперёд! — солдатам перед Полтавской битвой

  — Пётр I
  •  

Шведы! Вперёд! Во имя Бога и своего короля — вперёд! — солдатам в Полтавской битве

  — Карл XII
  •  

Шведы! Шведы, стойте! Шведы! — бегущим солдатам в Полтавской битве

  — Карл XII
  •  

Государь! Десять тыщ шведов порублено без остатка! Взято — сто двадцать знамён и штандартов! Генерал Шлиппенбах сдался в плен! — Петру I после Полтавской битвы

  — Меншиков
  •  

Воины России! Сыны Отечества! Чады мои возлюбленные! По́том трудов моих создал я вас! Без вас государству, как телу без души, жить невозможно! Вы, имея любовь к Отечеству, не щадили живота своего и на тыщи смертей устремлялись безбоязненно! Воины России! Храбрые ваши дела никогда не забудут потомки! — солдатам после Полтавской битвы

  — Пётр I
  •  

— Что скажешь хорошего, гетман?
— Генерал Левенгаупт сдался под Переволочной князю Меншикову. Вашей армии больше не существует.
(с ненавистью) — Что ещё скажешь хорошего?
(швырнув на стол пистолет, казакам) Панове полковники, ходіть звідси. — после Полтавской битвы

  — Карл XII, Мазепа
  •  

— Мудрой политикой можно спасти ещё многое, король. Вернуть тебе бежавшую славу.
(зло) — А тебе — Украину? — после Полтавской битвы

  — Карл XII, Мазепа
  •  

— У меня приготовлены надёжные людишки. Поляк да немчин. Царь Пётр часто ездит просто. Подстеречь его будет легко — ножа в два аль в три!
(с отвращением) Возьми такую славу себе, Мазепа! Я ещё король, а не ночной убийца!
— Так что же нам, смиренно голову нести на плаху?!
— Тебе, пожалуй, так! Я побегу в Константинополь, там будет видно. (задумчиво) Что ж… королю вести войска султана, чтоб славу себе вернуть? Поступок рыцарский. И шпаги моей не замарает. — после Полтавской битвы

  — Мазепа, Карл XII
  •  

Тікайте, король і гетьман, налетіли москалі! — Карлу XII и Мазепе

  — казак
  •  

Что вы, ребята, греха не страшно? Меня ни турецкая, ни персидская пуля не брала, сам Степан Тимофеич Разин в уста целовал — а вы меня убить хотите? — солдатам на Невьянском заводе

  •  

Ребята, дай нам только уйти — уж мы Дон поднимем, за всех вас потрудимся! Давай ружья! (пытаются отобрать у солдат ружья)им же

  •  

Солдаты! Помни присягу! Слушай меня! Огонь! — им же

  — генерал-прокурор Ягужинский
  •  

Сии воеводы и наместники и многие другие повинны в воровских делах. Но более всего повинен наместник сибирский, князь Гагарин. Грабит он калмыко́в и башкир и купцов русских, и сибирские воеводства все разорил и запустошил в свой карман. В окончание скажу, что был я на Урале, у Никиты Антуфьича Демидова, на Невьянских заводах. Казённых мужиков, неправедно проданных ему князем Александр Данилычем Меншиковым (обменивается с последним взглядами), он, Никита Демидов, боясь ответа, утопил в подвале Невьянской башни, отчего начался бунт и многие рабочие люди, побив солдат, бежали с его завода на Дон. — в докладе Петру I

  — генерал-прокурор Ягужинский
  •  

— Капитан Фёдор Лужин и капитан Евре́инов! (офицеры подходят) Ехать вам до Камчатки и далее, куда вам указано, и все тамошние места описать, сошлась ли Америка с Азией, и всё сие исправно на карте поставить.

  — Пётр I
  •  

— Ну! Светлейший князь! (Меншиков понуро подходит) Наместника сибирского князя Матвея Гагарина и упомянутых воевод на цепях привести в Петербург!
— Мин херц!.. (укоризненно разводит руками)
— Князя Матвея Гагарина на цепях повешу у твоей палаты, мин херц! (ко всем) Заворовались, сыны мои любезные! Зажирели! Напрасно думаете — покою я вам не дам! (ударив кулаком по столу, Меншикову) Ниже́ тебе, первый вор!

  — Пётр I
  •  

— По сей ведомости наворованного за тобой числится два миллиона шестьсот тыщ рублёв!
— Два миллиона шестьсот тыщ рублёв!.. Господи… (глянув в лорнет на ведомость) Откуда же столько-то? Два миллиона шестьсот тыщ рублёв? Врут! Ей-Богу, врут, мин херц, врут!
— Завтра эти два миллиона шестьсот тыщ рублёв шестьдесят семь копеек с полушкой вернёшь в казну!
— Врут, мин херц — столько не брал! Миллиона полтора, не больше будет, ей-ей, мин херц!
— Опохмелись, светлейший! Подсласти горе-то.
— Эх… Твоё здоровье, мин херц!.. (пьёт)

  — Пётр I, Меншиков
  •  

— Смотри, Толстой, — с огнём играешь!!! Сие дело страшное!..
— Стар я, чтоб играть. Говорю правду. — об измене царевича Алексея

  — Пётр I, Пётр Андреевич Толстой
  •  

— А-а-а! Кум! (шатаясь, встаёт) Пёт Лексеич!
— Ишь как важно напился лоцман!
— А я тебя… жду!.. (падает за стол и засыпает)
— Я у него крестил вчера, так он до сих пор… (бьёт лоцмана в плечо) тьфу, дьявол солёный, — пьян до изумления!

  — Пётр I, лоцман
  •  

(офицеру) Заготовь указ: негоцианту-навигатору заграничный патент, чтобы пять лет не брать с него пошлины. Как тебя: Бровкин Иван? А по батюшке?
— По батюшке? Так ты что же — отечеством нас будешь писать? Да за это, государь… (крестится) что хошь спрашивай!
— Ладно, придёт время — и спрошу.
(подходят купцы) — Мы обдумали, герр цар Питер. Ради нашей старой дружбы мы возьмём товар.
— Нет уж, иностранные: это теперь — на (показывает кукиш), выкуси! (сконфуженные купцы под хохот отходят)

  — Пётр I, Иван Бровкин, иностранный купец
  •  

— Где лёцман Радилевский? (подойдя, тормошит лоцмана) Лёцман! Проснись, чёрт солёный, проснись! (подходит Пётр) Го-су-дарь! Подошоль иноземний корабль!
— Флаг?
— И́мперский! Викинуль флажки, что на борту великий посоль римского кесаря. Требует лёцмана. (тормошит лоцмана) Лёцман! Лёцман! Фуй… Напилься, как грязный коров!.. Вставай! Вставай! Вставай!..

  — офицер, Пётр I
  •  

Мы приехали сюда для того, чтобы заставить царя Петра прекратить разорение несчастной Швеции. Пётр возомнил себя новым Аттилой и хочет бросить на Европу полчища своих варваров! И если мы увидим, что царь Пётр неуступчив — то чёрт с ним! Пусть заговорят пушки. Царь Алексей Петрович будет более сговорчив!

  — австрийский посол
  •  

Скоро ли государь всё же изволит к нам выйти? — тем временем Пётр уже в зале

  — австрийский посол
  •  

(увидев, как Пётр подошёл к Екатерине) Это царь?! (переводчику) Весьма неприятно! Вы, кажется, тогда говорили при нём что-то лишнее!
(робко) А Вы ему дали пять гульденов на водку, Ваше Превосходительство!..(Пётр подмигивает, посол с переводчиком, любезно улыбаясь, кланяются)

  — австрийский посол, переводчик
  •  

— В позапрошлом году в Германии видел я прославленного философа Лейбница. Да маленько с ним повздорил! Умён! Умё-он. Не для нас, а для вас умён сей Лейбниц. А мы, ленивые да глупые, своим умом хотим жить!
— Вашему гению дивится весь мир!..
— Ладно, ладно! Вы приехали мирить меня с королём Карлом. От мира мы никогда не отказывались. Не для войны — для вечного мира вернули мы от шведов наши древние балтийские вотчины, ибо без моря государство наше чахнет. А с морем готовы честно торговать и жить в добром соседстве. А хотите нас пугать — что ж хорошего? И мы вас станем пугать. А по-нашему, если воевать жестоко, так разумнее всего — с Ивашкой Хмельницким! Сиречь, с Бахусом!

  — Пётр I, переводчик
  •  

Quelle epistola rimette in propri mani del cesare di Roma, imperatoro di Austria! E quelle epistola rimette in Russia, in propri mani dei senatori Russi! — католическому монаху в Неаполе

  — царевич Алексей
  •  

Нет, нет! Не поеду! Так и передай отцу — не поеду на смерть! — Толстому в Неаполе

  — царевич Алексей
  •  

— Всех православных обрили наголо, как котов. Закон Божий учить не велят, учить велят арифметику. Храмы Божьи запустели, купола воронами обгажены!..
— Погляжу я на эти стены — вот она, Россия! Дедовская, истовая, без немецких сосисок.
— И всё без толку делают. Тем и сильна была Россия, что, прикрыв срам лица брадою, аки голубь в святом неведении возносила молитвы. (царевичу Алексею) Дед твой, Алексей Михалыч, был Тишайший, а Украину присоединил и анафеме Стеньке Разину голову отрубил! А мы пятнадцать лет воюем — и всё без толку!

  — поп Филька, князь Буйносов
  •  

— Князь Роман Борисыч?
— Фе… Фе… Федька!
— Вспомнил?
(сладким голоском) Вспоминаю. Конечно! Здравствуй, Федя!
— И я не забыл твои батоги, боярин!
— Какие батоги? Да Господь с тобою!
— А что бил меня за семь рублёв недоимки? А я стоял в твоих сенях на морозе, сняв портки!
— Федя! Так то ради порядку ты стоял! А семь рублёв я тебе давно простил, хи-хи-хи!..
— А я тебе не простил, боярин! Теперь ты сымай портки.

  — Федька, князь Буйносов
  •  

— Царский сын прислал к нам своего боярина купить вас, каза́ки! (казаки показывают фиги) Чтобы вы своими буйными головами подсобили ему царя Петра ссадить, а царём бы поставили его, Алексея, с боярами и попами! А за это он вас пожалует не землёй, не золотом, не красным кафтаном, а пожалует тем, что не велит бить за старые дела! А за новые велит ли бить или нет — того в грамоте не сказано! (весь круг хохочет) Подумайте, каза́ки, что нам ответить боярину?
(наперебой) В Дон его! В воду! В Дон его!

  — Федька, казаки
  •  

Господа́ Сенат! После наших великих побед над шведами европейские государства не токмо презирают, но и ненавидят нас! И тщатся вернуть нас к нашей старой, подлой обыкновенности и государство Всероссийское разделить на малые княжества и воеводства (показывает раскрытую книгу) — вот что хочет с нами сделать Европа! Сын мой, Алексей… хочет того же. Есть свидетельства, что писал он к римскому кесарю, прося во́йска, дабы завоевать себе отчий престол! Кабы сесть царьком в Москве! Господа Сенат, сын мой Алексей ищет войны и государства нашего разорения. В сем страшном деле помогут ему попы да бояре ради тунеядства своего. Сам я не берусь сию болезнь лечить. Вручаю Алексея Петровича вам, Господа Сенат. Судите и приговорите — и быть по сему. — речь Петра I в Сенате

  •  

— Что с тобой? Что, свет ясный? Успокойся, выпей воды!
— Оставь, Катя! Оставь! Да ведь сын мой, сын!.. Плоть от плоти моей!.. А душа — змеи!!! Сколь презрен и жалок есть человек!.. Катя! Душно… (падает на стул)

  — Екатерина, Пётр I
  •  

— Не объявляя нам войны, Англия выслала свой флот в Балтийское море для соединения со враждебным нам шведским флотом! (сенаторы ропщут) Нашей эскадре надлежит неприятеля отыскать и, когда неприятель сыскан будет, его атаковать и, с Божьей помощью, побить. Господа офицеры! Приказ надлежит исполнить, не щадя живота своего!
— Есть исполнить приказ!

  — Пётр I, адмирал
  •  

— Сколько шведских кораблей на горизонте?
— Шестнадцать, сэр Оборн.
— А сколько русских кораблей на горизонте?
— Восемь, сэр Оборн.
— Что же они, намерены драться между собой — шведская эскадра и русская эскадра?
— Как будто бы русские собираются напасть на шведов, сэр Оборн.
— Во всяком случае, нас-то они не втянут в эту драку! Чёрт меня возьми совсем с моими кишками, джентльмены, если я неправ. Что Вы ещё видите там?
— У русских то преимущество, что они стоят на ветре у противника. Шведы же стоят на якоре, едва ли успеют развернуться, сэр Оборн.

  — командующий Оборн, британский офицер
  •  

— Шведский флагман спустил флаг, сэр.
— На шведском флагмане поднят русский флаг, сэр.
— Мы своё дело сделали, джентльмены!. Приказ по эскадре: сняться с якоря, курс вест-норд-вест! Чёрт меня возьми со всеми моими кишками, джентльмены. — после битвы русского и шведского флотов

  — британские офицеры, командующий Оборн
  •  

В сей счастливый день окончания войны Господа Сенат даровал мне звание… Отца Отечества! Суров я был с вами, дети мои — ибо не для себя был суров, но дорога мне была Россия! Моими и вашими трудами увенчали мы наше Отечество славой, и корабли русские плывут уже ко всем гаваням Европы! Не напрасны были наши труды, и поколениям нашим надлежит славу и богатство Отечества беречь и множить! — в день окончания Северной войны

  — Пётр Великий