Русин

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Русин (др.-русск. рѹсинъ) — единственное число мужского рода (женский род обычно русьска) от этнонима русь. Изначально множественным числом было либо русь, либо русьскыи, однако предположительно уже в XVII веке возникает этимологически неверная форма русины, которая и закрепилась в современных славянских языках.

В Великом Княжестве Литовском и Речи Посполитой в XIV—XVIII веках обозначало православного жителя, говорящего на одном из восточнославянских диалектов в противовес полякам-католикам.

В Северо-Восточной Руси и Московском государстве слово русин употреблялось как эндоэтноним вплоть до XVIII века, когда было вытеснено сначала искусственным росс или россиянин, а впоследствии субстантивированным прилагательным русский

С XIX века слово стало обозначать преимущественно жителей Западной Украины под властью Австро-Венгрии.

IX—XII века[править]

Договор Олега с греками 912 из Повести временных лет:

… О семъ, аще кто убиеть крестьяна русинъ, или христьянъ русина, да умреть, идеже аще створить убийство.
… О семь, аще украдет русинъ что любо у крѣстьянина, или пакы христьянинъ у русина, и ятъ будеть в томъ часѣ тать, егда татьбу створит, от погубившаго что любо, аще приготовится татьбу творяй: и убиенъ будеть, да не възыщется смерть его ни от хрестьянъ, ни от руси, но паче убо да възметь свое, иже будеть погубилъ.
… О семь, аще ли кто или русинъ хрѣстьяну или хрестьянъ русину мучения образомъ искусъ творити и насилье явѣ, или възмет что любо дружне, да въспятить троичь.

… Аще полоняникъ обою страну держим есть или от руси, или от грѣкъ, проданъ въ ину страну, оже обрящеться или русинъ или грѣчинъ, да искупять и възвратять искупленое лице въ свою страну, и възмуть цѣну его купящии, или мниться въ куплю над нь челядиная цѣна.

Договор Игоря с греками 945 из Повести временных лет:

… Аще ли ключится украсти русину от грѣкъ что, или грѣчину от руси, достойно есть, да възвратит е не точью едино, но и цѣну его.
… И аще убьеть крестьянинъ русина, да дѣржимъ будеть створивый убиство от ближнихъ убьенаго, да убьють ̀и.
… Или аще ударит мечемъ, или копьемъ, или кацемъ инымъ съсудом русинъ грѣчина, или грѣчинъ русина, да того дѣля грѣха заплатить серебра литръ 5 по закону рускому.

В 1189—1199 году, Ярослав Владимирович, князь новгородский, в грамоте немецким послам, от лица всех новгородцев, устанавливает правила взаимоотношения Варягов и Русских людей:

… Оже тяжа родится бес крови, снидутся послуси, Русь и Немци, то вергуть жеребее, кому ся выимьть, роте шедъ, свою правду възмуть. Оже емати скотъ Варягу на Русине или Русину на Варязе, а ся его заприть, то 12 мужь послухы: идеть роте, възметь свое.

Текст договора

Великорусские источники XIII—XVII веков[править]

В Суздальской летописи по Лаврентьевскому списку о татарских зверствах в Курской и Воронежской волости под 1263 годом:

И начаша бесурмене вязати головы боярскые к тороко(м), а рукы вкладоша в судно, вставиша на сани Чернысе Русину и поидоша от Ворогла…

Смоленская торговая Правда (1229)[1]:

Бог того не даи, оже разбои [по] грехомь пригодиться межи Немци и межи Руси, что за что платити, абы мир неразрушон, абя Русину и Немчичю любо было

… Русину не звати Латина на поле бится у Русской земли, а Латинину не звати Русина на поле битося у Ризе и на Готском березе.

Всего в Смоленской Правде слово русин встречается 35 раз.

Проект договора Смоленска с немцами (1239)[2][1]:

Или Русьскыи гъсть свои тъварь дасть в дългъ в Ризе или на Гътьскомъ бере(зе) Немьчичю, а нъ дъдълженъ будеть инемъ, Русьскому же гъстьи напереде възяти. Или Немьчьскыи гъсть въ дългъ дасть Смоленьске свои тъваръ Русину, аче дълженъ будеть инемъ, Немечьскому гъстьи напереде 133 възати.
…. Немьчичю же не льзе позвати на поле Русина битъ ся въ Ризе и на Гътьскомь березе, Русину же не льзе позвати Немьчича на поле битъся Смоленьске.

В проекте слово русин употребляется 7 раз.

Житие Стефана Пермского (приблиз. конец XIV-начало XV в.)[3]:

Сий преподобный отецъ нашъ Стефан бѣ убо родом русинъ, от языка словеньска, от страны полунощныя, глаголемыя Двиньскиа, от града, нарицаемаго Устьюга…
… Но кудесникъ, часто приходя, — овогда убо втаю, овогда же яве — развращаше новокрещеныя люди, глаголя: "… Мене слушайте, а не слушайте Стефана, иже новопришедшаго от Москвы… Лѣпо вы есть мене слушати паче: аз бо есмъ вашъ давной учитель, и подобаше вамъ мене послушати, старца суща и вам аки отца, паче, нежели оного русина (то есть Стефана), паче же москвитина (москвича), и млада суща пред мною врьстою телесною и малолѣтна, уна суща возрастом, лѣты же предо мною яко сына и яко внука мнѣ.

Сказание о Мамаевом побоище (1-ая четв. XV в.)[4]:

Мнозии же уязвении наши, и тѣ помагаху, сѣкуще поганых без милости: единъ русинъ сто поганых гонить.

Договорная грамота литовского великого князя Казимира с Псковом (30 декабря 1440 г.)[5]:

Што жъ послу изъ нашее земли, из Литовъское, и гостю, — или ляхъ, или русинъ, или полочанинъ, или витблянинъ и смолнянинъ, — тымъ путь чыстъ изо всее моее отчыны въ Псковскую землю.

Хожение Афанасия Никитина, тверского купца (1468—1474)[6]:

А в том в Чюнерѣ ханъ у меня взял жеребца, а увѣдал, что яз не бесерменянин — русинъ.

Летописная повесть о Куликовской битве (XVI в.)[7]:

И паде труп на трупѣ, паде тѣло татарское на телеси христианскомъ; индеже видѣти бяше русинъ за татарином ганяшеся, а татаринъ русина стигаше.

Письмо Ивану Грозному от бия Большой Ногайской Орды Исмаила, где он жалуется, что от него отвернулись все родственники из-за его прорусской ориентации (сер. XVI в.)[8]:

Отец и брат мне был старейшей Юсуф князь, и от тово [т.е. от Юсуфа] тебя для отстал есми, и от племени есми отстал тебя же для, и от сынов своих отстал тебя ж для. А молвили мне: ты деи будешь русин! — да потому от меня отстали. Учинил еси меня в укоре недругом моим.

Подпись к Житию Антония Сийского, написанного царевичем Иваном, сыном Ивана Грозного (1579 г.)[9]:

Списано бысть сие многогрешным Иоанном русином, родом от племени варяжска, колена Августова кесаря Римскаго, в лето 7087 (1579), в царство благочестиваго государя благословению Антония, преосвященнаго митрополита всеа России, и при благоверных царевичех Иване и Феодоре Ивановичех.
либо: Преписано бысть сие…многогрешным Иваном во второе на первом писатели, колена Августова, от племени варяжскаго, родом русина, близь восточныя страны, меж предел словеньскых, и варяжских, и агаряньскых, иже нарицается Русь по реке Русе.

Повесть о Тимофее Владимирском(XVII в.)[10]:

Тогда же по случаю бѣжа плѣнникъ ис Казани, некий отрок, русинъ, и, западше, лежаще, утаяся в дубровѣ, по страну путя того, ждущий, докуду минетъ весь полкъ татарский, чтобы востати от места того и паки бы побѣжать, не блюдяся, к Руси. И егда отрокъ слыша поюща стихь, и, воставъ от лежания своего, и мнѣвъ поюща его стихь быти русина, не бояся, радостен изыде оттуду, и потече из дубровы на путь свой, и явися тому, окаянному варвару, прежде бывшему попу. Он же, видя отрока ярыма своима очима звѣриныма, и похватив мечь нагъ, и хотѣ отроку главу отсѣщи. Пленник же паде на землю з горкими слезами, милости прося у него, чтобы не убиенъ былъ от него. И сказа ему о себѣ, яко «Плѣнникъ есмь, русинъ, бѣжа ис Казани на Русь, и слышах тебя, по-руски поюща великий стихь Богоматере, еже любезнейши есть той стихь всѣх стиховъ Богородичных, и у нас его на Руси честно поють, славяще Пресвятую Богородицу, молитвенницу и заступницу нашу, и чаяхъ тебя русина быти и явихся, господине, лицу твоему, не бояся!»

Казанская история (60-ые гг. XVII в.)[11]:

И бияхуся с русию, выѣзжая по седьмь дней, не дадяху руси ко граду приступовъ чинити. Рустей же силе велице суще и всегда казанцев прогоняху, биюще: на единаго бо казанца сто русинов, а на два двѣсте.
… И много сѣкшеся казанцы, и многих от вой руских убивше, и сами ту же умроша, храбрыя, похвално на земли своей. Како бо можаху битися казанцы с такими рускими силами многими, яко быти на единаго казанца русинов 50!
… Воин же той русинъ остави то все в мечети грабити и тече к дружине своей и повѣда имъ о цари, с ними же и поскочи на царя, а иныя на жены устремишася.
… И воина же русина, приведшаго царя, и други его, сребром и златом ис казны своея понемалу одаривъ и свѣтлая портища подавъ имъ, и паки отпусти их на сѣчю казанцевъ. И радостно потече з друзи своими, вземше корысть добычи своея от самодержцевы казны.

Тоннис Фенне, Русский разговорник (1607):

… Здѣ яз божиею помочию почину писат кую рѣце как надобъ немьчину с русиномь порускы говорит от домовьню дѣле и всяких дѣлех говоря. Б(ог)ъ даи мнѣ здараво ѣхат на рускую землю да рускому языку на учитса. Да похватит да здараво опят отѣхат на свою нѣметскую землю коли г(оспо)ду б(ог)у любо.
… Яз почину здѣ писат как надобь немчину с русином торговат, товар купит или менят товар против товару, коли г(оспо)ду б(ог)у любо.
… Здѣ яз божиею помочию почину писать рускую пословицою какъ русины всвоим речи влодятъ.
… нѣмцин, русин, мусквитин, летвин, татарин, новагродец, псковитин, латиш, тюрчяник, жидовин, свѣски
… нѣмчин, русин, жидовин

… руская земля

Украинские и белорусские источники XVI—XIX веков[править]

Фрагмент думы XVII века «Поход на Молдавию»:[1]:

Ей Іване Потоцький, королю польський. Ти ж бо то на славній Україні п’єш, гуляєш, А об моїй ти пригоді нічого не знаєш, Що ж то ваш гетьман Хмельницький Русин,

Всю мою землю волоську обрушив …

В 1620 году черкасский подстароста, князь Семен Иванович Лыко так прокомментировал королевский судебный иск, написанный ему по-польски[2]:

…то страхи на ляхи, а я-м русин. Видает король его мл., ж-ем русин, а позви мини по полску шлеть.

Ян Казимир Пашкевич писал своём «вирше» в 1621 году[3].

Полска квитнет лациною,
Литва квитнет русчизною:
Без той в Полщє не пребудеш,
Без сей в Литвє блазном будеш.
Той Латиа єзик даєт,
Та без Руси не вытрваєт.
Ведзь же юж Русь, иж тва хвала
По всєм свєтє юж дойзрала,
Весели ж се ты, русине,
Тва слава никгды не загине.

Ласлов Чопей, из предисловия к «Русько-мадярскому словарю» (1883):

Кто знае нашого русина у Мадярскòй краинѣ, тотъ знае и то, што вòнъ себе русиномъ, руснакомъ и руснякомъ называе, а российского чоловѣка никда не говоритъ, ги за русина, ги за свого, ай ги за маскаля. У Галицѣи простый народъ и векша часть образованыхъ лемъ себе держить за русина, а не российскихъ. У 1881. роцѣ российская газета „С.-Петербургскія Вѣдомости“ (203. число) помѣстила кореспонденцию, у котрòвъ алемъ што говорить галичанинъ российскому чоловѣку:

— „Вы не русскій!“ — Навѣрное, говорю, русскій. — Вы изъ Россіи? — Изъ Россіи. — Ну, вотъ и значить россіянинъ, а не русскій. Русскіе это только мы, здѣсь, въ Галиціи… Вы и говорите не по-русски, а пороссійски… Нашего языка не знаете…

Изъ вышше сказаныхъ видно, што и филологъ, и историкъ, и самъ народъ, на руськòвъ сторонѣ стоять.

Примечания[править]