Семь невест ефрейтора Збруева

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Семь невест ефрейтора Збруева» — советский комедийный кинофильм 1970 года.

Цитаты[править]

  •  

— Дорогие девушки, добро пожаловать в наш город! В нашем городе нужны: прядильщицы! мотальщицы! крутильщицы! тростильщицы! аппретурщицы! правильщицы! красильщицы! отбельщицы! шовельщицы! и каландровщицы! Обращайтесь в отдел кадров! — (радиообъявление на вокзале Краснопрядска)


  •  — Товарищ Листопад!

— Что случилось?
— Готовы к освоению необжитых просторов Сибири!
— Сегодня же выходной.
(диалог Збруева и Листопад)


  •  — Что, у тебя вроде бы как смотр проходит?

— Почему? В каком смысле? Ну что ты…
— Ну,.. еще на одну посмотрел — теперь дальше поезжай.
— О чем ты говоришь? Ты думаешь, что нибудь было? Да, что ты?! Ну ты сама посуди: если было бы что нибудь стоящее — неужели я бы поперся к тебе за пять тысяч километров?
(диалог Оленёвой и Збруева)


  •  — Так вот, мне нужно подарить цветы, а девушка вроде бы знакомая, а с другой стороны совсем незнакомая. То какие цветы дарить: белые или красные?

— Подарите розовые.
(Диалог Збруева и Проводницы)


  •  — Солдаты шилом бреются, солдаты дымом греются.
    (Лукьянов)


  •  — Газеты, журналы, папиросы, кубинские сигары сорок копеек штука.
     — Одну минуту, девушка.
     — Да?
     — А журнала «Умелый воин» за июнь прошлого года у вас нет?
     — Нет, старье не держим.
     — Зря. Сигару! Сдачи не надо!
     — Демобилизованный? Держи гривенник, пригодится.
     — На что это вы намекаете? (продавщица в вагоне — Збруев)


  •  (пьяница направляет на Збруева пистолет. Збруев молниеносно скручивает его и обезоруживает)
    — Да ты что, сдурел, что ли? Я тебе зажигалку предлагаю. Купи, безвыходное положение.
     — А сколько стоит?
     — Четыре рубля. Ну с тебя, как с солдата, скидка. Три шестьдесят две[1]. (пьяница — Збруев)


  •  — Извините, пожалуйста. А вы бы не могли мне в ванной душ поставить?
     — Конечно! с удовольствием! Пожалуйста!
     — Ой, как хорошо. А то, вы знаете, я в Буэнос-Айресе была, а водопроводчик без меня приходил.
     — Да, в Латинской Америке сейчас сложно. Вот свергли президента Белаунде Терри. И правильно. Подержите, пожалуйста, перпендикулярно. Обещал национализировать «Петролеум компани». И не сделал. (Дроздова — Збруев)


  •  — А вы…
     — Костя.
     — …Костя, сами откуда?
     — Да так. Из одного населенного пункта.
     — Из какого?
     — Да даже странно. Люди там живут как люди, а называется… Гуняево.
     — Как?!
     — Гуняево! Вот видите, вы тоже смеетесь.
     — Нет, почему же. Наша деревня вообще Малые Cквозняки. (Дроздова — Збруев)


  •  — Да, жаль.
     — Кого?
     — Да вот пишут, что человеку пересадили женское сердце.
     — Ну и что?
     — Три дня прожил, скончался.
     — Понятно.
     — И все таки я верю в успех. Не сегодня, так завтра. Наука идет вперед! Вот компьютер — деликатнейшие вопросы решает. Вот был я недавно в Румынии. Так как, берут данные женихов, невест… закладывают данные в машину, и если перфокарты сходятся… пожалуйста, во дворец бракосочетания.
     — А как же любовь?
     — Ну, бывает, обстоятельства поджимают. Не до того. Дипломату, скажем, без жены нельзя. Священнослужителю тоже.
     — А вы дипломат?
     — Нет, я священнослужитель. (священник — Збруев)


  •  

Збруев. Значит, вам обязательно нужно жениться?
Священник. Вот представьте, надо. Окончил семинарию, могу распределиться в хороший приход. А холостому не дают, закостенелая традиция.
Збруев. Есть для вас кандидатура. Во будет попадья! Живет как раз напротив монастыря. Хозяйственная, чистоплотная… и внешние данные имеются. Посмотрите!
Священник. Нехорошо смеяться над чувствами верующих, молодой человек.
Збруев. Да я ведь…
Священник. У вас свои традиции, у нас свои.
Збруев. Я серьезно!
Священник. А как с нравственностью?
Збруев. Железно!
Священник. Разрешите взглянуть еще разок.


  •  — А вот поп
     — Священнослужитель.
     — Да. Это звание или должность?
     — Ну, ежели без прихода, то одно звание.
     — А какое, если перевести на армию?
     — Ну как вам сказать, примерно капитан. (Збруев — священник)


  •  

— Смотри, какая девушка! Красавица, общественный деятель, Верхнегорск, молодежная стройка!
— О, это нам не подходит, там прихода нет.
— Эх, ты, материалист. Ну причем тут приход?! — (Збруев — священник)


  •  

— Ну, чао. Прощай, сектант!
— Священнослужитель!
— Да! — (Збруев — священник)


  •  — Хабибулин, проснись! Извини, скажи, тебе какой тип женщин нравится? Чтобы плов хорошо варила и полы у тебя в юрте блестели… или такую, чтобы завод строила… массы за собой вела, а? Если к тому же она красивая. Ну, так какую?
     — А у которой плов, тоже красивая?
     — Красивая.
     — Которая плов.
     — Нет, Хабибулин. Не пловом единым жив человек. Извини. (Збруев — Хабибулин)


  •  — Слушай, товарищ довези до Оленёво. А я тебе ремень подарю. Отличный, кожаный, а?!
     — Ремень-то казенный?
     — Я демобилизованный.
     — А может, дезертир. У демобилизованных деньги есть.
     — Да ты что? Да были у меня деньги, но так вышло… понимаешь, ни рубля не осталось. Потратил все.
     — Куда потратил?
     — На строительство Верхнегорского комбината. (Збруев — шофер)


  •  — …Понимаете, товарищ капитан, у меня шесть невест… но я к этому легкомысленно отнесся! Первую я проехал… вторую недооценил… а себя переоценил! А главное, шестая! Любовь — не вздохи на скамейках, верно? Вы меня понимаете?!
     — Ефрейтор, уберите голову и вылетайте согласно предписания. Следующий! (Збруев — военный комендант аэропорта)


  •  — А места у нас тут, прямо Левитан! Икру ложками едим. (Лукьянов)

Примечания[править]

  1. Цена бутылки водки после подорожания в конце 60-х годов.