Смерть коммивояжёра (пьеса)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Смерть коммивояжёра» (англ. Death of a Salesman) — пьеса американского писателя Артура Миллера, написанная в 1949 году. Считается самым знаковым произведением автора, удостоена Пулитцеровской премии, нескольких премий «Тони» и «Драма Деск» за театральную постановку. Дебютировала на Бродвее в феврале 1949 года; с тех пор было дано 742 спектакля и четыре возрождённых постановки.

Цитаты[править]

  •  

Вилли: Только подумай: работаешь, всю жизнь работаешь, чтобы выплатить за дом. А когда он наконец твой, в нем некому больше жить.

 

Willy: Figure it out. Work a lifetime to pay off a house. You finally own it, and there’s nobody to live in it.

  •  

Вилли: Вот что нас губит! Население все время растет. Сумасшедшая конкуренция! Дышишь только вонью чужого жилья.

 

Willy: That’s what’s ruining this country! Population is getting out of control. The competition is maddening! Smell the stink from that apartment house!

  •  

Биф: А почем я знаю, Хэп, на что человек должен рассчитывать? Почем я знаю, чего мне, собственно говоря, добиваться?
Хэппи: То есть как это так?
Биф: Да очень просто. После школы я шесть или семь лет пытался выбиться в люди… Транспортный агент, коммивояжер, приказчик… Собачья жизнь. Лезешь душным утром в подземку… Тратишь лучшие годы на то, чтобы с товаром все было в порядке, висишь на телефоне, продаешь, покупаешь… Мучаешься пятьдесят недель в году, чтобы получить несчастные две недели отпуска. А что тебе нужно? Скинуть с себя все и выйти на вольный воздух. Но ты постоянно ловчишь, как бы обойти, обскакать другого… Для чего? Чего ты добьешься?

 

Biff: I tell ya, Hap, I don’t know what the future is. I don’t know — what I’m supposed to want.
Happy: What do you mean?
Biff: Well, I spent six or seven years after high school trying to work myself up. Shipping clerk, salesman, business of one kind or another. And it’s a measly manner of existence. To get on that subway on the hot mornings in summer. To devote your whole life to keeping stock, or making phone calls, or selling or buying. To suffer fifty weeks of the year for the sake of a twoweek vacation, when all you really desire is to be outdoors, with your shirt off. And always to have to get ahead of the next fella. And still — that’s how you build a future.

  •  

Биф: До чего же хорошо смотреть на кобылиц с их детенышами, разве есть на свете что-нибудь красивее!

 

Biff: There’s nothing more inspiring or — beautiful than the sight of a mare and a new colt

  •  

Биф: Всю жизнь я хотел одного: не жить зря. А, вернувшись сюда, понимаю, что жизнь моя прошла мимо, попусту.

 

Biff: I’ve always made a point of not wasting my life, and everytime I come back here I know that all I’ve done is to waste my life.

  •  

Хэппи: Убей меня бог, если я понимаю, для чего я работаю. Иногда вот сидишь у себя дома, один, и думаешь: сколько же денег швыряешь ты на квартиру! С ума сойти можно! Но ведь я всю жизнь этого и добивался: собственной квартиры, машины и женщины, вдоволь женщин. Да пропади они пропадом: все равно одинок, как пес!

 

Happy: I don’t know what the hell I’m workin’ for. Sometimes I sit in my apartment — all alone. And I think of the rent I’m paying. And it’s crazy. But then, it’s what I always wanted. My own apartment, a car, and plenty of women. And still, goddammit, I’m lonely.

  •  

Хэппи: Понимаешь, Биф, все тут такие двуличные, что уж ни во что не веришь…

 

Happy: See, Biff, everybody around me is so false that I’m constantly lowering my ideals…

  •  

Биф: Беда в том, что нас не приучали хапать деньги. Я этого делать не умею.

 

Biff: The trouble is we weren’t brought up to grub for money. I don’t know how to do it.

  •  

Хэппи: У меня их сколько душе угодно. Когда становится уж совсем тошно жить… Жаль только, что эта возня так похожа на игру в кегли. Сбиваешь одну за другой, а на душе пусто.

 

Happy: I get that any time I want, Biff. Whenever I feel disgusted. The only trouble is, it gets like bowling or something. I
just keep knockin’ them over and it doesn’t mean anything.

  •  

Биф: Будь у меня ранчо, я мог бы делать то, что мне нравится, стать человеком.

 

Biff: With a ranch I could do the work I like and still be something.

  •  

Вилли: Будь осторожней с девчонками, Биф. В этом вся соль. Ничего им не обещай. Никаких обязательств, слышишь? Они всегда верят всему, что им говорят, а ты слишком молод, чтобы разговаривать с ними всерьёз.

 

Willy: Just wanna be careful with those girls, Biff, that’s all. Don’t make any promises. No promises of any kind. Because a girl, y’know, they always believewhat you tell ‘em, and you’re very young, Biff, you’re too young to be talking seriously to girls.

  •  

Вилли: В деловом мире главное — внешность, личное обаяние, в этом залог успеха. Если у вас есть обаяние, вы ни в чем не будете нуждаться.

 

Willy: Because the man who makes an appearance in the business world, the man who creates personal interest, is the man who gets ahead. Be liked and you will never want.

  •  

Вилли: Жизнь так коротка, едва успеешь отпустить пару шуток, и крышка.

 

Willy: Well, I figure, what the hell, life is short, a couple of jokes. (To himself.) I joke too much.

  •  

Бен: В моём распоряжении всего несколько минут.

 

Ben: I only have a few minutes.

  •  

Бен: Никогда не дерись честно с незнакомым противником, мальчик. Не то ты не выберешься из джунглей.

 

Ben: Never fight fair with a stranger, boy. You’ll never get out of the jungle that way.

  •  

Чарли: Такими бесстрашными ребятами полны тюрьмы.
Бен: Но и биржа тоже!

 

Charley: Willy, the jails are full of fearless characters.
Ben: And the stock exchange, friend!

  •  

Вилли: отец уехал, когда я был еще ребёнком, и я не мог ни разу с ним поговорить. А я все еще чувствую себя в жизни… как бы это выразиться… вроде временного постояльца…

 

Willy: Dad left when I was such a baby and I never had a chance to talk to him and I still feel — kind of temporary about myself.

  •  

Бен: (многозначительно подчеркивая каждое слово, с какой-то злой удалью). Вильям, когда я вошел в джунгли, мне было всего семнадцать лет. А когда я оттуда вышел, мне едва исполнилось двадцать один. Но, видит бог, я уже был богат!

 

Ben: (giving great weight to each word, and with a certain vicious audacity): William, when I walked into the jungle, I was seventeen. When I walked out I was twenty-one. And, by God, I was rich!

  •  

Биф: Многим людям бывало куда хуже, чем Вилли Ломену. Уж ты мне поверь, я их видел.

 

Biff: People are worse off than Willy Loman. Believe me, I’ve seen them!

  •  

Биф: Я знаю, какой он обманщик, а он не любит, когда это знают.

 

Biff: I know he’s a fake and he doesn’t like anybody around who knows!

  •  

Хэппи: У тебя ничего не выходило с коммерцией, потому что ты не очень старался нравиться людям.

 

Happy: The trouble with you in business was you never tried to please people.

  •  

Хэппи: Никто не поручит ответственного поста человеку, который свистит в лифте!

 

Happy: You don’t raise a guy to a responsible job who whistles in the elevator!

  •  

Хэппи: Мне очень неприятно тебе это говорить, Биф, но в коммерческом мире думают, что ты ненормальный.

 

Happy: I’ll tell you something that I hate so say, Biff, but in the business world some of them think you’re crazy.

  •  

Биф: Нам бы класть цемент где-нибудь на воле или… или плотничать. Плотник имеет право свистеть!

 

Biff: We should be mixing cement on some open plain or — or carpenters. A carpenter is allowed to whistle!

  •  

Вилли: Людям нравятся остряки, но никто не дает им в кредит.

 

Willy: Everybody likes a kidder, but nobody lends him money.

  •  

Вилли: И не божись! Это несолидно. Человек, который просит пятнадцать тысяч долларов, не божится!

 

Willy: And don’t say «Gee». «Gee» is a boy’s word. A man walking in for fifteen thousand dollars does not say «Gee!»

  •  

Вилли: Все, что мне надо, — это немножко досок и душевный покой.

 

Willy: All I’d need would be a little lumber and some peace of mind.

  •  

Вилли: Раз в жизни я хотел бы получить в собственность вещь, прежде чем она сломается! Вечно я состязаюсь с мусорной свалкой: только успеешь выплатить за машину, а она уже на последнем издыхании. Холодильник пожирает запасные части, как бешеный. Они нарочно так делают свои товары: когда вы за вещь наконец выплатили, она уже никуда не годится.

 

Willy: Once in my life I would like to own something outright before it’s broken! I’m always in a race with the junkyard! I just finished paying for the car and it’s on its last legs. The refrigerator consumes belts like a goddam maniac. They time those things. They time them so when you finally paid for them, they’re used up.

  •  

Вилли: Ну что ж, это большое дело. Двадцать пять лет выплачивать по закладной…
Линда: Большое достижение…

 

Willy: Well, that’s a great thing. To weather a twenty-five year mortgage is…
Linda: It’s an accomplishment.

  •  

Говард: Неужели у вас в машине нет радио?
Вилли: Есть, но кому придет в голову его включать?

 

Howard: Don’t you have a radio in the car?
Willy: Well, yeah, but who ever thinks of turning it on?

  •  

Вилли: А когда он умер — а умер он, между прочим, смертью настоящего коммивояжера: в зеленых бархатных шлепанцах, сидя в вагоне для курящих на линии Нью-Йорк — Нью-Хейвен — Харфорд, по пути в Бостон, — когда он умер, на его похороны съехались сотни коммивояжеров и покупателей. Во многих поездах в тот день можно было видеть опечаленные лица.

 

Willy: When he died — and by the way he died the death of a salesman, in his green velvet slippers in the smoker of the New York, New Haven and Hartford, going into Boston — when he died, hundreds of salesmen and buyers were at his funeral. Things were sad on a lotta trains for months after that.

  •  

Вилли: Вы меня выжали, как лимон, и хотите выбросить кожуру на помойку? Но человек не лимон!

 

Willy: You can’t eat the orange and throw the peel away — a man is not a piece of fruit!

  •  

Бен: За твоим порогом лежат новые земли, Вильям. Брось свои города — здесь одна болтовня, платежи в рассрочку, судебные тяжбы… Сожми кулаки, и там, вдалеке, ты добьешься богатства.

 

Ben: You’ve a new continent at your doorstep, William. Get out of these cities, they’re full of talk and time payments and courts of law. Screw on your fists and you can fight for a fortune up there.

  •  

Вилли: Разве такого парня что-нибудь, остановит? А почему? Потому что дело не в том, что ты есть, дело в твоей улыбке, в обаянии, в личных связях. Все богатства Аляски переходят из рук в руки за обеденным столом в отеле «Коммодор». В этом удивительная особенность нашей страны, ее чудо. Человек у нас может заработать алмазные россыпи, если у него есть обаяние!

 

Willy: And from there the sky’s the limit, because it’s not what you do, Ben. It’s who you know and the smile on your face! It’s contacts, Ben, contacts! The whole wealth of Alaska passes over the lunch table at the Commodore Hotel, and that’s the wonder, the wonder of this country, that a man can end with diamonds here on the basis of being liked!

  •  

Вилли: Дженни, Дженни, рад вас видеть! Как вы тут? Все еще здесь работаете или уже ведете честную жизнь?

 

Willy: Jenny, Jenny, good to see you. How’re ya? Workin’? Or still honest?

  •  

Бернард: Но бывает и так, Вилли, что человеку лучше уйти.
Вилли: Уйти?
Бернард: Вот именно, уйти.
Вилли: А если человек не может уйти?
Бернард (секунду помолчав): Вот тогда по-настоящему плохо.

 

Bernard: But sometimes, Willy, it’s better for a man just to walk away.
Willy: Walk away?
Bernard: That’s right.
Willy: But if you can’t walk away?
Bernard (after a slight pause): I guess that’s when it’s tough.

  •  

Вилли: И ты ведь никогда его ничему не учил. Ты им совсем не интересовался.
Чарли: Счастье мое в том, что я никогда ничем не интересовался.

 

Willy: And you never told him what to do, did you? You never took any interest in him.
Charley: My salvation is that I never took any interest in anything.

  •  

Чарли: Ну хорошо, ты крестил его, но разве ты это можешь продать? Единственное, что ценится в нашем мире, — это то, что можно продать. Смешно, ты всю жизнь торгуешь, а этого еще не понял.
Вилли: Я всегда старался думать, что у нас дело обстоит иначе. Мне казалось, что если человек производит хорошее впечатление, если он нравится людям, тогда ему нечего бояться…
Чарли: А к чему это — нравиться людям! Разве Джон Пирпонт Морган кому-нибудь нравится? Разве он производит приятное впечатление? В бане ты, наверно, принял бы его за мясника. Однако, когда при нем его карманы, он всем кажется таким симпатичным!

 

Charley: Willy, when’re you gonna realize that them things don’t mean anything? You named him Howard, but you can’t sell that. The only thing you got in this world is what you can sell. And the funny thing is that you’re a salesman, and you don’t know that.
Willy: I’ve always tried to think otherwise, I guess. I always felt that if a man was impressive, and well liked, that nothing… Charley: Why must everybody like you? Who liked J. P. Morgan? Was he impressive? In a Turkish bath he’d look like a butcher. But with his pockets on he was very well liked.

  •  

Вилли: (подразумевая выплату по страховому полису) Смешно, не правда ли? Ездишь всю жизнь, ездишь, столько исколесишь дорог, столько обобьешь порогов, а, в конце концов, мертвый ты стоишь больше, чем живой.

 

Willy: Funny, y’know? After all the highways, and the trains, and the appointments, and the years, you end up worth more dead than alive.

  •  

Стенли: Многие наши клиенты не любят, когда кругом пусто; раз уж они вышли в люди, надо, чтобы вокруг все кружилось, им ведь до смерти надоело сидеть в своей берлоге.

 

Stanley: There’s a lotta people they don’t like it private, because when they go out they like to see a lotta action around them because they’re sick and tired to stay in the house by theirself.

  •  

Хэппи: Он лишь тогда бывает счастлив, когда на что-то надеется.

 

Happy: Dad is never so happy as when he’s looking forward to something!

  •  

Вилли: Ты не хочешь стать человеком, вот в чем дело.

 

Willy: You don’t want to be anything, is that what’s behind it?

  •  

Вилли: Тогда я пойду поскорее. Мне непременно нужны семена. (Идет направо.) Мне нужно сейчас же купить семена. Ничего еще не посажено. Земля моя совершенно бесплодна…

 

Willy: Oh, I’d better hurry. I’ve got to get some seeds. (He starts off to the right.) I’ve got to get some seeds, right away. Nothing’s planted. I don’t have a thing in the ground.

  •  

Бен (о самоубийстве): Такие вещи принято называть трусостью, Вилли.

 

Ben: It’s called a cowardly thing, William.

  •  

Вилли: Ну почему, почему я ничего не могу ему дать? Чтобы он меня не ненавидел…

 

Willy: Why, why can’t I give him something and not have him hate me?

  •  

Вилли: Ты загубил свою жизнь мне назло!

 

Willy: You cut down your life for spite!

  •  

Биф: Я тебя ни в чем не обвиняю!

 

Вилли: Я за тебя не несу ответа!

  •  

Биф: Я так и не мог ничему научиться, потому что всю жизнь ты заставлял меня пыжиться. Я пыжился, пыжился, и мне не по чину было учиться у кого бы то ни было! Кто в этом виноват?

 

Biff: And I never got anywhere because you blew me so full of hot air I could never stand taking orders from anybody! That’s whose fault it is!

  •  

Биф: Сегодня, держа в руке это перо, я пробежал одиннадцать этажей. И вдруг остановился, слышишь? В самом сердце большого конторского здания, слышишь? Я остановился посреди этого здания и увидел: небо! Я увидел то, что люблю в этом мире. Работу. Пищу, отдых, чтобы посидеть и покурить на воле. Я поглядел на перо и сказал себе: на кой черт сдалось тебе это перо, зачем ты его схватил? Зачем ты стараешься стать тем, чем не хочешь быть? Что ты делаешь в этой конторе, превращая себя в униженного и глупого просителя? Все, что тебе надо, ждет тебя там, стоит тебе лишь признаться, кто ты есть на самом деле.

 

Biff: I ran down eleven flights with a pen in my hand today. And suddenly I stopped, you hear me? And in the middle of that office building, do you hear this? I stopped in the middle of that building and I saw — the sky. I saw the things that I love in this world. The work and the food and time to sit and smoke. And I looked at the pen and said to myself, what the hell am I grabbing this for? Why am I trying to become what I don’t want to be? What am I doing in an office, making a contemptuous, begging fool of myself, when all I want is out there, waiting for me the minute I say I know who I am!

  •  

Бен: Нужно быть сильным человеком, чтобы победить джунгли.

 

Ben: And it does take a great kind of a man to crack the jungle.

  •  

Бен: Чтобы добыть алмазы, надо войти в джунгли!

 

Ben: One must go in to fetch a diamond out.

  •  

Бен: В джунглях темно, но там горят алмазы, Вилли.

 

Ben: The jungle is dark but full of diamonds, Willy.

  •  

Чарли: Нет такого человека на свете, кому хватило бы маленького жалования.

 

Charley: No man only needs a little salary.

  •  

Биф: Он так и не понял, что он собой представляет.

 

Biff: He never knew who he was.